23.12.2014, 19:07
Сетецентрический фронт России
Сетецентрический фронт РоссииМеждународная военная политика
Минобороны построит центры управления обороной в странах ОДКБ и сформирует коллективные авиационные силы.

23 декабря главы государств-членов организации в ходе саммита Организации Договора о коллективной безопасности подписали 21 документ. Среди них — решения о коллективных авиационных силах, об антинаркотической стратегии на 2015-2020 годы и ряд других.

Открывая заседание, президент РФ Владимир Путин обратил внимание союзников по ОДКБ на активность «Исламского государства», которое пытается распространить свою активность на Центральную Азию. В связи с этим, по словам российского лидера, необходимо и далее уделять повышенное внимание таджикско-афганской границе и оказывать финансовую и материальную помощь Таджикистану в целях модернизации вооруженных сил.

В саммите приняли участие президенты России Владимир Путин, Белоруссии — Александр Лукашенко, Киргизии — Алмазбек Атамбаев, Казахстана — Нурсултан Назарбаев, Таджикистана — Эмомали Рахмон, Армении — Серж Саргсян и генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа.

Интересно, что накануне саммита – 22 декабря - замглавы российского военного ведомства Анатолий Антонов, принимая в недавно открытом Национальном центре управления обороной государства (НЦУОГ) секретарей советов безопасности, министров иностранных дел и обороны стран, входящих в ОДКБ, заявил: Минобороны РФ поможет странам-членам организации в создании структур, подобных НЦУОГ.

- Сергей Шойгу дал положительное заключение, дал необходимые указания по оказанию содействия министерствам обороны стран Организации Договора о коллективной безопасности в создании - я не хочу сказать аналогов Национального центра управления обороной - но чего-то подобного в этих странах, - сказал Антонов.

Напомним, 17 ноября начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов в рамках совещания Военного комитета ОДКБ заявил, что Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан договорились поэтапно развивать единую ПВО всех шести стран. Дело в том, что после распада Союза Россия не оставляет попыток склеить бывшее наследство – единую систему ПВО СССР, но Объединенная система ПВО стран СНГ «Содружество» как не работала, так и не работает, а из региональных систем более-менее функционирует только объединенная система ПВО РФ и Белоруссии. Реализация идеи единой системы ПВО-ПРО ОДКБ упирается в щекотливый вопрос – кто будет принимать решения на принуждение к посадке, а тем более, на ликвидацию самолета-нарушителя: национальное или наднациональное объединенное командование?

Понятно, что такие центры, которые анализируют ситуацию и выдают готовое решение в кратчайшие сроки, необходимы, потому что современные боевые действия резко ускорились. И понятно, что союзников надо «подтягивать» к нашему уровню, чтобы можно было говорить о нормальном войсковом взаимодействии в случае какой-либо опасности, говорит военный эксперт Виктор Мясников.

- Но здесь вопрос в способностях и возможностях наших товарищей по ОДКБ: есть ли у них деньги, инфраструктура, а также должного уровня специалисты? Речь идет о линиях связи для обмена информацией, которые должны быть быстродействующими и защищенными. Понятно, что необходимую аппаратуру производят только в России, но даже если ее предоставить, то понадобятся кадры, причем в большом количестве, потому что работа эта – посменная. К тому же, сотрудники должны иметь хорошее образование, вплоть до выпускников военных академий.

То есть на самом деле это вопросы, для решения которых потребуется время и немалые деньги. Наверное, сначала такие центры будут создаваться, так сказать, в упрощенном варианте, для мониторинга ситуации на каких-то участках границы и стратегических направлениях. Конечно, они не требуют мощностей, с которыми работает НЦУОГ – все-таки периметр наших границ в десятки или даже сотни раз больше, да и степень угрозы иная – в основном террористическая. В этом смысле надо отслеживать обстановку на границах, экономическую и политическую ситуацию внутри той или иной страны-участницы ОДКБ, чтобы прогнозировать возможность экспорта «цветных революций» и создания «управляемого хаоса».

