21.01.2015, 12:56
Шойгу исправляет ошибки
Шойгу исправляет ошибкиМеждународная военная политика
Россия возвращается к вопросу о поставках С-300 Ирану?

20 января Россия и Исламская Республика Иран заключили межправительственное соглашение о военном сотрудничестве. Свои подписи под документом поставили министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу, находящийся в Тегеране с официальным визитом, и министр обороны и поддержки Вооруженных сил ИРИ бригадный генерал Хосейн Дехкан.

Содержание акта не раскрывается. Известно только, что в 2015 году Иран и Россия обменяются делегациями военных, будут продолжать сотрудничество в области подготовки военных кадров и обмениваться опытом «в миротворческой деятельности и борьбе с терроризмом». Также будет расширена практика заходов военных кораблей в порты России и Ирана.

Сергей Шойгу отметил, что на переговорах была достигнута договоренность о том, чтобы двустороннее взаимодействие «носило большую практическую направленность» и содействовало повышению боеспособности армий России и Ирана.

Напомним, в 2007 году Иран и Россия подписали контракт на поставку пяти дивизионов ЗРС С-300 на сумму 800 млн. долларов. Однако контракт из-за санкций ООН был свернут в 2010 году, в связи с чем Иран подал иск в Женевский арбитраж на сумму 4 млрд. долларов, который сейчас находится в процессе рассмотрения. Кстати, присоединение РФ к санкциям — не первый случай заморозки российско-иранского ВТС. В июне 1995 года под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Россия обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года. Тогда потери РФ составили 2 млрд. долларов. В ноябре 2000 года Москва официально уведомила Вашингтон об отказе от данных в меморандуме обязательств.

Отметим, что Иран по-прежнему заинтересован в приобретении у России новой военной техники, включая системы ПВО типа С-300 или более современные. Так, 18 июля 2014 года посол Исламской Республики в России Мехди Санаи заявил, что Иран считает расторгнутый в 2010-м контракт на поставку С-300 до сих пор действующим и надеется на получение от РФ этих или более современных систем. Кроме того, Иран располагает большим количеством вооружений западного и советского производства 1960-1990-х годов, которое нуждается в замене или модернизации.

Как отмечают эксперты Центра анализа мировой торговли оружием, потери России в результате неисполнения контрактов и отказа от заключения потенциальных соглашений с Ираном по сухопутным вооружениям составили 2,5 млрд. долларов, по вертолётной тематике (Ми171Ш, Ми-35М и Ми-28Н) – 1,1 млрд. долларов. Упущенную выгоду из-за отказа от запланированной модернизации двух иранских дизель-электрических подлодок проекта 877ЭКМ на российских верфях в ЦАМТО оценили в 3,2 млрд. долларов. Кроме того, Иран считался потенциальным покупателем 24-х Су-30МК и 50-ти МиГ-29СМТ на сумму порядка 3,7 млрд. долларов.

Бывший начальник главного управления международного сотрудничества Минобороны РФ, генерал-полковник Леонид Ивашов заявил СМИ, что подписание соглашения - очередной шаг по направлению к экономическому и военно-техническому сотрудничеству между Россией и Ираном и такие оборонительные системы, как С-300 и С-400, Россия, наверное, все же будет поставлять. В свою очередь сайт министерства обороны Ирана уточнил, что «две страны решили урегулировать проблему С-300». Но каким образом – не уточняется.

Иран - наш партнер, он способствует стабилизации режима Башара Асада путем предоставления всех необходимых видов помощи. Но визит Шойгу – это плановое мероприятие, необходимое для развития чисто военных контактов, замечает директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко.

- Да и не функционал министра обороны подписывать контракты - на это есть Рособоронэкспорт. Проблема в другом: чтобы восстановить масштабное военно-техническое сотрудничество необходимо снять режим санкций на продажу Ирану вооружений и военной техники, введенных резолюцией Совета Безопасности ООН от 9 июня 2010 года. Отмена ограничений может произойти только после того, как Тегеран урегулирует все вопросы по ядерной программе с «шестеркой». Санкции против Ирана вводил Совбез, и мы не можем нарушить соответствующее решение.

Другое дело, что есть отдельные сегменты по поставкам в Иран незапрещенных видов оружия – это вертолетная техника двойного назначения, автомобили и т.п. По-прежнему остается не решенным вопрос по поставкам С-300, но, очевидно, развязка будет, потому как здесь двойное толкование ситуации, поскольку эти ЗРС не подпадали под действие соответствующих запретов, но президентом Дмитрием Медведевым было принято политическое решение – не поставлять.

