20.02.2016, 11:52
Шестидневная война Турции в Сирии
Шестидневная война Турции в СирииМеждународная военная политика
Почему Эрдоган без союзников на Алеппо не пойдет?

Вопрос о возможности вторжения Турции своими сухопутными войсками в Сирию в последние несколько недель обсуждается весьма активно. О причинах такого варианта развития событий уже говорилось много, достаточно вспомнить недавнюю публикацию, посвященную вероятности столкновения в воздухе российских и турецких ВВС. Отметим в этом отношении главное: Турция может пойти на такую операцию лишь в самых критических условиях, когда иные меры окажутся неэффективными и возможность возникновения сплошной зоны, контролируемой курдами на южных границах Турецкой республики, станет практически неотвратимой. Такой вариант развития событий, с учетов успехов сирийской армии и российской группировки ВКС весьма вероятен, если не сказать, что практически гарантирован. А поэтому стремление Турции не допустить такого развития событий вполне естественно. При этом надо полагать, что в любом варианте сухопутное вторжение будет, что называется, «последним доводом султана».

В этой связи важно спрогнозировать, как может развиваться операция сухопутной группировки ВС Турции, если таковая начнется.

Прежде всего, необходимо оценить условия, при которых возможно такое вторжение. Очевидно, что первым фактором, определяющим вероятность такого шага со стороны Турции будет полный разгром (или очевидная неизбежность такового) группировки боевиков радикальных исламистских организаций (включая ИГ). Это условие определяет тот потенциал дружественных Турции иррегулярных формирований, действующих в вероятном районе проведения операции группировкой сухопутных войск, на который может рассчитывать турецкой командование.

Другим важным фактором будет возможность привлечения к этой операции регулярных войск возможных союзников, в первую очередь по НАТО. Важнейшим условием, обязывающим НАТО в целом включаться в войну, определяемое 5-й статьей вашингтонского договора, является агрессия против одного из членов этого блока. Если такого факта нет, и страна НАТО сама осуществляет акт агрессии против иного государства, то включение НАТО в войну совершенно не обязательно. В частности, именно по этой причине американское вторжение в Афганистан и в Ирак не было поддержано ведущими членами НАТО, и альянс формально в этих войнах не участвовал. Вторжение турецких войск в Сирию будет явно не нападением на Турцию, а агрессией последней против соседней страны. Судя по настроению ведущих стран НАТО, включая США, втягиваться в военную авантюру Эрдогана, с практически гарантированным военным столкновением с Россией, никто из блока не хочет. Поэтому надо полагать, что НАТО вряд ли присоединится к военной операции турецких ВС в Сирии.

Остается Саудовская Аравия. Эта страна заявила о своей готовности вторгнуться в Сирию. Однако не законченная провальная война в Йемене, в которой саудовские войска продемонстрировали невысокий уровень оперативной и боевой подготовки, низкую морально-психологическую устойчивость, вряд ли будут способствовать стремлению Эр-Рияда к втягиванию в затяжную войну с большими потерями в Сирии. Поэтому надо полагать, что и КСА, вряд ли присоединится к Турции. Таким образом, Турции, если она примет решение на вторжение в Сирию, придется, вероятнее всего, действовать в одиночку.

Теперь возникает вопрос: каким может быть состав группировки вторжения. Совершенно очевидно, что это будет именно группировка вооруженных сил с включением в нее всех видов ВС, которые могут действовать в районе ведения операции. Причем этот состав должен быть таким, чтобы обеспечить близкую к гарантированной победу, иначе нет смысла ее начинать.

Вероятный район определяется целями операции, военно-географическими условиями, боевым потенциалом войск противника, находящихся в этом районе и наличием в нем потенциально дружественных войсковых формирований.

