04.05.2016, 18:02
Русские реки поворачивают в Китай
Русские реки поворачивают в КитайМеждународная военная политика
Россия готова перебрасывать пресную воду со своей территории в Китай. Об этом во вторник, 3 мая, заявил глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев на встрече с китайским коллегой Хань Чанфу.

«Мы готовы предложить проект по переброске воды из Алтайского края России через республику Казахстан в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. В ближайшее время мы проведем консультации с коллегами из Казахстана по этому вопросу», — цитирует российского министра ТАСС.

Прежде всего, речь идет о переброске ежегодно около 70 млн кубометров паводковых вод. Как заявили в Минсельхозе РФ, именно такое количество составляют весенние излишки, которые сейчас без всякого практического применения сбрасываются в море. Но, как считают в ведомстве, можно увеличить «объем водоподачи» в Китай до 1 млрд. кубометров в год, причем «без ущерба экологическому состоянию водных объектов». Для этого необходимо «совместное с КНР развитие существующей инженерной инфраструктуры двух гидротехнических систем — Гилевского водохранилища Алейской оросительной системы, и запитанного из Обского водохранилища Кулундинского магистрального канала».

На бумаге действительно выходит, что вреда от переброски в Китай такого количества российской воды не будет.

С одной стороны, Россия обладает крупнейшими в мире запасами пресной поверхностной воды, причем Северная Двина, Обь, Иртыш, Енисей, Лена и Амур несут воды на север, в пустынные районы, где использовать ее фактически некому. Поэтому дискуссии по переброске вод сибирских рек в Среднюю Азию велись еще в XIX веке, а в 1960-е годы были начаты серьезные исследовательские работы. Предполагалось, что первая очередь Иртыш-Арал будет передавать на юг около 25 млрд. кубометров воды в год. Однако проект не был реализован.

Кроме того, сейчас внутри России вода тоже не особо нужна. Так, по данным федеральной целевой программы «Мелиорация», в 2015 году из имеющихся в стране 4,26 млн. га орошаемых земель в сельскохозяйственном обороте фактически было задействовано всего 3,27 млн. га, а фактически поливалось и того меньше — всего 1,35 млн. га.

С другой стороны, Китай остро страдает от дефицита воды, и прилагает колоссальные усилия в попытках решить эту проблему. Два года назад была завершена прокладка центрального маршрута переброски пресной воды с юга на север КНР. Это дало Пекину, Тяньцзиню и более чем сотне других городов засушливого китайского севера дополнительно 9,5 млрд. кубометров воды в год. Но и этой воды Поднебесной явно недостаточно. По прогнозам, к 2030 году КНР будет нуждаться в 818 млрд. кубометров воды в год, тогда как уровень водоснабжения будет находиться на отметке 619 млрд.

В теории все выглядит неплохо, но практика показывает, что китайцы — трудные партнеры. Скажем, Россия делит с Китаем два речных бассейна — Оби и Амура, — и в обоих случаях КНР реализует проекты переброски стока без оглядки на российские интересы. Кроме того, на китайских территориях располагаются верховья Иртыша, и забор воды китайцами прямо влияет на обеспечение миллионного Омска.

Для чего мы предлагаем Китаю нашу пресную воду, что мы можем получить взамен?

— Подготовка проекта по переброске воды из Алтайского края в Китай — дело небыстрое, — отмечает заведующий лабораторией Института водных проблем РАН, профессор, доктор технических наук Владимир Дебольский. — Я уже не говорю, что для переброски потребуется строительство системы водохранилищ, чтобы воду можно было накапливать, и направлять в Китай тогда, когда это необходимо.

В принципе, воды в России действительно хватает, и на Алтае водные ресурсы используются явно недостаточно. Но для того, чтобы четко ответить, нужна ли Алтаю вода, необходимо — помимо проекта переброски вод — разработать еще и проект перспективного развития Алтайского края.

Потребуется и тщательно просчитать экологические риски проекта. Изменения в природе края, и существенные, из-за строительства канала неизбежны — это тоже нужно понимать.

Все это требует проведения колоссального объема работ. Между тем, — могу сказать как человек, который занимается разработкой подобных проектов последние 50 лет, — никаких расчетов переброски воды именно с Алтая в России не делалось. Да и в целом водные ресурсы Алтайского края малоизученны. А ведь подробнейшие расчеты в таких проектах крайне важны. Приведу только один пример.

В последние годы правительство РФ периодически обсуждало вопрос, нужна ли низконапорная плотина ГЭС на Иртыше в районе Омска. Плотину даже начали строить, но потом забросили: Кузбасс заявил, что ему не нужна электроэнергия Омской ГЭС — достаточно энергии угольных ТЭЦ, благо угля хватает. По сути, проект застопорился именно из-за отсутствия внятных предварительных расчетов, как использовать накопленную плотиной воду. Повторять этот опыт в китайском варианте нам явно ни к чему.

Считать нужно все: сколько можно воды забрать, сколько ее нужно китайцам, оправдан ли проект экономически. Последний пункт особенно важен, поскольку реализация наверняка обойдется в несколько миллиардов долларов.