Так что, полномасштабные военные поставки в Иран возможны только после того, как ядерное досье Тегерана будет закрыто и будут отменены санкции. В целом Иран способен выделить 13-14 млрд. долларов на закупку оружия, а это очень большие деньги. Но еще раз повторю, что в данной ситуации мы следуем тем решениям, которые приняты Совбезом ООН.

В нынешней ситуации, когда Запад, управляемый Вашингтоном, фактически выпихивает нас с любой площадки сотрудничества, в том числе и военного, конечно, Москва смотрит больше на Восток, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

- У Ирана не так много союзников и сейчас действительно хороший момент для того, чтобы попытаться вернуться хотя бы на те позиции, которые были еще в начале 90-х, когда наши страны довольно неплохо сотрудничали. Кроме того, Иран тянется в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС).

Но «благодаря» политике США и попытке российского руководства встроиться в западный мир, мы часто шли на уступки и делали поблажки Западу, которых, как оказалось в дальнейшем, делать не надо было. Кстати, и Владимир Путин также поначалу пытался договориться с Западом, пока не понял, что Запад сам особо не стремится к конструктивному диалогу...

Иран – сильнейшая региональная держава, с которой необходимо восстановить все возможные экономические и военные связи, чтобы двигаться вперед. Конечно, нынешнее соглашение – это, судя по всему, только декларация о намерениях и не более того. Но ведь всегда с чего-то надо начинать. Тем более что до сих пор не урегулирована совершенно некрасивая ситуация с пяти дивизионами С-300ПМУ-1 (в составе 40 пусковых установок). Решение отказаться поставлять ЗРС сильно подпортило имидж России. Поэтому необходимо эту ситуацию решить. И хотя иранцы и демонстрируют твердое желание либо получить деньги по иску, либо зенитные системы, но из этой ситуации можно даже извлечь политическую выгоду, если договорится о замене их на другие системы - С-300ВМ «Антей-2500». Об этом неоднократно сообщали СМИ, ссылаясь на высокопоставленных источников в российском руководстве. Правда, иранская сторона заявляла, что «Антей-2500» по мощности и другим параметрам сильно уступает С-300ПМУ-1 и ни в коей мере не может послужить его заменой…

Если проблема решится, то, во-первых, это поспособствует восстановлению военно-технических связей, во-вторых, восстановит имидж России как военного экспортера в регионе. Скажем, ситуация с «Мистралями» аукнулась французам везде, в том числе и в Индии: индийское Минобороны напрямую с этим увязало возможность доведения до конца контракта по 126 самолетам Rafale. Такие моменты, когда политическое решение превалирует над контрактом, всегда работают против экспортера.

Понятно, что «камень преткновения» – это решение России не поставлять Ирану ЗРС С-300. Но раз что-то сегодня подписано, причем точно неизвестно что именно, то, наверное, «камень преткновения» убран, полагает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

– На мой взгляд, заменить С-300 могут только С-300. Да, их теперь не будут выпускать для Вооруженных сил РФ, но экспортных вариантов это решение не касается.

С Ираном давно надо было дружить и делать подобные шаги раньше, поскольку с 90-х годов он стал нашим союзником в борьбе со «сложным объединением суннитов» - всяких террористических группировок, а также арабских суннитских монархий во главе с Саудовской Аравией. И поскольку сейчас мы крупно поссорились с Америкой, лично я не вижу смысла делать уступки американцам, наоборот - надо ужесточать позиции. Соответственно, подписанное соглашение – это в какой-то мере шаг в этом направлении.

Бывший заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, генерал-лейтенант Евгений Бужинский считает, что вряд ли в Иране было подписано что-то важное по линии ВТС, о чем не было сказано.

- Что касается С-300, то Иран все-таки находится под санкциями, введенными Совбезом ООН. Да, С-300 вроде бы не подпадает под ограничения в сфере ВТС, но, насколько я помню, в резолюции есть такой момент, как «дестабилизирующие виды вооружений». И Запад и Израиль относят ЗРС С-300 именно к «дестабилизирующим видам вооружений». В свое время Медведевым было принято решение о заморозке проекта соглашения именно по причине нахождения Ирана под санкциями ООН. Я не думаю, что в настоящее время мы можем проигнорировать санкционный режим и начинать полномасштабное сотрудничество с Ираном.

— Говорят, что обещанные иранцам ЗРС стали разменной картой в диалоге с американцами по договору СНВ-3.

- Тогда была совершенно другая атмосфера в российско-американских отношениях. Прямой увязки с СНВ-3 не было, просто была «перезагрузка», попытка радикально улучшить отношения, чуть ли не личная дружба Обамы и Медведева и т.д. Но начинать поставлять ЗРС сейчас – значит, пойти на открытую конфронтацию и с Европой, и с США, и с Израилем, и со всеми, с кем только можно.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?