26.11.2014, 15:21
С-400 долетели до Китая
С-400 долетели до КитаяМеждународная военная политика
Россия поставит КНР шесть дивизионов новейших зенитно-ракетных систем?

В среду, 26 ноября, стало известно, что Россия подписала с Китаем контракт на поставку шести дивизионов зенитно-ракетной системы С-400. Об этом сообщила газета «Ведомости». По информации издания, еще в начале нынешней осени подписи под документом поставили представители «Рособоронэкспорта» и Министерства обороны КНР. Сумма контракта – более 3 млрд долларов.

Напомним: переговоры о поставках С-400 в Китай велись несколько лет. В 2011-м Минобороны РФ заявило, что экспорт зенитно-ракетной системы возможен не ранее 2016 года, поскольку прежде нужно вооружить С-400 российские войска. Однако весной 2014 года президент Владимир Путин одобрил поставку С-400 в Китай, а в июле руководитель администрации президента России Сергей Иванов заявил, что первым зарубежным заказчиком этой системы может стать именно Китай.

Надо отметить, что ранее Пекин был одним из покупателей зенитно-ракетных систем типа С-300П – последний контракт на поставку 15 дивизионов С-300ПМУ-2 был выполнен «Рособоронэкспортом» в 2010 году.

То, что контракт на поставку С-400 все-таки подписан, и этот факт не афишируется, порождает целый ряд вопросов.

Является ли этот шаг элементом нашего геополитического ответа Соединенным Штатам, или это плата за экономическое сближение с Китаем? Означает ли перенос сроков экспорта зенитно-ракетной системы с 2016-го на 2014-й год, что мы поставляем С-400 в ущерб интересам собственных ВС? Наконец, могут ли китайцы, получив новейший российский комплекс, банально его скопировать? За последние 15 лет китайская оборонная промышленность резко подняла свой уровень, и такая задача уже не представляется невыполнимой.

Что на деле стоит за поставкой С-400 в Китай, и какими будут последствия этого шага?

– Недавно в газете «Жэньминь жибао» – печатном органе ЦК Компартии Китая – появилась публикация «Как нам сотрудничать с Россией», – отмечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник в отставке Семен Багдасаров. – В ней особо подчеркивается, что Россия – это страна, золотовалютные резервы которой составляют около 440 млрд долларов, а долг российских корпораций перед западными банками – превышает 670 млрд долларов. Другими словами, проводится мысль, что РФ находится из-за санкций в трудном положении, и этим нужно воспользоваться.

Из этого следует, что китайцы будут выкручивают нам руки по полной программе, используя проблемы России во взаимоотношениях с Западом. Это касается и цен на нефть и газ, которые мы собираемся поставлять в КНР, и поставок вооружений.

Мы еще не успели вооружить российские подразделения ПВО комплексами С-400, а будем поставлять их Китаю. А послезавтра китайцы, в «лучших» своих традициях, снимут копию с С-400, и начнут поставлять эти клоны на внешний рынок, сбивая цену на порядок. Да, качество китайских копий ниже, отказов оборудования больше, зато и цена кардинально ниже. Многие страны клюют на это. Для меня вообще большой вопрос: стоит ли продавать Китаю, который беззастенчиво копирует технику, такое совершенное оружие?

— Почему мы все-таки идем на этот шаг?

– Думаю, мы делаем это, чтобы попасть на китайский рынок нефти и газа, и получать деньги от продажи энергоносителей в Китай. Ничем другим объяснить такое решение я не могу.

— Шесть дивизионов С-400 – это много?

– Немало. Китайцам для копирования можно было, конечно, ограничиться приобретением нескольких установок С-400. Но, видимо, российская сторона «прогнула» китайских партнеров, чтобы хоть что-то заработать на этих поставках. 3 млрд долларов – неплохая сумма. Другое дело, что никто, похоже, не задумывается, что будет при таком подходе через 10-15 лет.

— Как сейчас выглядит ситуация с оснащением С-400 российских ВС?

– Несколько дивизионов С-400 наши войска уже получили, но перевооружение далеко не закончено. Кроме того, следует учитывать стратегический момент. Когда-то Советский Союз рассматривал в качестве вероятного противника на Дальнем Востоке, наряду с Японией и США, еще и китайскую армию. Кстати, по численности она в 2,5 раза превосходит российскую, а ее мобилизационный ресурс составляет более 200 миллионов человек.

— Сейчас этот геополитический расклад изменился?

– На мой взгляд, он остался прежним. Более того – в последние годы идет тихая китайская экспансия на Дальний Восток. Обратите внимание: в 1991 году в ходе демаркации границы Россия передала Китаю остров Даманский, на котором погибли наши военнослужащие, – он стал называться Чжэньбао. В 1999-м Казахстан, также в рамках демаркации границы, уступил Китаю 407 квадратных километров своей территории. В том же году Китай получил от Киргизии около 12 квадратных километров в районе Тянь-Шаня. В 2002-м Таджикистан отдал КНР 1000 квадратных километров в районе Восточного Памира.

