15.04.2015, 22:47
С-400 прокачают «Хунци»
С-400 прокачают «Хунци»Международная военная политика
Продав Китаю противоракетные системы, Москва получит серьезного конкурента на рынках вооружений.

Российская зенитная ракетная система С-400 может помочь Китаю довести свои перспективные разработки до уровня американских ЗРС. Этот тезис сейчас активно муссируется в китайской блогосфере.

Напомним, 13 апреля генеральный директор Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин подтвердил, что Китай стал первым зарубежным покупателем ЗРС С-400 «Триумф». Еще в ноябре прошлого года представители Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству опровергали сведения о заключении контракта на поставку в КНР четырех дивизионов С-400.

Однако есть обстоятельства, которые сдерживает чрезмерный оптимизм от этой новости. Да, с одной стороны, продажа новейших ЗРС Китаю – это отличная возможность закрепить стратегический характер отношений между нашими странами. Что особенно актуально с точки зрения диверсификации внешней политики РФ и её «восточного разворота» в момент нарастающей конфронтации с Западом. С другой стороны, $2 млрд., вырученные от заключенной сделки, будут отнюдь нелишними для российского «худеющего» бюджета. Но не секрет, что китайский ВПК в последние десятилетия зарекомендовал себя как умелый плагиатор в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС).

Ресурс Sputnik International News на днях опубликовал материал, в котором приводит мнения комментаторов, которые утверждают: в скором времени приобретенные российские С-400 будут растиражированы под видом продукции национального китайского ВПК. В частности, используемые в комплексе «Триумф» технологии будут тщательно изучены с целью их дальнейшего применения на трех перспективных китайских системах ПВО-ПРО. Китай уже добился определенных успехов в создании новых средств ПВО-ПРО, в частности, HQ-29, HQ-26 и НQ-19 (по-русски «Хунци», буквально «Красное знамя»).

Так, первый (HQ-29) заимствует технологии американского комплекса средней дальности Patriot РАС-3 с противоракетами, подобными «штатовским» MIM-104F. ЗРК HQ-26 оснащен «переосмысленным» китайскими инженерами эквивалентом американских ЗУР SM-3, способных стартовать с установок вертикального пуска. Как сообщается, скоро ракеты поступят на вооружение боевых кораблей ВМС НОАК. В свою очередь, HQ-19 представляет «вариацию на тему» ни много ни мало американского подвижного комплекса ПРО THAAD.

Не исключено, что российские ЗРС С-400 внесут свою нескромную технологическую лепту в процесс модернизации и доведения до ума указанных китайских противоракетных систем. Таким образом, наша страна рискует получить серьезного конкурента на рынках вооружений. И тогда заработанные $2 млрд. покажутся жалкими копейками на фоне упущенной прибыли.

Китайцы могут копировать все, до чего доберутся, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

– Это безусловный факт. Но трудно судить о том, насколько технически совершенными получаются аналоги, поскольку это закрытая информация и нет возможности как-то проверить эти данные.

— Китайские СМИ сообщают о том, что летные испытания ракеты большой дальности для ЗРК нового поколения HQ-29 уже проведены, а развертывание дивизионов для объектовой защиты территории намечено в «12-й пятилетке». HQ-29 якобы имеет ракету, подобную MIM-104F американского ЗРК Patriot РАС-3, а в носовой части ЗУР размещено более 100 мини-двигателей для коррекции полета…

- Эту информацию трудно как подтвердить, так и опровергнуть. Повторяю, насколько это близко к аналогам, это вопрос, ответ на который знают только сами китайцы, потому что, кроме их военных специалистов в любом случае никто не имеет доступа к испытаниям такой техники.

— Если предположить, что китайский ВПК в состоянии скопировать ЗУР SM-3, то это означает, что у них есть некое подобие американской БИУС (боевой информационно-управляющей системы) Aegis?

- Эсминцы типа 052C и 052D называют китайскими клонами эсминцев США типа Arleigh Burke, оснащенных системой Aegis, так как их эскадренные миноносцы имеют ЗРК и БИУС, кстати, разработанную основе французской системы Thomson-CSF TAVITA, плюс установку вертикального пуска ракет. Другое дело, насколько их РЛС и система боевого управления аналогичны американским, но это еще один риторический вопрос.

— Тогда стоило ли заключать контракт с Китаем по ЗРС С-400? Может, лучше поставить их нашему ближайшему союзнику и стратегическому партнеру (в том числе, в сфере ПРО) Белоруссии? Тем более, Лукашенко не раз просил нас об этом…

– Дело не в Белоруссии, а в том, что их не стоит поставлять Китаю. Кому надо, это, вообще, отдельный и непростой вопрос. А вот, кому не надо - ответ ясен. В черном списке на первом месте стоит Китай. Но мы решили сделать все наоборот.

«СП»: – КНР и без того становится серьезным конкурентом РФ на рынке систем противоракетной обороны. Так, Пекин выиграл тендер Турции на поставки ЗРС со своими HQ-9, в то время как Москва предлагала проверенные С-300.

– Насчет Турции это сложная история. Равно как и с самим рынком систем ПРО. Я бы сказал, что его почти нет, так как системы ПРО – это, по сути, штучный товар. Но Китаю, вообще, не нужно продавать никакого оружия. Не только и не столько потому, что это конкурент на рынке, сколько потому что это главный потенциальный противник РФ, который планомерно и последовательно укрепляет свои Вооруженные силы.

Если Турция предпочла HQ-9, это еще не означает, что эта система превосходит С-300 по соотношению «цена-качество». Есть еще такой критерий как «цена-откат». Я не знаю, как проходил этот конкурс. Восток это, вообще-то, «дело тонкое».

