22.07.2016, 21:08
Саудиты предложили Москве долю на Ближнем Востоке и мощь времен СССР
Саудиты предложили Москве долю на Ближнем Востоке и мощь времен СССРМеждународная военная политика
Саудовская Аравия сделала России неприличное предложение. Министр иностранных дел королевства пообещал в обмен на отказ от поддержки Асада «дать Москве долю на Ближнем Востоке, которая сделает Россию более мощной силой, чем был СССР». Россия никогда не пойдет на подобную сделку, но, тем не менее, вполне может получить арабские инвестиции.

Посетивший Брюссель министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр дал интервью сайту Politico – в котором впервые прямым текстом озвучил то, о чем прежде говорилось лишь в кулуарах. Он сообщил, что Эр-Рияд готов предложить Москве сотрудничество и доступ к рынку стран Персидского залива а также к инвестициям, потенциал которых, по его словам, превышает китайский - в том случае, если Россия откажется от поддержки президента Сирии Башара Асада:

«Мы готовы дать России долю на Ближнем Востоке, которая сделает Россию более мощной силой, чем был Советский Союз»

Аль-Джубейр сказал, что позиции Москвы и Эр-Рияда по Сирии «расходятся не столько в том, каким должен быть исход конфликта, сколько в средствах его достижения», добавив, что «дни Асада cочтены, так что заключайте сделку, пока не поздно». «Было бы разумно для России сказать, что именно в этом направлении наши отношения будут продвигать наши интересы, а не вместе с Асадом», заключил министр.

Это, конечно, совсем не дипломатическое заявление – раньше такие вещи саудиты говорили только за закрытыми дверями. Например, три года назад, в августе 2013-го, после посещения Москвы принцем Бандаром, тогдашним секретарем Совета безопасности и главой общей разведки Саудовской Аравии, в ливанской прессе появились «утечки» о том, что влиятельнейший эмиссар якобы предлагал Путину закупить российское оружие на 15 миллиардов долларов – если Москва откажется от поддержки Асада.

Вряд ли принц предлагал такое в открытую – но в любом случае все годы сирийского конфликта саудиты пытаются договориться с Москвой. Разными способами – включая и обещание «завалить Россию деньгами». Но как летом 2013-го, так и сейчас подобные предложения не найдут отклика – в силу целого ряда причин.

Во-первых, с 2013-го произошло много чего – спустя месяц с небольшим Путин остановил уже подготовленный американцами удар по Сирии. Да, Обама сам очень не хотел начинать наносить удар, после которого мог сдетонировать весь Ближний Восток – но именно позиция России позволила предотвратить казавшееся неизбежным нападение. Это, кстати, привело к резкому обострению в других измерениях – саудиты окончательно разочаровались в американцах (и спустя месяц демонстративно отказались от полагавшегося им место непостоянного члена Совбеза ООН), а в Вашингтоне стали еще больше опасаться усиления позиций России, что сыграло свою роль в последовавшей вскоре схватке за Украину.

Во-вторых, прошлой осенью Россия начала военную операцию в Сирии – после чего говорить о «падении Асада» стало совсем неактуально. Все попытки и США, и турков, и саудитов склонить Россию к размену Асада на что-либо наталкиваются на жесткий отказ – и понятно почему. Россия возвращается на Ближний Восток, откуда постепенно уходят США – причем уходят именно запутавшись в собственных комбинациях с союзниками и противниками, с военными действиями и переворотами. Москва поддерживает традиционного союзника Сирию и Асада исходя как из глобальных, так и региональных интересов. Заваренная в Ираке и Сирии каша угрожает дестабилизацией всему региону – и может перекинутся на наши мусульманские территории.

США дестабилизировали Ближний Восток, разрушили или способствовали разрушению нескольких государств – Россия, напротив, пытается стабилизировать ситуацию, в том числе сохранить единую Сирию. И, конечно, укрепить свои позиции в регионе – которые были утрачены после развала СССР. Все противники Асада при этом отдают должное последовательности России в поддержке «своих» - и на контрасте с предательством американцами того же египетского президента Мубарака это служит лишним доводом в пользу серьезного отношения к России. Если бы Россия «сдала Асада», то она не только бы не добилась своих целей в регионе, но и потеряла бы то уважение, которое заработала даже среди его врагов в соседних странах.

При этом Россия вовсе не хочет, чтобы ее считали врагом суннитов – а именно так пытаются изобразить нашу страну те, кто хочет воспрепятствовать укреплению наших позиций в регионе. Да, нашим союзником в Сирии выступает шиитский Иран – который действительно выстраивает свою «дугу» от юга Ливана через Сирию и шиитскую часть Ирака. Но в многовековом противостоянии суннитов и шиитов Россия не занимает шиитскую сторону – нам важно спокойствие в регионе. Близкие отношения с Ираном не отменяют для нас ни возможности хороших отношений с Турцией, ни желательности налаживания крепких связей с монархиями Залива во главе с Саудовской Аравией.

Отношения с Саудовской Аравией важны для России как в региональном, так и в глобальном плане – сирийское урегулирование во многом зависит именно от позиции саудовцев и находящихся в их орбите стран Персидского залива. Именно монархии Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) являются важнейшим политическим и финансовым противником Асада, поддерживая часть его противников. И это при том, что проект «Исламского халифата» представляет для тех же саудитов просто смертельную опасность. Но в Эр-Рияде считают главной угрозой для себя именно шиитов – и воспринимают все происходящее в регионе через призму усиления Ирана, в котором видят своего извечного противника.