Учитывая сложившуюся на данный момент оперативную обстановку и с учетом других названных факторов, вероятным районов турецкого вторжения может быть столь ограниченный по территории анклав, контролируемый исламскими радикалами, оставшийся от коммуникации, соединяющей алеппскую группировку боевиков с их базами в Турции, которая недавно была перерезана ударами сирийской армии. Это анклав, в треугольнике городов Азаз, Тал Рифаат и Мааре, фактически единственный плацдарм, контролируемых дружественными Турции «умеренными» боевиками, единственный, действуя с которого Турция может рассчитывать на деблокаду группировки боевиков в Алеппо. Разгром этой группировки будет прологом окончательного и весьма быстрого поражения всей северо-восточной группировки «умеренных» исламистов. Наступление на других направлениях, в частности, восточнее этого анклава, на районы, контролируемые ИГ, чреваты втягиванием Турции в затяжную войну с радикальными исламистами с сомнительным исходом, что в условиях фактически начавшегося восстания курдов на востоке страны неприемлемо — турецкому руководству нужна гарантированная победа в ходе скоротечной операции.

В состав группировки ВС Турции могут быть включены ВВС и сухопутные войска. Кроме этих регулярных сил, участвовать в операции будут расположенные в этом районе формирования «умеренных» боевиков.

Вероятный боевой состав ВВС, привлеченных к этой операции может составить максимум 120−140 самолетов (см. материал по характеру вооруженного противостояния группировки российских ВКС и ВВС Турции).

Боевой состав группировки сухопутных войск Турции (учитывая стремление его максимизировать для достижения скорейшей победы) будет определяться оперативной емкостью района (весьма ограниченной) операции и может быть оценен в пределах усиленного армейского корпуса 5−6 бригадного состава с включением артиллерийской бригады и бригады специального назначения. То есть по численности это может быть группировка в 25−30 тыс. человек, имеющая 200−250 танков, до 500 различных ББМ и до 300 стволов артиллерии, в том числе до 100−120 большой дальности, таких как САУ Т-155 Firtina и М107. Учитывая наличие у сирийской армии и курдских ополченцев эффективных противотанковых средств российского производства (в частности, ПТРК «Корнет»), а также современных танков Т-90А (их может быть в войсках Асада до 20 единиц) и модернизированных Т-72, турецкое командование укомплектует войска, вероятнее всего, самыми современными машинами турецких танковых войск - «Леопард-2А4» и М60Т. Кроме этого, в состав группировки могут быть включены основные силы армейской авиации, в том числе до 30 ударных вертолетов.

На стороне турецких ВС и во взаимодействии с ними могут действовать до нескольких тысяч «умеренных» боевиков.

Этим силам, судя по открытым данным, будут противостоять подразделения сирийских курдов численностью до нескольких тысяч человек и действующая в этом районе группировка сирийских войск. Численность последней к моменту начала операции может меняться в больших пределах. Однако можно предполагать, что, опираясь на данные космической разведки России (продемонстрировавшей неоднократно свою эффективность), командование сирийской армии успеет к моменту прямого военного столкновения с турецкими войсками усилить свои подразделения.

Учитывая общий состав ВС Сирии, процент боеспособных частей, а также необходимость ведения боевых действий на других направлениях (как наступательных, так и оборонительных), группировка сирийских войск может иметь в своем составе до 15 000 человек, имеющих до 100−150 танков, несколько сотен различных типов ПТС, включая ПТРК, до 300 ББМ и 200 единиц различных артиллерийских систем, в т. ч. несколько десятков РСЗО крупного калибра «Ураган» и «Смерч».

Замыслом наступательной операции Турции может быть предусмотрено объявление бесполетной зоны, после чего последуют удары авиации и артиллерии с целью подавить формирования курдских ополченцев, действующих в первом эшелоне. Одновременно основные силы группировки сухопутных войск войдут в ту часть анклава, которая контролируется боевиками исламистами. Затем при поддержке авиации и артиллерии «умеренные» исламисты попытаются разгромить курдских ополченцев (тем самым они «не обидят» США, которые объявили курдов своими союзниками) и выйти в непосредственное соприкосновение с сирийскими войсками. После этого, выдвинув основные силы на направление главного удара, постараются разгромить группировку сирийских войск в коротком сражении, выйдя к районам, контролируемым исламистами в Алеппо и вблизи него. Продолжительность операции будет ограничиваться международно-правовыми и дипломатическими (пока не собрали СБ ООН, не успели предпринять эффективных мер по остановке турецкой агрессии и т. д.), оперативно-стратегическими (переброска войск с других направлений, помощь России) и морально-психологическими (пока не поднялась протестная волна в самой Турции и не активизировали вооруженную борьбу турецкие курды) и не должна превысить 6−7 дней.

