17.03.2015, 00:47
Шойгу зачистит Арктику от диверсантов
Шойгу зачистит Арктику от диверсантовМеждународная военная политика
На Крайнем Севере начались первые учения новой арктической группировки войск.

В Арктике начались первые в истории учения новой группы войск, созданной в сентябре 2014 года. По сценарию учений, их задача — парировать угрозы, возникающие в Арктике, в том числе отражать нападение диверсантов, а также усиливать группировку сил на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа. Однако эксперты сомневаются в адекватности этих задач реально существующей ситуации.

В Мурманской области начались внезапные учения оперативно-стратегического командования «Север», созданного для отражения военных угроз в Арктике. В 8 утра в понедельник по команде верховного главнокомандующего в полной боевой готовности были подняты подразделения Северного флота, Западного военного округа, ВДВ, ВКО и пограничной службы ФСБ.

Учения должны показать, насколько новая структура, которую возглавил командующий Северным флотом Владимир Королев, готова к боевому дежурству.

Оперативно-стратегическое командование «Север» образовано на базе Северного флота и стало фактически пятым военным округом. В его состав переданы все силы и средства Северного флота, часть подразделений Восточного и Центрального военных округов.

Для специальных операций создаются две арктические бригады спецназначения, которые будут комплектоваться особой техникой (в частности, снегоходами) и сверхутепленной формой.

Минобороны сообщает, что сейчас к внезапной проверке боеготовности привлечены 38 тыс. военнослужащих, 3360 единиц военной техники, 41 боевой корабль, 15 подводных лодок, 110 самолетов и вертолетов.

По данным министра обороны Сергея Шойгу, главная задача учений — проверить готовность новой группировки войск, созданной на базе Северного флота, к выполнению боевых задач в Арктике. Для этого обозначены следующие учебные задачи: «отработать вопросы усиления группировки войск на островах Новая Земля и Земля Франца-Иосифа» (количество не сообщается), «перегруппировка войск специального назначения на большие расстояния» (количество перебрасываемых сил и расстояние также не сообщается); «защита государственной границы РФ в воздухе и на море»; «прикрытие участков государственной границы на суше в условиях Крайнего Севера»; «развертывание системы всестороннего обеспечения межвидовой группировки войск» и, наконец, «поражение группировки военно-морских сил условного противника и борьбы с его диверсионно-разведывательными группами».

После 21 марта, по словам Шойгу, начнутся стрельбы на полигонах. При этом будут оцениваться возможности армии по наращиванию сил Северного флота подразделениями «из центральных регионов России».

«Новые вызовы и угрозы военной безопасности требуют дальнейшего повышения боевых возможностей Вооруженных сил и особого внимания за состоянием вновь сформированного стратегического объединения на северном направлении», — заявил глава военного ведомства.

«Учения нужны для того, чтобы проверить способность нового стратегического командования «Север» управлять силами и средствами, которыми оно располагает в Арктике, — объясняет директор Центра анализа мировой торговли оружием, экс-председатель Общественного совета Минобороны Игорь Коротченко. — Это принципиально новое стратегическое командование, и важно понимать, насколько успешно оно может справляться с поставленными задачами, то есть насколько штабные офицеры способны действовать в случае внезапного начала войны во всех средах — и под водой, и в воздухе, и на суше. Сегодня страны НАТО активно развивают свои военные возможности, поэтому Россия должна понимать, как она может парировать те или иные угрозы».

В свою очередь, академик Алексей Арбатов, оценивая задачи арктических учений, отметил, что таких угроз, которые парируют российские военные, в Арктике просто еще нет.

«Страны НАТО, конечно, обладают диверсионными группами, только непонятно, что они могут делать на Новой Земле. То, что они высадятся на Новой Земле и начнут выводить из строя наши базы, опорные пункты, аэродромы подскока — отключать станции, испортить оборудование, минировать, взрывать, — это надуманный сценарий, вряд ли к нему нужно относиться всерьез. Помимо традиционных элементов сдерживания (т.е. ядерного оружия), которые направлены друг на друга через Арктику, ничего нового здесь нет. Мы сами себя пугаем, что на нас кто-то из Арктики нападет. Не нужно это представлять как подготовку к отражению неминуемой агрессии, это не так», — пояснил Арбатов.

Арбатов напомнил, что еще с советских времени через Арктику проходят трассы российских и американских баллистических ракет и стратегических бомбардировщиков — это кратчайший маршрут между двумя странами. В 1990-е годы российская военная инфраструктура в Арктике пришла в негодность, и сейчас усилия руководства Минобороны во многом направлены на ее восстановление:

«У нас там оказалась оголена и граница, и нечем стало охранять особую экономическую зону. Конечно, это нужно исправлять».

В то же время он подчеркнул, что угроза «войны за ресурсы», которую прогнозировали из-за споров вокруг арктического шельфа, практически исчезла.

«Из-за падения цен на нефть и развития технологий добычи сланцевого газа и сланцевой нефти интерес к запасам арктического шельфа резко снизился, поэтому ресурсная составляющая потенциального конфликта в Арктике отодвинута на задний план. Угрозы, что нефть и газ кончатся через 20–30 лет, больше нет», — пояснил Арбатов.

В то же время он не исключил, что с развитием Северного морского пути, который освобождается от льдов, здесь могут развернутся браконьеры и пираты, которые начнут создавать угрозу торговым судам и экологии. Однако такую угрозу Арбатов назвал слишком отдаленной, чтобы начинать на нее реагировать сейчас.

«Не нужно заниматься этим настолько заранее, когда угроза еще не сформировалась и не ясно, возникнет она или нет: можно сейчас потратить большие деньги и потом не знать, что с этими силами делать. Но следить за обстановкой, конечно, нужно, чтобы не быть застигнутыми врасплох», — пояснил Арбатов.

По его словам, единственная практическая польза от начавшихся учений — это отработка переброски сил в арктический регион.

«Мобильность позволяет держать гораздо меньше сил в постоянной боевой готовности, поскольку обеспечивается возможность перебросить их туда, куда необходимо. Это гораздо дешевле, чем содержать большой контингент в Арктике, даже с учетом содержания средств доставки. При этом специфика природной среды этого региона накладывает очень жесткие ограничения. Если техника откажет в средней полосе или на юге, можно, в отсутствие подмоги, переждать, починить. А на севере после отказа техники счет идет на часы, потом все умирают».

При этом он подчеркнул, что в Арктике речь идет о переброске небольших групп хорошо экипированных военных.

«Речь идет об очень маленьких контингентах — роте, батальоне, максимум, бригаде: это, самый крайний случай, — 2–3 тыс. человек. Общевойсковой армии в 50 тыс. человек во льдах Арктики воевать будет не с кем: ни у Канады, ни у США, ни у Норвегии, ни тем более у Дании с ее Гренландией нет такого контингента, который они могут разбрасывать по Северу и создавать для нас угрозу», — подчеркнул Арбатов.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.