26.11.2014, 15:21
С-400 долетели до Китая
С-400 долетели до КитаяМеждународная военная политика
Россия поставит КНР шесть дивизионов новейших зенитно-ракетных систем?

В среду, 26 ноября, стало известно, что Россия подписала с Китаем контракт на поставку шести дивизионов зенитно-ракетной системы С-400. Об этом сообщила газета «Ведомости». По информации издания, еще в начале нынешней осени подписи под документом поставили представители «Рособоронэкспорта» и Министерства обороны КНР. Сумма контракта – более 3 млрд долларов.

Напомним: переговоры о поставках С-400 в Китай велись несколько лет. В 2011-м Минобороны РФ заявило, что экспорт зенитно-ракетной системы возможен не ранее 2016 года, поскольку прежде нужно вооружить С-400 российские войска. Однако весной 2014 года президент Владимир Путин одобрил поставку С-400 в Китай, а в июле руководитель администрации президента России Сергей Иванов заявил, что первым зарубежным заказчиком этой системы может стать именно Китай.

Надо отметить, что ранее Пекин был одним из покупателей зенитно-ракетных систем типа С-300П – последний контракт на поставку 15 дивизионов С-300ПМУ-2 был выполнен «Рособоронэкспортом» в 2010 году.

То, что контракт на поставку С-400 все-таки подписан, и этот факт не афишируется, порождает целый ряд вопросов.

Является ли этот шаг элементом нашего геополитического ответа Соединенным Штатам, или это плата за экономическое сближение с Китаем? Означает ли перенос сроков экспорта зенитно-ракетной системы с 2016-го на 2014-й год, что мы поставляем С-400 в ущерб интересам собственных ВС? Наконец, могут ли китайцы, получив новейший российский комплекс, банально его скопировать? За последние 15 лет китайская оборонная промышленность резко подняла свой уровень, и такая задача уже не представляется невыполнимой.

Что на деле стоит за поставкой С-400 в Китай, и какими будут последствия этого шага?

– Недавно в газете «Жэньминь жибао» – печатном органе ЦК Компартии Китая – появилась публикация «Как нам сотрудничать с Россией», – отмечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник в отставке Семен Багдасаров. – В ней особо подчеркивается, что Россия – это страна, золотовалютные резервы которой составляют около 440 млрд долларов, а долг российских корпораций перед западными банками – превышает 670 млрд долларов. Другими словами, проводится мысль, что РФ находится из-за санкций в трудном положении, и этим нужно воспользоваться.

Из этого следует, что китайцы будут выкручивают нам руки по полной программе, используя проблемы России во взаимоотношениях с Западом. Это касается и цен на нефть и газ, которые мы собираемся поставлять в КНР, и поставок вооружений.

Мы еще не успели вооружить российские подразделения ПВО комплексами С-400, а будем поставлять их Китаю. А послезавтра китайцы, в «лучших» своих традициях, снимут копию с С-400, и начнут поставлять эти клоны на внешний рынок, сбивая цену на порядок. Да, качество китайских копий ниже, отказов оборудования больше, зато и цена кардинально ниже. Многие страны клюют на это. Для меня вообще большой вопрос: стоит ли продавать Китаю, который беззастенчиво копирует технику, такое совершенное оружие?

— Почему мы все-таки идем на этот шаг?

– Думаю, мы делаем это, чтобы попасть на китайский рынок нефти и газа, и получать деньги от продажи энергоносителей в Китай. Ничем другим объяснить такое решение я не могу.

— Шесть дивизионов С-400 – это много?

– Немало. Китайцам для копирования можно было, конечно, ограничиться приобретением нескольких установок С-400. Но, видимо, российская сторона «прогнула» китайских партнеров, чтобы хоть что-то заработать на этих поставках. 3 млрд долларов – неплохая сумма. Другое дело, что никто, похоже, не задумывается, что будет при таком подходе через 10-15 лет.

— Как сейчас выглядит ситуация с оснащением С-400 российских ВС?

– Несколько дивизионов С-400 наши войска уже получили, но перевооружение далеко не закончено. Кроме того, следует учитывать стратегический момент. Когда-то Советский Союз рассматривал в качестве вероятного противника на Дальнем Востоке, наряду с Японией и США, еще и китайскую армию. Кстати, по численности она в 2,5 раза превосходит российскую, а ее мобилизационный ресурс составляет более 200 миллионов человек.

— Сейчас этот геополитический расклад изменился?

– На мой взгляд, он остался прежним. Более того – в последние годы идет тихая китайская экспансия на Дальний Восток. Обратите внимание: в 1991 году в ходе демаркации границы Россия передала Китаю остров Даманский, на котором погибли наши военнослужащие, – он стал называться Чжэньбао. В 1999-м Казахстан, также в рамках демаркации границы, уступил Китаю 407 квадратных километров своей территории. В том же году Китай получил от Киргизии около 12 квадратных километров в районе Тянь-Шаня. В 2002-м Таджикистан отдал КНР 1000 квадратных километров в районе Восточного Памира.