Целесообразный замысел сирийского командования может предполагать следующее: измотав противника в оборонительных боях, вынудив его ввести в бой все резервы, нанести неприемлемые потери, вынудив отказаться от наступательных действий, а затем, при поддержке российских ВКС, ударить и разгромить вторгшуюся группировку противника. А далее, наступая в северном направлении, очистить от турецких войск и боевиков весь анклав вплоть до турецкой границы. Учитывая особенности района ведения операции и состав своих сил, сирийскому командованию выгоднее всего для отражения вторжения применить маневренную оборону.

Исходя из вероятного замысла сторон, можно предполагать возможное оперативное построение сил. Турция, вероятнее всего, построит свою группировку в два эшелона, первый из которых составят боевики исламисты, а второй — главная ударная группировка ВС Турции. Кроме этого будут выделены оперативные резервы и группировка корпусной артиллерии (включая приданные на усиление артиллерийские соединения и части). Оборона курдов и сирийцев, очевидно, также будет иметь два эшелона. Первый из них можно условно назвать предпольем, он будет состоять из формирований курдских ополченцев. Второй, представляющий собой основную зону обороны (маневренной), будет сформирован из регулярных частей сирийской армии.

Можно прогнозировать, что боевые действия в Сирии при вторжении турецкой сухопутной группировки будут иметь три характерных периода, отличающихся особенностями характера.

На начальном этапе будет вооруженное противоборство иррегулярных формирований: курдского ополчения и боевиков исламистов. Военные действия, вероятнее всего, начнутся с объявления бесполетной зоны. Возможно, последует столкновение с российскими ВКС, из-за чего решить задачу надежного поражения формирований курдов в полосе наступления, вероятнее всего, не получится. Даже при массированном использовании артиллерии. Основной причиной будет срыв эффективных действий турецкой авиации и недостаточно эффективная разведка — не имея космической и других эффективных систем разведки, турки не смогут полноценно вскрыть объекты поражения, значительная часть боеприпасов будет израсходована по ложным целям (так регулярно происходит даже у развитых в военном отношении стран, таких как США и Россия).

В этих условиях Турция перейдет к ведению ВНО, что практически исключит возможность авиаподдержки сухопутных войск на 2−3 дня. Тем не менее, действия на земле должны будут развиваться в соответствии с планом: боевики исламисты будут продолжать ведение боевых действий против курдского ополчения. Превосходство в силах, огневая поддержка со стороны Турции обеспечат им оперативное преимущество, которое, тем не менее, будет в немалой мере нивелировано огневыми ударами сирийской артиллерии, особенно тяжелых РСЗО.

При заблаговременном выявлении факта подготовки военного вторжения, что с высокой вероятностью сможет сделать российские ВС, используя комплекс разведывательных систем и средств, у формирований курдских ополченцев будет достаточно времени, чтобы подготовиться к отражению удара, в частности, создать систему оперативной маскировки сил, что существенно снизит эффективность ударов турецкой артиллерии и авиации. При этом со стороны сирийской армии огневая поддержка будет более эффективной, поскольку она будет опираться на развитую систему своей и российской разведки. Обеспечить скрытность наступающих формирований боевиков будет намного сложнее, чем курдских отрядов, занимающих оборону. Вероятнее всего, наступление иррегулярных формирований после 2−3 дней захлебнется из-за больших потерь, которые могут составить до 30−45% от исходного состава. При этом они смогут частично задачу выполнить, отвлекая на себя усилия сирийской артиллерии, ресурс российской авиации и отбросив курдское ополчение на некоторое расстояние. Одновременно с действиями боевиков в район боевых действий начнут выдвигаться основные силы турецкой группировки. Этим, надо полагать, закончится первый период операции