Китай проводит и активную экономическую экспансию в Центральной Азии, которая вступает в противоречие с российскими интересами в регионе.

Работают Китай и Россия в Центральной Азии по-разному. Мы, например, желаем, чтобы Киргизия вошла в Таможенный и Евразийский экономический союзы. Что мы для этого делаем? Помогаем киргизам. В апреле 2014 года «Газпром» приобрел газотранспортную инфраструктуру республики за символическую сумму в 1 доллар. Но вместе с тем, российский концерн обязался оплатить долги «Кыргызгаза», которые оцениваются в 40 млн долларов, и инвестировать в модернизацию и реконструкцию газовой инфраструктуры Киргизии не менее 20 млрд рублей.

Другими словами, мы вкладываем неслабую сумму в проект, прибыльность которого, мягко говоря, сомнительна.

А как поступают китайцы? Они скупают ключевые месторождения полезных ископаемых и строят металлургические предприятия – приобретают то, что сами потом будут добывать и вывозить. Плюс к тому, китайцы отбирают талантливую молодежь в странах Центральной Азии и отправляют ее обучаться в Китай. По сути, создают на будущее прокитайскую «пятую колонну» в странах Центральной Азии.

Другими словами, КНР ведет в регионе грамотную прагматичную политику, а мы – политику затратную, да еще базирующуюся на безвизовом режиме.

Поэтому не надо думать, что Китай – это наш бескорыстный друг. У Поднебесной на первом месте – собственный интерес…

– Сомневаюсь, что контракт на поставки С-400 действительно подписан: официальные лица РФ неоднократно заявляли, что Россия должна, в первую очередь, обеспечить себя комплексами С-400, и по 2016 год включительно будет поставлять зенитно-ракетные системы исключительно на внутренний рынок, – считает военный эксперт Виктор Мясников. – Мощности концерна ПВО «Алмаз – Антей» не позволяют производить, грубо говоря, «лишние» комплексы на продажу. Лишь когда будут достроены два новых завода по производству ракет и пусковых установок для С-400, можно будет говорить о крупных партиях этого оружия и об экспорте.

Вопрос о поставках С-400 в Китай задавался, в частности, заместителю гендиректора концерна «Алмаз – Антей» по внешнеэкономической деятельности Вячеславу Дзиркалну на авиакосмическом салоне Airshow China в Чжухае, в ноябре 2014 года. Господин Дзиркалн ответил тогда, что вопрос торговли С-400 – прерогатива «Рособоронэкспорта», но пока не было разговора о том, что Китай получит зенитно-ракетную систему ранее 2016 года. Именно поэтому информация «Ведомостей» вызывает у меня сомнения.

Собственно, «Алмаз – Антей» на выставке в Чжухае вел очень серьезные переговоры о создании сервисного центра в Китае, который бы занимался обслуживанием и модернизацией российских зенитно-ракетных систем, которые Китаю уже проданы – это различные модификации систем С-300 и зенитно-ракетных комплексов «Тор-М1». Об С-400, повторюсь, речь не шла.

— Китайцы при нынешнем уровне технологий могут скопировать С-400?

– Недавно подписано межправительственное российско-китайское соглашение об охране интеллектуальной собственности, и ссылки на него содержатся во всех новых контрактах.

И еще момент. Лучшее средство от копирования – это совершенствование: в этом случае копирование теряет смысл, поскольку является, по сути, консервацией вчерашнего дня. Могу сказать определенно, что «Алмаз – Антей» клонирования не боится. Тем более, имеется ряд секретов: материалы, алгоритмы в программном обеспечении, технологии создания антенн.

Да, китайцы могут скопировать С-400 внешне, но это – копирование упаковки. Содержание при этом будет отличаться очень значительно.

— Насколько принципиально для Китая обладание С-400?

– С-400, по сути, система, которая может быть элементом противоракетной обороны. Китай ставит очень амбициозные задачи – например, стать мировым экономическим лидером. А это неизбежно приводит его к столкновению с США. Для Пекина российский комплекс – дополнительная гарантия защиты от возможного воздушно-ракетного нападения американцев в случае серьезного конфликта с Вашингтоном. Поэтому поставки С-400 – очень актуальная тема для китайцев.

— Мы могли бы пойти с Китаем на размен: поставить С-400 раньше 2016 года, а взамен, допустим, получить крупный контракт?

– Это политическое решение, а такого рода решения иногда принимаются неожиданно. Однако на данный момент, насколько я понимаю, никаких экстренных событий в отношениях с Китаем не произошло…

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).