Китай проводит и активную экономическую экспансию в Центральной Азии, которая вступает в противоречие с российскими интересами в регионе.

Работают Китай и Россия в Центральной Азии по-разному. Мы, например, желаем, чтобы Киргизия вошла в Таможенный и Евразийский экономический союзы. Что мы для этого делаем? Помогаем киргизам. В апреле 2014 года «Газпром» приобрел газотранспортную инфраструктуру республики за символическую сумму в 1 доллар. Но вместе с тем, российский концерн обязался оплатить долги «Кыргызгаза», которые оцениваются в 40 млн долларов, и инвестировать в модернизацию и реконструкцию газовой инфраструктуры Киргизии не менее 20 млрд рублей.

Другими словами, мы вкладываем неслабую сумму в проект, прибыльность которого, мягко говоря, сомнительна.

А как поступают китайцы? Они скупают ключевые месторождения полезных ископаемых и строят металлургические предприятия – приобретают то, что сами потом будут добывать и вывозить. Плюс к тому, китайцы отбирают талантливую молодежь в странах Центральной Азии и отправляют ее обучаться в Китай. По сути, создают на будущее прокитайскую «пятую колонну» в странах Центральной Азии.

Другими словами, КНР ведет в регионе грамотную прагматичную политику, а мы – политику затратную, да еще базирующуюся на безвизовом режиме.

Поэтому не надо думать, что Китай – это наш бескорыстный друг. У Поднебесной на первом месте – собственный интерес…

– Сомневаюсь, что контракт на поставки С-400 действительно подписан: официальные лица РФ неоднократно заявляли, что Россия должна, в первую очередь, обеспечить себя комплексами С-400, и по 2016 год включительно будет поставлять зенитно-ракетные системы исключительно на внутренний рынок, – считает военный эксперт Виктор Мясников. – Мощности концерна ПВО «Алмаз – Антей» не позволяют производить, грубо говоря, «лишние» комплексы на продажу. Лишь когда будут достроены два новых завода по производству ракет и пусковых установок для С-400, можно будет говорить о крупных партиях этого оружия и об экспорте.

Вопрос о поставках С-400 в Китай задавался, в частности, заместителю гендиректора концерна «Алмаз – Антей» по внешнеэкономической деятельности Вячеславу Дзиркалну на авиакосмическом салоне Airshow China в Чжухае, в ноябре 2014 года. Господин Дзиркалн ответил тогда, что вопрос торговли С-400 – прерогатива «Рособоронэкспорта», но пока не было разговора о том, что Китай получит зенитно-ракетную систему ранее 2016 года. Именно поэтому информация «Ведомостей» вызывает у меня сомнения.

Собственно, «Алмаз – Антей» на выставке в Чжухае вел очень серьезные переговоры о создании сервисного центра в Китае, который бы занимался обслуживанием и модернизацией российских зенитно-ракетных систем, которые Китаю уже проданы – это различные модификации систем С-300 и зенитно-ракетных комплексов «Тор-М1». Об С-400, повторюсь, речь не шла.

— Китайцы при нынешнем уровне технологий могут скопировать С-400?

– Недавно подписано межправительственное российско-китайское соглашение об охране интеллектуальной собственности, и ссылки на него содержатся во всех новых контрактах.

И еще момент. Лучшее средство от копирования – это совершенствование: в этом случае копирование теряет смысл, поскольку является, по сути, консервацией вчерашнего дня. Могу сказать определенно, что «Алмаз – Антей» клонирования не боится. Тем более, имеется ряд секретов: материалы, алгоритмы в программном обеспечении, технологии создания антенн.

Да, китайцы могут скопировать С-400 внешне, но это – копирование упаковки. Содержание при этом будет отличаться очень значительно.

— Насколько принципиально для Китая обладание С-400?

– С-400, по сути, система, которая может быть элементом противоракетной обороны. Китай ставит очень амбициозные задачи – например, стать мировым экономическим лидером. А это неизбежно приводит его к столкновению с США. Для Пекина российский комплекс – дополнительная гарантия защиты от возможного воздушно-ракетного нападения американцев в случае серьезного конфликта с Вашингтоном. Поэтому поставки С-400 – очень актуальная тема для китайцев.

— Мы могли бы пойти с Китаем на размен: поставить С-400 раньше 2016 года, а взамен, допустим, получить крупный контракт?

– Это политическое решение, а такого рода решения иногда принимаются неожиданно. Однако на данный момент, насколько я понимаю, никаких экстренных событий в отношениях с Китаем не произошло…

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?