Что касается глобальной обороны, то здесь есть лишь один выход – единая система ПВО, где Россия играет ключевую роль, потому что только она обладает должными средствами обнаружения и защиты. То есть странам ОДКБ необходимо делегировать полномочия НЦУОГ.

Что касается коллективных авиационных сил, то это дает возможность сконцентрировать силы нескольких государств на одном направлении. Ведь одно дело, когда небольшие авиационные контингенты действуют разрознено, другое – когда они объединены и способны масштабно и эффективно наносить авиаудары по террористам.

— Речь ведь не только о том, что в Белоруссии базируются наши самолеты и вертолеты?

- Не только. ВВС Республики Казахстан – вторые по численности на постсоветском пространстве, и у них достаточно много и самолетов и вертолетов. Также у нас есть авиабаза «Кант» в Киргизии и в принципе в состав ее можно интегрировать вертолеты Киргизии и Таджикистана, что позволит немного подтянуть их немногочисленные ВВС до нового уровня.

Создание НЦУОГ изначально предполагало некую ретрансляцию на бывшие республики СНГ. Негативный момент здесь только один - за все снова будет платить Россия. Но с другой стороны, ведь и в Североатлантическом альянсе в основном за все платят США, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

- Понятно, что главная проблема на пути создания единой системы ПВО ОДКБ - единое командование, которое может взять на себя ответственность за принятие того или иного решения – сбивать самолет или ракету или не сбивать. Ведь если, допустим, самолет боевой авиации будет сбит над небом Казахстана, в первую очередь за это решение будет отвечать Казахстан.

— Создание таких центров может помочь решить эту проблему?

- Да, но только если страны ОДКБ политически полностью согласятся с тем, что одна страна берет на себя ответственность. Складывается интересная ситуация: в НАТО за все отвечает Вашингтон и он же давит на всех остальных участников альянса, в ОДКБ, получается, так же за все отвечает Россия, но она - ни на кого не давит. Однако даже в решении региональных проблем страны организации все равно опираются на Россию. Просто им это надо признать, тогда все будет легко и не будет никаких проблем ни в строительстве единой системы ПВО, ни в создании коллективных авиационных сил. Но пока складывается следующая ситуация: киргизское руководство не может самостоятельно управлять страной (в том числе и по причине раскола в элитах), но при этом требует, чтобы Бишкек ставили на один уровень с Москвой…

Если мы начинаем строить в странах ОДКБ такие центры, то, очевидно, происходит интеграция, хотя бы частичная, их вооруженных сил с нашими, ведь центры строятся под общее пространство, то есть они будут частью общей структуры НЦУОГ, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

- Причем Национальный центр управления обороной государства – это не просто аналитический центр, а центр управления вооруженными силами. То есть мы строим свою сетецентрическую армию (поэтому и появился НЦУОГ со всей его идеологией) и, судя по всему, приучаем других участников ОДКБ к сотрудничеству с ней. Напомню, что концепция «сетецентрической войны» предполагает объединение всех родов и видов войск в единую телекоммуникационную сеть для непрерывного обмена информацией (авторы концепции - вице-адмирал ВМС США Себровски и эксперт комитета начальников штабов Вооружённых сил США Гарстка - «СП»).

— Лидеры ОДКБ приняли решения о коллективных авиационных силах. То есть мы создаем своеобразный аналог коалиционных сил НАТО, авиация которых сейчас наносит удары по джихадистам «Исламского государства»?

- У Запада нет никаких постоянных коалиционных сил при всей интегрированности НАТО. Любой самолет – это самолет конкретной страны. Да, группировки создаются, но - для решения какой-то определенной задачи, после чего прекращают свое существование. Как у нас это будет выглядеть – непонятно, учитывая, что, как и в случае с единой системой ПВО, также встает вопрос о том, кто будет командовать этими коллективными авиационными силами. Так же непонятно, что может в этом смысле предложить та же Киргизии, у которой, по сути, нет авиации.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.