15.04.2015, 22:47
С-400 прокачают «Хунци»
С-400 прокачают «Хунци»Международная военная политика
Продав Китаю противоракетные системы, Москва получит серьезного конкурента на рынках вооружений.

Российская зенитная ракетная система С-400 может помочь Китаю довести свои перспективные разработки до уровня американских ЗРС. Этот тезис сейчас активно муссируется в китайской блогосфере.

Напомним, 13 апреля генеральный директор Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин подтвердил, что Китай стал первым зарубежным покупателем ЗРС С-400 «Триумф». Еще в ноябре прошлого года представители Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству опровергали сведения о заключении контракта на поставку в КНР четырех дивизионов С-400.

Однако есть обстоятельства, которые сдерживает чрезмерный оптимизм от этой новости. Да, с одной стороны, продажа новейших ЗРС Китаю – это отличная возможность закрепить стратегический характер отношений между нашими странами. Что особенно актуально с точки зрения диверсификации внешней политики РФ и её «восточного разворота» в момент нарастающей конфронтации с Западом. С другой стороны, $2 млрд., вырученные от заключенной сделки, будут отнюдь нелишними для российского «худеющего» бюджета. Но не секрет, что китайский ВПК в последние десятилетия зарекомендовал себя как умелый плагиатор в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС).

Ресурс Sputnik International News на днях опубликовал материал, в котором приводит мнения комментаторов, которые утверждают: в скором времени приобретенные российские С-400 будут растиражированы под видом продукции национального китайского ВПК. В частности, используемые в комплексе «Триумф» технологии будут тщательно изучены с целью их дальнейшего применения на трех перспективных китайских системах ПВО-ПРО. Китай уже добился определенных успехов в создании новых средств ПВО-ПРО, в частности, HQ-29, HQ-26 и НQ-19 (по-русски «Хунци», буквально «Красное знамя»).

Так, первый (HQ-29) заимствует технологии американского комплекса средней дальности Patriot РАС-3 с противоракетами, подобными «штатовским» MIM-104F. ЗРК HQ-26 оснащен «переосмысленным» китайскими инженерами эквивалентом американских ЗУР SM-3, способных стартовать с установок вертикального пуска. Как сообщается, скоро ракеты поступят на вооружение боевых кораблей ВМС НОАК. В свою очередь, HQ-19 представляет «вариацию на тему» ни много ни мало американского подвижного комплекса ПРО THAAD.

Не исключено, что российские ЗРС С-400 внесут свою нескромную технологическую лепту в процесс модернизации и доведения до ума указанных китайских противоракетных систем. Таким образом, наша страна рискует получить серьезного конкурента на рынках вооружений. И тогда заработанные $2 млрд. покажутся жалкими копейками на фоне упущенной прибыли.

Китайцы могут копировать все, до чего доберутся, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

– Это безусловный факт. Но трудно судить о том, насколько технически совершенными получаются аналоги, поскольку это закрытая информация и нет возможности как-то проверить эти данные.

— Китайские СМИ сообщают о том, что летные испытания ракеты большой дальности для ЗРК нового поколения HQ-29 уже проведены, а развертывание дивизионов для объектовой защиты территории намечено в «12-й пятилетке». HQ-29 якобы имеет ракету, подобную MIM-104F американского ЗРК Patriot РАС-3, а в носовой части ЗУР размещено более 100 мини-двигателей для коррекции полета…

- Эту информацию трудно как подтвердить, так и опровергнуть. Повторяю, насколько это близко к аналогам, это вопрос, ответ на который знают только сами китайцы, потому что, кроме их военных специалистов в любом случае никто не имеет доступа к испытаниям такой техники.

— Если предположить, что китайский ВПК в состоянии скопировать ЗУР SM-3, то это означает, что у них есть некое подобие американской БИУС (боевой информационно-управляющей системы) Aegis?

- Эсминцы типа 052C и 052D называют китайскими клонами эсминцев США типа Arleigh Burke, оснащенных системой Aegis, так как их эскадренные миноносцы имеют ЗРК и БИУС, кстати, разработанную основе французской системы Thomson-CSF TAVITA, плюс установку вертикального пуска ракет. Другое дело, насколько их РЛС и система боевого управления аналогичны американским, но это еще один риторический вопрос.

— Тогда стоило ли заключать контракт с Китаем по ЗРС С-400? Может, лучше поставить их нашему ближайшему союзнику и стратегическому партнеру (в том числе, в сфере ПРО) Белоруссии? Тем более, Лукашенко не раз просил нас об этом…

– Дело не в Белоруссии, а в том, что их не стоит поставлять Китаю. Кому надо, это, вообще, отдельный и непростой вопрос. А вот, кому не надо - ответ ясен. В черном списке на первом месте стоит Китай. Но мы решили сделать все наоборот.

«СП»: – КНР и без того становится серьезным конкурентом РФ на рынке систем противоракетной обороны. Так, Пекин выиграл тендер Турции на поставки ЗРС со своими HQ-9, в то время как Москва предлагала проверенные С-300.

– Насчет Турции это сложная история. Равно как и с самим рынком систем ПРО. Я бы сказал, что его почти нет, так как системы ПРО – это, по сути, штучный товар. Но Китаю, вообще, не нужно продавать никакого оружия. Не только и не столько потому, что это конкурент на рынке, сколько потому что это главный потенциальный противник РФ, который планомерно и последовательно укрепляет свои Вооруженные силы.

Если Турция предпочла HQ-9, это еще не означает, что эта система превосходит С-300 по соотношению «цена-качество». Есть еще такой критерий как «цена-откат». Я не знаю, как проходил этот конкурс. Восток это, вообще-то, «дело тонкое».