Движущиеся на марше войска, с пересечением сирийской границы могут попасть под удары авиации и артиллерии сирийцев. Если удары будут эффективными и турки потеряют 10−15% боевой техники и личного состава, будет нарушено управление войсками, то можно с высокой вероятностью предположить (особенно если протурецкие боевики столкнутся с сильным сопротивлением курдских ополченцев), то турецкое командование может отказаться от дальнейшего ведения операции, опасаясь больших потерь. Вероятность такого исхода на качественном уровне можно оценить в диапазоне от 5−10% до 20−25% - в зависимости от организации обороны и огневого поражения наступающего противника со стороны сирийской армии, российских ВКС и курдских ополченцев.

Содержанием второго периода операции, вероятно, будут боевые действия части главных сил турецких сухопутных войск против сохранивших частей курдских ополченцев с целью оккупации района, где должно будет проведено развертывание ударной группировки для последующего наступления на сирийские войска. По продолжительности этот этап может составить до 3-х дней. На этом этапе турецкая авиация завершит воздушную наступательную операцию, и основательно ослабленная, перейдет к поддержке сухопутных войск, действуя в условиях противодействия российско-сирийской авиации (тоже значительно ослабленной — цели ВНО ВВС Турции, вероятнее всего, полностью достигнуты не будут).

Развертывание ударной группировки войск Турции будет протекать в условиях активного противодействия сирийской артиллерии и авиации, стремящихся дезорганизовать и нанести неприемлемые потери турецким войскам. Важной составной частью боевых действий на этом этапе будет контрбатарейная борьба, которая будет вестись обеими сторонами. Вероятность того, что понеся неприемлемые потери турецкие войска откажутся от продолжения боевых действий и предпримут шаги к прекращению огня, используя дипломатические каналы можно оценить уже в 20−30%. При этом потери группировки войск Турции могут достигнуть от 5−10% (при благоприятном для Турции развитии ситуации) до 15−20% (при неблагоприятном).

Если по итогам второго этапа боевые действия не будут прекращены и турецкие войска нанесут по сирийской группировке удар с целью деблокады боевиков в Алеппо, то это будут означать начало третьего этапа, который по продолжительность может составить до 2-х суток. Основным содержанием этого этапа будет противоборство группировок регулярных войск, которое будет отличаться исключительно высокой интенсивностью. Потери сторон будут весьма внушительными. Вероятнее всего, вне зависимости от исхода боевых действий, этот этап станет завершающим: турецкая группировка исчерпает наступательный потенциал, включатся факторы дипломатического и психологического характера, активизируются бойцы РПК на территории Турции. В случае успеха, турецкое руководство постарается закрепить успех, в том числе и дипломатическими инструментами, обеспечив снабжение и доукомплектование формирований боевиков, обеспечив им резкое повышение боевой устойчивости самим фактом присутствия турецких войск в регионе. При неудаче — турецкие войска будут вынуждены начать эвакуацию с территории Сирии, опасаясь полного разгрома и под действием международного и внутриполитического давления. Для Эрдогана это может означать серьезный удар по его положению в турецком истеблишменте. Вероятность неблагоприятного для турецкой армии исхода весьма высока и может достигнуть 35−40%. При этом потери могут составить 30% от вступивших в сражение войск.

Таким образом, вероятность неудачного для Турции хода операции весьма высока — 0,5−0,7. Возможные потери боевой техники могут достигнуть до 35−45% от исходного состава группировки. Потери сирийцев будут сопоставимыми, но вероятно несколько меньшими, учитывая оборонительный характер их боевых действий.

Из этого можно сделать вывод, что вторжение в Сирию со стороны Турции будет весьма сомнительным мероприятием, чреватым высоким риском провала, сопряженного со значительными потерями наступающих войск.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и