Поэтому когда Эр-Рияд пытается подкупить Москву, он имеет в виду не просто отказ от поддержки Асада – но и ослабление российско-иранского сотрудничества. Но это точно также неприемлемо для России – Иран наш сосед и геополитический единомышленник, у нас множество общих интересов и потенциальных сфер взаимодействия, от экономических до глобальных. Цель России – стать для стран Ближнего Востока примиряющим, стабилизирующим фактором, наладить прочные долгосрочные отношения с ключевыми странами региона, к которым относятся и Саудовская Аравия, и Иран. Попытка Эр-Рияда предложить Россию сыграть в регионе нечто подобное недавней роли США – когда Штаты были врагом Ирана и главным гарантом безопасности Саудовской Аравии – совершенно бессмысленна.

Не только потому, что Россия не собирается – да и не может себе позволить – держать в регионе огромный флот и военные базы. Не только потому, что США не собираются полностью уходить из Персидского залива – они лишь будут постепенно сокращать свое присутствие. А, в первую очередь потому, что Россия хочет увеличить свое влияние в регионе не за счет военного присутствия (оно лишь необходимый элемент), а через выстраивание крепких и взаимовыгодных отношений как с суннитскими, так и с шиитскими государствами региона. Россия не заинтересована ни в стравливании их между собой, ни в игре на противоречиях – напротив, мы считаем, что как раз вмешательство внешних, англосаксонским сил во многом является причиной нынешнего тяжелого положения в регионе.

Хотя саудиты и упираются в уход Асада, Россия нужна им больше, чем они нам – вопросы безопасности, войны и мира всегда были важнее чисто финансовых. Тем более, что переформатируемый миропорядок ведет к тому, что и так кипящий арабский мир оказывается в зоне повышенной турбулентности – и сам заинтересован в сближении с инициаторами «глобальной перестройки», то есть с Россией и Китаем. Большинство арабских стран все последние годы стремятся к налаживанию более тесных отношений с Москвой – а после начала сирийской операции этот процесс лишь ускорился.

Но Саудовская Аравия, претендующая на лидерство в арабском мире – при слабом Египте это место остается вакантным – все еще пытается торговаться. Визит короля Салмана, первоначально планировавший на прошлую осень, был отложен – и пока еще не ясно, когда состоится эта знаковая поездка. За это время в Москву приехал уже даже эмир Катара – страны, с которой у нас в последние годы были самые сложные отношения из всех стран Залива. Каждый год к Путину приезжает второй человек в Объединенных Арабских Эмиратах, наследный принц Мухаммед (его отец практически не выезжает в немусульманские государства), да и сын саудовского короля уже дважды за последний год был в России.

Саудиты, конечно, еще могут потянуть, чтобы окончательно убедиться, что Асад не падет, а США не станут рвать «иранскую сделку» или брать Дамаск – но это как раз им стоит поторопиться «заключить сделку» с Россией. Если, конечно, они готовы к стратегическим отношениям как в регионе, так и в экономике. К пониманию важности таких отношений все ближе подходят Эмираты – дополнительным свидетельством чего служат и их планы по закупке российского оружия.

У стран Залива есть то, что нужно России – инвестиции. То есть очень много денег, собранных в различных фондах и ценных бумагах. 700 миллиардов только в суверенном фонде Дубая (ОАЭ), 500 у Кувейта, триллионы у Саудовской Аравии. Только саудовские инвестиции в США превышают 750 миллиардов – и Эр-Рияд все грозится вывести эти деньги из Штатов. Все эти фонды, естественно, создавались западными финансистами, и продолжают управляться с их помощью – так что влияние Сити и Нью-Йорка на арабские заначки велико, а значит и просто отмахнуться от призывов «не давать денег России» принцы не могут.

Но интерес к инвестициям в Россию у стран Залива есть – и наша страна все последние годы пыталась привлечь арабские деньги. Причем как на федеральном, так и на региональном уровне – используя для этого мусульманские регионы. Например, Татарстан в прошлом году, развивая у себя «исламский банкинг» увеличил инвестиции из стран Залива почти до 800 миллионов долларов. Рамзан Кадыров, которого называют братом шейхи и принцы, привлекает сопоставимые суммы из Саудовской Аравии и Эмиратов.

На федеральном уровне только за 2014-15 года страны Залива пообещали России около 25 миллиардов долларов инвестиций – которые Москва будет принимать через Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Так саудовский государственный фонд Public Investment Fund подписал соглашение об инвестициях 10 миллиардов долларов – крупнейшие в истории РФПИ. Эти деньги должны быть вложены в течение ближайших пяти лет. На втором месте идет фонд из ОАЭ с 7 миллиардами. 2 миллиарда собирается вложить катарский фонд, миллиард уже вложили кувейтцы, готовится соглашение с Бахрейном.

Так что страны Залива и так хотят вкладывать деньги в Россию – но понятно, что 25 миллиардов это не предел, а лишь своеобразная демонстрация возможностей. И получить на порядок больше «заливных инвестиций» Россия сможет не в обмен на голову Асада, а только в том случае, если будет и дальше бороться за новый мировой порядок – как на Ближнем Востоке, так и во всем мире, как геополитический, так и финансовый.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.