21.01.2015, 12:56
Шойгу исправляет ошибки
Шойгу исправляет ошибкиМеждународная военная политика
Россия возвращается к вопросу о поставках С-300 Ирану?

20 января Россия и Исламская Республика Иран заключили межправительственное соглашение о военном сотрудничестве. Свои подписи под документом поставили министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу, находящийся в Тегеране с официальным визитом, и министр обороны и поддержки Вооруженных сил ИРИ бригадный генерал Хосейн Дехкан.

Содержание акта не раскрывается. Известно только, что в 2015 году Иран и Россия обменяются делегациями военных, будут продолжать сотрудничество в области подготовки военных кадров и обмениваться опытом «в миротворческой деятельности и борьбе с терроризмом». Также будет расширена практика заходов военных кораблей в порты России и Ирана.

Сергей Шойгу отметил, что на переговорах была достигнута договоренность о том, чтобы двустороннее взаимодействие «носило большую практическую направленность» и содействовало повышению боеспособности армий России и Ирана.

Напомним, в 2007 году Иран и Россия подписали контракт на поставку пяти дивизионов ЗРС С-300 на сумму 800 млн. долларов. Однако контракт из-за санкций ООН был свернут в 2010 году, в связи с чем Иран подал иск в Женевский арбитраж на сумму 4 млрд. долларов, который сейчас находится в процессе рассмотрения. Кстати, присоединение РФ к санкциям — не первый случай заморозки российско-иранского ВТС. В июне 1995 года под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Россия обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года. Тогда потери РФ составили 2 млрд. долларов. В ноябре 2000 года Москва официально уведомила Вашингтон об отказе от данных в меморандуме обязательств.

Отметим, что Иран по-прежнему заинтересован в приобретении у России новой военной техники, включая системы ПВО типа С-300 или более современные. Так, 18 июля 2014 года посол Исламской Республики в России Мехди Санаи заявил, что Иран считает расторгнутый в 2010-м контракт на поставку С-300 до сих пор действующим и надеется на получение от РФ этих или более современных систем. Кроме того, Иран располагает большим количеством вооружений западного и советского производства 1960-1990-х годов, которое нуждается в замене или модернизации.

Как отмечают эксперты Центра анализа мировой торговли оружием, потери России в результате неисполнения контрактов и отказа от заключения потенциальных соглашений с Ираном по сухопутным вооружениям составили 2,5 млрд. долларов, по вертолётной тематике (Ми171Ш, Ми-35М и Ми-28Н) – 1,1 млрд. долларов. Упущенную выгоду из-за отказа от запланированной модернизации двух иранских дизель-электрических подлодок проекта 877ЭКМ на российских верфях в ЦАМТО оценили в 3,2 млрд. долларов. Кроме того, Иран считался потенциальным покупателем 24-х Су-30МК и 50-ти МиГ-29СМТ на сумму порядка 3,7 млрд. долларов.

Бывший начальник главного управления международного сотрудничества Минобороны РФ, генерал-полковник Леонид Ивашов заявил СМИ, что подписание соглашения - очередной шаг по направлению к экономическому и военно-техническому сотрудничеству между Россией и Ираном и такие оборонительные системы, как С-300 и С-400, Россия, наверное, все же будет поставлять. В свою очередь сайт министерства обороны Ирана уточнил, что «две страны решили урегулировать проблему С-300». Но каким образом – не уточняется.

Иран - наш партнер, он способствует стабилизации режима Башара Асада путем предоставления всех необходимых видов помощи. Но визит Шойгу – это плановое мероприятие, необходимое для развития чисто военных контактов, замечает директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко.

- Да и не функционал министра обороны подписывать контракты - на это есть Рособоронэкспорт. Проблема в другом: чтобы восстановить масштабное военно-техническое сотрудничество необходимо снять режим санкций на продажу Ирану вооружений и военной техники, введенных резолюцией Совета Безопасности ООН от 9 июня 2010 года. Отмена ограничений может произойти только после того, как Тегеран урегулирует все вопросы по ядерной программе с «шестеркой». Санкции против Ирана вводил Совбез, и мы не можем нарушить соответствующее решение.

Другое дело, что есть отдельные сегменты по поставкам в Иран незапрещенных видов оружия – это вертолетная техника двойного назначения, автомобили и т.п. По-прежнему остается не решенным вопрос по поставкам С-300, но, очевидно, развязка будет, потому как здесь двойное толкование ситуации, поскольку эти ЗРС не подпадали под действие соответствующих запретов, но президентом Дмитрием Медведевым было принято политическое решение – не поставлять.