Член Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, полковник запаса Виктор Мураховский говорит, что на самом деле аналогия здесь весьма условна – это достаточно разные системы.

- Различие заключается в области применения и в возможностях, а также в целевом назначении. Если говорить о ракете SM-3, то она входит в корабельную систему ПРО, предназначенную для работы на больших высотах (вплоть до ближнего космоса). HQ-26 не способна выполнять такие задачи. Это, скорее, нечто среднее между ЗРК Patriot РАС-3 и комплексом ПРО театра военных действий THAAD.

— В чем тогда смысл HQ-19, которая напоминает THAAD, если у китайцев уже есть HQ-26?

– В противоракетах комплексов THAAD и Patriot используются боевые части взрывного типа с поражающими элементами. Китайцы якобы хотят сделать на HQ-26 аналог SM-3 с кинетическим поражающим элементом. Опять же все это домыслы и предположения экспертов, а Китай официально таких характеристик не заявлял. По сравнению с российской оборонкой, китайская - это весьма закрытая сфера.

— Наверное, логично: РФ и США больше Китая продают вооружений на международном рынке, соответственно, им надо в некотором смысле раскрывать технико-тактические параметры своего товара.

– Может быть. Хотя Китай сейчас вышел на третье место по продажам вооружений. С другой стороны, в случае с турецким тендером на системы ПРО Пекин, по сути дела, поставил копию российских ЗРС С-300ПМУ-1 и С-300ПМУ-2. Этот тендер он выиграл явно за счет демпинга по цене.

Мы видим, что по ряду параметров HQ-9 уступает С-300ПМУ-2 и уже тем более С-400. Просто Москва не готова работать с Анкарой на таких же условиях как Китай, который ради входа на рынок идет на ценовой демпинг, заключает офсетные соглашения. Предполагается, что в ЗРС можно будет использовать шасси турецкого производства. Кроме того, турецкие компании примут участие в производстве этого комплекса в дальнейшем.

— Резюмируя, Москве не стоит давать противоракетный «допинг» Пекину?

– Для того, чтобы восстановить нормальный объем военно-технического сотрудничества с Китаем, ему можно продать комплексы С-400. Надо понимать, что после 2017 года у нас на вооружение должен поступить комплекс нового поколения С-500.

Например, если в С-400 используются те же ракеты, что и в предыдущих комплексах, то «дальняя» ракета на 400 км сейчас только появится. То есть, С-500 будет иметь полностью новое ракетное оснащение, а также новые средства для разведки и целеуказания.

— По данным СМИ, китайцы уже скопировали ЗУР SM-3. Означает ли это, что они обладают и аналогом БИУС Aegis?

– Я не думаю. Понятно, что одно без другого существовать не может. Кроме того, мы опять говорим о всякого рода заявлениях без указания конкретных технических параметров. Я лично не верю в то, что Китай может скопировать Aegis и ракету SM-3.

— Как бы вы оценили уровень и направленность системы противоракетной обороны КНР?

– Достаточно высоко. Но с США и Россией Китаю тягаться тяжело. Скорее, это конкурент на рынках вооружений. Но то, что Пекин это наш противник, я категорически не согласен. Достаточно посмотреть на направления военного строительства КНР, который основное внимание уделяет развитию флота, авиации и, вообще, нацелен на прибрежную и дальнюю морскую зону в сторону Юго-Востока Азиатско-Тихоокеанского региона.

Очевидно, что Пекин готовится защищать свои спорные острова от Японии, обеспечивать свободу судоходства, а также рынки сбыта под прикрытием сильных военно-морских сил в АТР.

— Про материковую часть территории в Пекине тоже не забывают. По мнению комментаторов, закупаемые в России комплексы С-400 будут дислоцированы вокруг Пекина.

– Совершенно верно. Надо иметь в виду что, КНР прекрасно понимает возможности комплекса С-400. В том плане, что они существенно превосходят все, что у Китая имелось до сих пор.

— По какому принципу организована противоракетная оборона Китая?

– Целостной системы у них нет. Насколько я понимаю, у них есть опытные образцы, на основе которых предпринимается попытка выстроить ПРО в позиционных районах межконтинентальных баллистических ракет с целью сохранения потенциала ответного удара.

— Китайское военное руководство часто прибегает к блефу, когда речь заходит об уровне обеспечения национальной безопасности?

– Достаточно часто. Можно посмотреть на результаты выступления китайцев на «танковом биатлоне» в прошлом году на своем танке Type 96. По заявленным параметрам и отзывам в китайской военной прессе, это должен был быть супертанк, который легко «покроет как бык овцу» (как они выражались) старенький Т-72Б. А результат получился прямо противоположный. По итогам первых этапов китайцы даже не прошли в финальную часть. Их спасло только то, что в ходе «биатлона» проверялась еще и физическая подготовка танкистов. На этих соревнованиях они заняли первое место, благодаря чему и попали в финал.

— В китайской культуре особое место занимает образ тигра. Получается в области ВПК это пока еще «растущий тигренок».

– Да, у них срабатывает эффект низкой технологической базы, когда им удается «подпрыгнуть». Но видно, что желания пока не всегда совпадают с возможностями. Даже если ты вкладываешь в разработки сотни миллиардов долларов, невозможно решить проблему кадров и военного строительства за 4-5 лет. Этот опыт нарабатывается десятилетиями. Он жестоко проверяется в военных конфликтах. Россия, сами знаете, как прошла этот путь и какой кровью. Китай этот опыт только нарабатывает.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.