Вполне возможно, что Китай заплатит за разработку проекта и строительство — деньги у Пекина имеются. Но подчеркну: очень важно, чтобы разработкой занималась российская сторона. В этом случае мы гораздо яснее будем понимать, что получим на выходе.

Сопоставим ли проект по переброске воды в Китай с проектом поворота сибирских рек времен СССР?

— Советский проект был масштабнее. Его цель состояла в направлении части стока Иртыша, Оби, Тобола, Ишима в регионы страны, остро нуждающиеся в пресной воде. Проект, напомню, был разработан Министерством мелиорации и водного хозяйства СССР (Минводхоз). В это же время готовилось грандиозное строительство системы каналов и водохранилищ, которые позволили бы перебросить воду рек северной части Западно-Сибирской равнины в Аральское море.

На мой взгляд, кстати, проект поворота рек был очень хорошим. Вопреки распространенному мнению, «зарубили» его только из-за политических разногласий. Строительная часть проекта была хорошо проработана, но не было ясного понимания, на какие цели использовать воду в Средней Азии. Все понимали, что в регионе очень плохо с пресной водой: единственной среднеазиатской республикой, не испытывавшей дефицита, была Киргизия. Но нужны были не приблизительные прикидки, как тратить водные ресурсы, а точные расчеты.

Та же картина в случае с Китаем. Да, в Сибири, на первый взгляд, воды хоть залейся. Но, с другой стороны, ее много только потому, что нет перспективных планов по использованию этих водных ресурсов. Достаточно сказать, что сибирская вода пригодилась бы в европейской части России, где уже сейчас намечается некоторый дефицит пресной воды.

Насколько наше предложение интересно Китаю?

— Синьцзян-Уйгурский автономный район действительно очень засушлив. Более того, если бы Пекин пошел на строительство канала из России, это позволило бы занять население автономного района земледелием, и существенно снизить социально-экономическую напряженность в нем.

Конечно, с точки зрения китайцев, вода лишней точно не будет. Причем, Китай хорошо знает, что собой представляют наши водные ресурсы. Напомню, что именно Советский Союз очень помог КНР в области развития мелиорации. В конце 1940-х около 15% студентов московских вузов, которые специализировались на водном хозяйстве, были китайцами. Более того, почти все гидротехнические системы, которые в последующие годы построили в Поднебесной, были построены по советским проектам.

Насколько нужен проект переброски нам самим?

— На мой взгляд, все-таки нужен. Контроль над водой имеет политическое значение. Если бы в СССР осуществили проект поворота сибирских рек в Среднюю Азию, сейчас весь этот регион был бы подконтролен России. Кран от «трубы» с водой был бы в руках Москвы, и на проявления недружественной политики любой среднеазиатской республики можно было бы оперативно реагировать.

Канал из Алтайского края в Китай поставил бы в ощутимую зависимость от нас Синьцзян-Уйгурский автономный район. С точки зрения геополитики — это очень неплохо.

Но, повторюсь, проект переброски воды в Китай требуется детально прорабатывать. Пока предложение Ткачева — не более чем политическое заявление…

— Теоретически Китай, наряду с Индией, относится к странам, которые наиболее остро нуждаются в питьевой воде, — напоминает директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов (РУДН), заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. — Но практика заключается в том, что Пекин сегодня активно сотрудничает по поставкам воды со странами Юго-Восточной Азии. Поэтому нельзя сказать, что именно на российской воде — с точки зрения китайцев — свет сошелся клином.

Я бы смотрел на инициативу Александра Ткачева по-другому. Видимо, Россия пытается немного диверсифицировать свои взаимоотношения с Китаем, и ищет новые формы, чтобы раскачать российско-китайскую торговлю.

Но вопрос, как это часто бывает, упирается в деньги. Проблема в том, что стоимость проекта по переброске воды из Алтайского края будет колоссальной. К тому же, поскольку вода может поставляться только через территорию Казахстана, мы получим еще и транзитные цены. В итоге, не исключено, что стоимость доставки в Китай российской воды окажется выше, чем стоимость доставки российской нефти.

Есть и другой важный момент. На мой взгляд, заявление Ткачева, с точки зрения китайцев, очень непроработанное. Между тем, Китай — страна, где проект нужно скачала тщательнейшим образом проработать на уровне профильных министерств, и делать публичные заявления только в момент, когда Пекин будет готов идти на какие-то соглашения. Именно так построена восточная деловая культура: сначала договариваемся, потом декларируем. Ткачев, к сожалению, поступил ровно наоборот.

Другими словами, до реализации проекта дело не дойдет?

— Думаю, что нет. Но в этом есть свои плюсы. Реализация подобных проектов зачастую идет в ущерб России. Пример тому — магистральный газопровод «Сила Сибири», совместный проект Китая и «Газпрома» для поставок газа из Якутии в Приморский край и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. На сегодня, с точки зрения экономики, этот проект убыточен, но его не сворачивают из-за политической составляющей. Именно поэтому я считаю, что нам не стоит затевать еще один масштабный проект — по переброске воды в Китай — с неявной экономической выгодой…

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.