Так что, полномасштабные военные поставки в Иран возможны только после того, как ядерное досье Тегерана будет закрыто и будут отменены санкции. В целом Иран способен выделить 13-14 млрд. долларов на закупку оружия, а это очень большие деньги. Но еще раз повторю, что в данной ситуации мы следуем тем решениям, которые приняты Совбезом ООН.

В нынешней ситуации, когда Запад, управляемый Вашингтоном, фактически выпихивает нас с любой площадки сотрудничества, в том числе и военного, конечно, Москва смотрит больше на Восток, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

- У Ирана не так много союзников и сейчас действительно хороший момент для того, чтобы попытаться вернуться хотя бы на те позиции, которые были еще в начале 90-х, когда наши страны довольно неплохо сотрудничали. Кроме того, Иран тянется в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС).

Но «благодаря» политике США и попытке российского руководства встроиться в западный мир, мы часто шли на уступки и делали поблажки Западу, которых, как оказалось в дальнейшем, делать не надо было. Кстати, и Владимир Путин также поначалу пытался договориться с Западом, пока не понял, что Запад сам особо не стремится к конструктивному диалогу...

Иран – сильнейшая региональная держава, с которой необходимо восстановить все возможные экономические и военные связи, чтобы двигаться вперед. Конечно, нынешнее соглашение – это, судя по всему, только декларация о намерениях и не более того. Но ведь всегда с чего-то надо начинать. Тем более что до сих пор не урегулирована совершенно некрасивая ситуация с пяти дивизионами С-300ПМУ-1 (в составе 40 пусковых установок). Решение отказаться поставлять ЗРС сильно подпортило имидж России. Поэтому необходимо эту ситуацию решить. И хотя иранцы и демонстрируют твердое желание либо получить деньги по иску, либо зенитные системы, но из этой ситуации можно даже извлечь политическую выгоду, если договорится о замене их на другие системы - С-300ВМ «Антей-2500». Об этом неоднократно сообщали СМИ, ссылаясь на высокопоставленных источников в российском руководстве. Правда, иранская сторона заявляла, что «Антей-2500» по мощности и другим параметрам сильно уступает С-300ПМУ-1 и ни в коей мере не может послужить его заменой…

Если проблема решится, то, во-первых, это поспособствует восстановлению военно-технических связей, во-вторых, восстановит имидж России как военного экспортера в регионе. Скажем, ситуация с «Мистралями» аукнулась французам везде, в том числе и в Индии: индийское Минобороны напрямую с этим увязало возможность доведения до конца контракта по 126 самолетам Rafale. Такие моменты, когда политическое решение превалирует над контрактом, всегда работают против экспортера.

Понятно, что «камень преткновения» – это решение России не поставлять Ирану ЗРС С-300. Но раз что-то сегодня подписано, причем точно неизвестно что именно, то, наверное, «камень преткновения» убран, полагает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

– На мой взгляд, заменить С-300 могут только С-300. Да, их теперь не будут выпускать для Вооруженных сил РФ, но экспортных вариантов это решение не касается.

С Ираном давно надо было дружить и делать подобные шаги раньше, поскольку с 90-х годов он стал нашим союзником в борьбе со «сложным объединением суннитов» - всяких террористических группировок, а также арабских суннитских монархий во главе с Саудовской Аравией. И поскольку сейчас мы крупно поссорились с Америкой, лично я не вижу смысла делать уступки американцам, наоборот - надо ужесточать позиции. Соответственно, подписанное соглашение – это в какой-то мере шаг в этом направлении.

Бывший заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, генерал-лейтенант Евгений Бужинский считает, что вряд ли в Иране было подписано что-то важное по линии ВТС, о чем не было сказано.

- Что касается С-300, то Иран все-таки находится под санкциями, введенными Совбезом ООН. Да, С-300 вроде бы не подпадает под ограничения в сфере ВТС, но, насколько я помню, в резолюции есть такой момент, как «дестабилизирующие виды вооружений». И Запад и Израиль относят ЗРС С-300 именно к «дестабилизирующим видам вооружений». В свое время Медведевым было принято решение о заморозке проекта соглашения именно по причине нахождения Ирана под санкциями ООН. Я не думаю, что в настоящее время мы можем проигнорировать санкционный режим и начинать полномасштабное сотрудничество с Ираном.

— Говорят, что обещанные иранцам ЗРС стали разменной картой в диалоге с американцами по договору СНВ-3.

- Тогда была совершенно другая атмосфера в российско-американских отношениях. Прямой увязки с СНВ-3 не было, просто была «перезагрузка», попытка радикально улучшить отношения, чуть ли не личная дружба Обамы и Медведева и т.д. Но начинать поставлять ЗРС сейчас – значит, пойти на открытую конфронтацию и с Европой, и с США, и с Израилем, и со всеми, с кем только можно.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?