Член Экспертного совета председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, полковник запаса Виктор Мураховский говорит, что на самом деле аналогия здесь весьма условна – это достаточно разные системы.

- Различие заключается в области применения и в возможностях, а также в целевом назначении. Если говорить о ракете SM-3, то она входит в корабельную систему ПРО, предназначенную для работы на больших высотах (вплоть до ближнего космоса). HQ-26 не способна выполнять такие задачи. Это, скорее, нечто среднее между ЗРК Patriot РАС-3 и комплексом ПРО театра военных действий THAAD.

— В чем тогда смысл HQ-19, которая напоминает THAAD, если у китайцев уже есть HQ-26?

– В противоракетах комплексов THAAD и Patriot используются боевые части взрывного типа с поражающими элементами. Китайцы якобы хотят сделать на HQ-26 аналог SM-3 с кинетическим поражающим элементом. Опять же все это домыслы и предположения экспертов, а Китай официально таких характеристик не заявлял. По сравнению с российской оборонкой, китайская - это весьма закрытая сфера.

— Наверное, логично: РФ и США больше Китая продают вооружений на международном рынке, соответственно, им надо в некотором смысле раскрывать технико-тактические параметры своего товара.

– Может быть. Хотя Китай сейчас вышел на третье место по продажам вооружений. С другой стороны, в случае с турецким тендером на системы ПРО Пекин, по сути дела, поставил копию российских ЗРС С-300ПМУ-1 и С-300ПМУ-2. Этот тендер он выиграл явно за счет демпинга по цене.

Мы видим, что по ряду параметров HQ-9 уступает С-300ПМУ-2 и уже тем более С-400. Просто Москва не готова работать с Анкарой на таких же условиях как Китай, который ради входа на рынок идет на ценовой демпинг, заключает офсетные соглашения. Предполагается, что в ЗРС можно будет использовать шасси турецкого производства. Кроме того, турецкие компании примут участие в производстве этого комплекса в дальнейшем.

— Резюмируя, Москве не стоит давать противоракетный «допинг» Пекину?

– Для того, чтобы восстановить нормальный объем военно-технического сотрудничества с Китаем, ему можно продать комплексы С-400. Надо понимать, что после 2017 года у нас на вооружение должен поступить комплекс нового поколения С-500.

Например, если в С-400 используются те же ракеты, что и в предыдущих комплексах, то «дальняя» ракета на 400 км сейчас только появится. То есть, С-500 будет иметь полностью новое ракетное оснащение, а также новые средства для разведки и целеуказания.

— По данным СМИ, китайцы уже скопировали ЗУР SM-3. Означает ли это, что они обладают и аналогом БИУС Aegis?

– Я не думаю. Понятно, что одно без другого существовать не может. Кроме того, мы опять говорим о всякого рода заявлениях без указания конкретных технических параметров. Я лично не верю в то, что Китай может скопировать Aegis и ракету SM-3.

— Как бы вы оценили уровень и направленность системы противоракетной обороны КНР?

– Достаточно высоко. Но с США и Россией Китаю тягаться тяжело. Скорее, это конкурент на рынках вооружений. Но то, что Пекин это наш противник, я категорически не согласен. Достаточно посмотреть на направления военного строительства КНР, который основное внимание уделяет развитию флота, авиации и, вообще, нацелен на прибрежную и дальнюю морскую зону в сторону Юго-Востока Азиатско-Тихоокеанского региона.

Очевидно, что Пекин готовится защищать свои спорные острова от Японии, обеспечивать свободу судоходства, а также рынки сбыта под прикрытием сильных военно-морских сил в АТР.

— Про материковую часть территории в Пекине тоже не забывают. По мнению комментаторов, закупаемые в России комплексы С-400 будут дислоцированы вокруг Пекина.

– Совершенно верно. Надо иметь в виду что, КНР прекрасно понимает возможности комплекса С-400. В том плане, что они существенно превосходят все, что у Китая имелось до сих пор.

— По какому принципу организована противоракетная оборона Китая?

– Целостной системы у них нет. Насколько я понимаю, у них есть опытные образцы, на основе которых предпринимается попытка выстроить ПРО в позиционных районах межконтинентальных баллистических ракет с целью сохранения потенциала ответного удара.

— Китайское военное руководство часто прибегает к блефу, когда речь заходит об уровне обеспечения национальной безопасности?

– Достаточно часто. Можно посмотреть на результаты выступления китайцев на «танковом биатлоне» в прошлом году на своем танке Type 96. По заявленным параметрам и отзывам в китайской военной прессе, это должен был быть супертанк, который легко «покроет как бык овцу» (как они выражались) старенький Т-72Б. А результат получился прямо противоположный. По итогам первых этапов китайцы даже не прошли в финальную часть. Их спасло только то, что в ходе «биатлона» проверялась еще и физическая подготовка танкистов. На этих соревнованиях они заняли первое место, благодаря чему и попали в финал.

— В китайской культуре особое место занимает образ тигра. Получается в области ВПК это пока еще «растущий тигренок».

– Да, у них срабатывает эффект низкой технологической базы, когда им удается «подпрыгнуть». Но видно, что желания пока не всегда совпадают с возможностями. Даже если ты вкладываешь в разработки сотни миллиардов долларов, невозможно решить проблему кадров и военного строительства за 4-5 лет. Этот опыт нарабатывается десятилетиями. Он жестоко проверяется в военных конфликтах. Россия, сами знаете, как прошла этот путь и какой кровью. Китай этот опыт только нарабатывает.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.