17.03.2015, 00:47
Шойгу зачистит Арктику от диверсантов
Шойгу зачистит Арктику от диверсантовМеждународная военная политика
На Крайнем Севере начались первые учения новой арктической группировки войск.

В Арктике начались первые в истории учения новой группы войск, созданной в сентябре 2014 года. По сценарию учений, их задача — парировать угрозы, возникающие в Арктике, в том числе отражать нападение диверсантов, а также усиливать группировку сил на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа. Однако эксперты сомневаются в адекватности этих задач реально существующей ситуации.

В Мурманской области начались внезапные учения оперативно-стратегического командования «Север», созданного для отражения военных угроз в Арктике. В 8 утра в понедельник по команде верховного главнокомандующего в полной боевой готовности были подняты подразделения Северного флота, Западного военного округа, ВДВ, ВКО и пограничной службы ФСБ.

Учения должны показать, насколько новая структура, которую возглавил командующий Северным флотом Владимир Королев, готова к боевому дежурству.

Оперативно-стратегическое командование «Север» образовано на базе Северного флота и стало фактически пятым военным округом. В его состав переданы все силы и средства Северного флота, часть подразделений Восточного и Центрального военных округов.

Для специальных операций создаются две арктические бригады спецназначения, которые будут комплектоваться особой техникой (в частности, снегоходами) и сверхутепленной формой.

Минобороны сообщает, что сейчас к внезапной проверке боеготовности привлечены 38 тыс. военнослужащих, 3360 единиц военной техники, 41 боевой корабль, 15 подводных лодок, 110 самолетов и вертолетов.

По данным министра обороны Сергея Шойгу, главная задача учений — проверить готовность новой группировки войск, созданной на базе Северного флота, к выполнению боевых задач в Арктике. Для этого обозначены следующие учебные задачи: «отработать вопросы усиления группировки войск на островах Новая Земля и Земля Франца-Иосифа» (количество не сообщается), «перегруппировка войск специального назначения на большие расстояния» (количество перебрасываемых сил и расстояние также не сообщается); «защита государственной границы РФ в воздухе и на море»; «прикрытие участков государственной границы на суше в условиях Крайнего Севера»; «развертывание системы всестороннего обеспечения межвидовой группировки войск» и, наконец, «поражение группировки военно-морских сил условного противника и борьбы с его диверсионно-разведывательными группами».

После 21 марта, по словам Шойгу, начнутся стрельбы на полигонах. При этом будут оцениваться возможности армии по наращиванию сил Северного флота подразделениями «из центральных регионов России».

«Новые вызовы и угрозы военной безопасности требуют дальнейшего повышения боевых возможностей Вооруженных сил и особого внимания за состоянием вновь сформированного стратегического объединения на северном направлении», — заявил глава военного ведомства.

«Учения нужны для того, чтобы проверить способность нового стратегического командования «Север» управлять силами и средствами, которыми оно располагает в Арктике, — объясняет директор Центра анализа мировой торговли оружием, экс-председатель Общественного совета Минобороны Игорь Коротченко. — Это принципиально новое стратегическое командование, и важно понимать, насколько успешно оно может справляться с поставленными задачами, то есть насколько штабные офицеры способны действовать в случае внезапного начала войны во всех средах — и под водой, и в воздухе, и на суше. Сегодня страны НАТО активно развивают свои военные возможности, поэтому Россия должна понимать, как она может парировать те или иные угрозы».

В свою очередь, академик Алексей Арбатов, оценивая задачи арктических учений, отметил, что таких угроз, которые парируют российские военные, в Арктике просто еще нет.

«Страны НАТО, конечно, обладают диверсионными группами, только непонятно, что они могут делать на Новой Земле. То, что они высадятся на Новой Земле и начнут выводить из строя наши базы, опорные пункты, аэродромы подскока — отключать станции, испортить оборудование, минировать, взрывать, — это надуманный сценарий, вряд ли к нему нужно относиться всерьез. Помимо традиционных элементов сдерживания (т.е. ядерного оружия), которые направлены друг на друга через Арктику, ничего нового здесь нет. Мы сами себя пугаем, что на нас кто-то из Арктики нападет. Не нужно это представлять как подготовку к отражению неминуемой агрессии, это не так», — пояснил Арбатов.

Арбатов напомнил, что еще с советских времени через Арктику проходят трассы российских и американских баллистических ракет и стратегических бомбардировщиков — это кратчайший маршрут между двумя странами. В 1990-е годы российская военная инфраструктура в Арктике пришла в негодность, и сейчас усилия руководства Минобороны во многом направлены на ее восстановление:

«У нас там оказалась оголена и граница, и нечем стало охранять особую экономическую зону. Конечно, это нужно исправлять».

В то же время он подчеркнул, что угроза «войны за ресурсы», которую прогнозировали из-за споров вокруг арктического шельфа, практически исчезла.

«Из-за падения цен на нефть и развития технологий добычи сланцевого газа и сланцевой нефти интерес к запасам арктического шельфа резко снизился, поэтому ресурсная составляющая потенциального конфликта в Арктике отодвинута на задний план. Угрозы, что нефть и газ кончатся через 20–30 лет, больше нет», — пояснил Арбатов.

В то же время он не исключил, что с развитием Северного морского пути, который освобождается от льдов, здесь могут развернутся браконьеры и пираты, которые начнут создавать угрозу торговым судам и экологии. Однако такую угрозу Арбатов назвал слишком отдаленной, чтобы начинать на нее реагировать сейчас.

«Не нужно заниматься этим настолько заранее, когда угроза еще не сформировалась и не ясно, возникнет она или нет: можно сейчас потратить большие деньги и потом не знать, что с этими силами делать. Но следить за обстановкой, конечно, нужно, чтобы не быть застигнутыми врасплох», — пояснил Арбатов.

По его словам, единственная практическая польза от начавшихся учений — это отработка переброски сил в арктический регион.

«Мобильность позволяет держать гораздо меньше сил в постоянной боевой готовности, поскольку обеспечивается возможность перебросить их туда, куда необходимо. Это гораздо дешевле, чем содержать большой контингент в Арктике, даже с учетом содержания средств доставки. При этом специфика природной среды этого региона накладывает очень жесткие ограничения. Если техника откажет в средней полосе или на юге, можно, в отсутствие подмоги, переждать, починить. А на севере после отказа техники счет идет на часы, потом все умирают».

При этом он подчеркнул, что в Арктике речь идет о переброске небольших групп хорошо экипированных военных.

«Речь идет об очень маленьких контингентах — роте, батальоне, максимум, бригаде: это, самый крайний случай, — 2–3 тыс. человек. Общевойсковой армии в 50 тыс. человек во льдах Арктики воевать будет не с кем: ни у Канады, ни у США, ни у Норвегии, ни тем более у Дании с ее Гренландией нет такого контингента, который они могут разбрасывать по Северу и создавать для нас угрозу», — подчеркнул Арбатов.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).