27.07.2016, 10:51
«Сармат» — сын «Воеводы»
«Сармат» — сын «Воеводы»Международная военная политика
Бросковые испытания прототипа новой российской тяжелой межконтинентальной ракеты (МБР) «Сармат», которые должны были состояться летом, переносятся на конец 2016 года из-за проблем с огневыми испытаниями двигателя первой ступени.

Эту информацию со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе сообщил ТАСС. Такое объяснение подтвердил автору этих строк и бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения, а ныне советник командующего РВСН генерал-полковник Виктор Есин.

Что собой представляет будущая новейшая российская стратегическая ракета «Сармат» и для чего она нужна нашей стране? Прежде, чем ответить на эти вопросы, сделаем несколько оговорок. Первая — тактико-технические характеристики ракеты пока засекречены. Можно говорить только о том, что так или иначе просочилось в печать и что о ней думают видные отечественные эксперты. Второе — ракета пока создается. А в процессе ее создания могут пройти какие-либо изменения в конструкции и в комплектующих. В зависимости от проведенных испытаний и соответствия показанных результатов заявленным военными требованиям к изделию.

Итак, что такое «Сармат»? Это тяжелая межконтинентальная жидкостная ракета под кодом РС-28Которую разрабатывает Государственный ракетный центр имени академика Виктора Макеева из Миасса. Планируется, что ее общий вес составит 100 тонн, а забрасываемый — 10 тонн. Она должна поступить на вооружение в российские Ракетные войска стратегического назначения после 2018 года и заменить в них самую тяжелую и самую грозную в мире стратегическую ракету Р-32М2 «Воевода» или Satan SS-18 по западной классификации, которая весит 211 тонн и имеет забрасываемый вес 8,8 тонны.

Когда-то в Советском Союзе ракет класса «Воевода» было 308 единиц. Делали их в Днепропетровске на заводе «Южмаш». А заключение первого Договора между СССР и США по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-I или Start-I) было во многом вызвано именно тем обстоятельством, что в Вашингтоне очень боялись этой ракеты, головная часть которой состояла из десяти ядерных блоков мощностью по 750 килотонн каждая. И к тому же, любая из них могла лететь к цели по индивидуальной программе. Головная часть «Сатаны» так и называлась: РГЧ ИН — разделяющаяся головная часть индивидуального наведения.

Потом Советский Союз прекратил свое существование, Днепропетровск «Южмаш» по условиям СНВ-I прекратил производство ракет «Воевода», и опять же по требованиям этого договора в нашей стране было утилизировано 154 такие ракеты. Остальные снимались с боевого дежурства по мере истечения их гарантийных сроков. И сегодня в шахтах ракетных дивизий в Оренбургской области и в Красноярском крае осталось 46 ракет этого класса. Им на смену в те же шахты, правда, переоборудованные под новые ракеты и должен встать «Сармат» — наследник «Воеводы».

От своей прародительницы он будет отличаться не только гораздо меньшим весом, но и дальностью полета. Если «Сатана» летала на расстояние в 11 тысяч километров, то «Сармат» сможет преодолевать расстояние в 17 тысяч километров и, по задумке конструкторов, лететь к цели даже через Южный полюс. Откуда его никто не ждет и где не строится противоракетный забор. Кроме того, у «Сармата» будет не десять ядерных боеголовок, а не меньше 15 РГЧ ИН. Они разместятся в головной части ракеты по принципу «виноградной грозди», и каждая из них, мощностью в 150–300 килотонн, сможет отделяться от этой «грозди» тогда, когда по заложенной в боеголовку программе ей нужно уходить на свою цель. Полетит она к ней на гиперзвуковой скорости (свыше 17 Махов), меняя траекторию по курсу и высоте для того, чтобы ее не смогла перехватить никакая система ПРО. Ни нынешняя, ни перспективная. В том числе и опирающаяся на космические элементы. «Для „Сармата", — говорят ракетчики, — что есть ПРО, что нет — без разницы. Он ее не заметит».

В печати уже промелькнуло сообщение, что индекс этих гиперзвуковых боевых блоков Ю-71. А их точность наведения на цель почти на два порядка выше, чем у аналогичных боеголовок «Воеводы». Благодаря этому появилась возможность частично оснащать «Сармат» кинетическими боевыми частями, которые разрушают стратегические объекты противника механическим ударом без ядерного взрыва, а еще, как вариант, снизить мощность ядерных боеголовок. Если у «Сатаны» каждая боеголовка была мощностью в 750 килотонн и поэтому круговое вероятное отклонение (КВО) боеголовки от центра цели было не столь важно — взрыв такой мощности сметал все вокруг на десятки километров. То у высокоточных боеприпасов «Сармата», где КВО гораздо меньше, чем у «Воеводы», такая мощность, как у предшественницы, не нужна. Достаточно 150–300 килотонн, чтобы решить любую задачу. А за счет снижения мощности боеголовки и параллельно ее веса, в головную часть ракеты можно загрузить больше боевых блоков.

Командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковник Сергей Каракаев утверждает, что «вклад стационарной группировки тяжелых МБР (типа „Воеводы" или „Сармата") по сравнению со стационарной группировкой легких МБР (типа „Тополь-М" или „Ярс") будет до четырех раз больше по всем показателям, используемым для оценки эффективности боевого применения группировки РВСН».

Сколько ракет класса «Сармат» будет поставлено на вооружение российских РВСН, не известно. Но догадаться не трудно. Нужно помнить, что от «Воеводы» останется, как минимум, 154 шахты (первые 154 шахты взорваны по требованию СНВ-I). И хотя, конечно, не во все из них загрузят новую ракету, их количество должно будет вписываться в параметры договора СНВ-3, который предусматривает за Россией и США к 5 февраля 2018 года по 700 развернутых носителей и по 1 550 ядерных боеголовок на них. Напомню, что на каждом «Сармате» должно быть по 15 боеголовок, а на сегодняшний день у России по открытым данным 521 развернутый носитель и 1735 боеголовок на них. (У США соответственно — 741 и 1 481). Договор СНВ-3 может быть продлен после его завершения в 2021 году по согласию сторон еще на пять лет. И если это произойдет, то, очевидно, что ракет класса «Сармат» у нас будет, наверное, на первых порах меньше, чем «Воевод». Ведь, кроме «Сармата» у нас есть и другие носители, как наземные ракеты, так и морские, а еще стратегические бомбардировщики. И все они входят в засчет СНВ-3.

Для чего нужен «Сармат»? С одной стороны, ответ очевиден. Как и все стратегические ядерные силы для решения задачи сдерживания вероятного или потенциального агрессора. А также для замены «Воеводы», которая к моменту окончания СНВ-3 исчерпает свои гарантированные сроки нахождения на боевом дежурстве. С другой стороны, как считает доктор технических наук, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН генерал-майор Владимир Дворкин, для решения этой задачи достаточно было бы твердотопливных подвижных стратегических ракетных комплексов «Тополь-М», «Ярс», «Рубеж» и в перспективе БЖРК (боевого железнодорожного ракетного комплекса) «Баргузин». «Сармат» в шахтах от «Воеводы» — хорошая цель для первого удара противника». «Мы первыми ракетно-ядерный удар наносить никогда не будем, — заявил он мне, — хотя такая возможность и записана в нашей Военной доктрине».

Генерал-полковник Виктор Есин согласен со своим коллегой. Но не полностью. «Да, — сказал он автору этих строк, — мы не собираемся первыми наносить ядерный удар. Но „Сармат" предназначен не для него, а для ответно-встречного удара. Мы успеем это сделать, пока в нашу сторону будут лететь ракеты противника. Именно для их обнаружения мы и ставим на боевое дежурство по границам страны радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении высокой заводской готовности (РЛС СПРН) класса „Воронеж" („Воронеж-М" и „Воронеж-ДМ" — метрового и дециметрового диапазона). Вероятный или потенциальный противник это знает. И потому „Сармат", как и другие ракетные комплексы, будет гарантией нашей безопасности».

К словам генерала добавить нечего. Разве только то, что, как считается, основу устойчивости (надежности) ракетных войск стратегического назначения составляют, как минимум, три элемента: система управления войсками и боевой техникой, система предупреждения о ракетном нападении и сама система ракетных комплексов. Все они должна и работают в нашей стране в тесном единстве и во взаимодействии, никаких сбоев в этом комплексе нет. И еще один момент.

Нужно вспомнить, как говорят специалисты, о возобновлении работ по комплексу активной защиты шахтных пусковых установок, который называется «Мозырь». Он разрабатывался в нашей стране в начале 1980 годов прошлого века под руководством лауреата Ленинской и Государственных премий, Героя Социалистического труда генерального конструктора коломенского КБ машиностроения Сергея Непобедимого, создателя 18 видов оружия, начиная от противотанковых ракетных комплексов «Малютка», «Штурм», «Атака» и заканчивая переносными зенитно-ракетными комплексами «Стрела» и «Игла», а также мобильными тактическими ракетными комплексами «Точка-У» и оперативно-тактическими ракетными комплексами «Ока» и «Искандер». В том числе и системы активной защиты танков «Арена», в миниатюре очень похожей по своему действию на «Мозырь». Она заключается в выстреле огромного количества стальных стрел, которые на огромной скорости летят навстречу ядерному боевому блоку и разрушают его, не допуская взрыва ядерного боеприпаса.

Будем надеяться, что новая стратегическая ракета России станет, как ее «коллеги» и предшественники, надежным щитом безопасности нашей страны.

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин.
Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.