09.10.2015, 09:58
Русская «Буря в пустыне»
Русская «Буря в пустыне»Международная военная политика
Ирак собирается обратиться к РФ за военной помощью.

Багдад может обратиться к Москве с просьбой нанести авиаудары по позициям группировки «Исламское государство», действующей на территории Ирака. Об этом заявили ряд иракских парламентариев, политиков и религиозных лидеров.

«Возможно, нам вскоре придется просить Россию нанести авиаудары в Ираке», — сообщил в среду, 6 октября, глава парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности Хаким аз-Замили.

Как утверждает аз-Замили, запрос Багдада может поступить «в ближайшие дни или недели» — в зависимости от того, как будет развиваться российская операция против ИГИЛ в Сирии. Особо иракский депутат подчеркнул, что «Россия должна играть более весомую роль в борьбе с ИГИЛ, чем США».

Кроме того, 6 октября стало известно, что в начале ноября Москву посетит делегация иракских парламентариев. Цель визита — подробно изучить возможности активизации двустороннего сотрудничества в борьбе с ИГИЛ, включая обмен разведданными.

Обратиться за военной помощью к Москве призывают и ряд иракских политических партий. Все они объединяют шиитов и поддерживаются Тегераном.

«Мы будем приветствовать российские авиаудары в Ираке по позициям „Исламского государства". Россия имеет современные военные технологии и может помочь нам с получением разведданных», — заявил, в частности, Муин аль-Кадими, официальный представитель проиранской партии «Бадр Корпс», военное крыло которой воюет с радикальными исламистами.

Правда, далеко не все иракские политики разделяют эту позицию. Например, с резкой критикой идеи искать помощи у Москвы выступил влиятельный суннитский политик, депутат, бывший спикер иракского парламента Махмуд аль-Машхадани. По его словам, российское вмешательство является «дестабилизирующим» фактором для Ирака и Сирии.

По сути, идею привлечь Россию к нанесению ударов по позициям радикальных исламистов поддерживает только шиитская община Ирака. Правда, она способна оказать серьезное давление на правительство, поскольку премьер Хайдер аль-Абади — тоже шиит.

Что симптоматично, российские официальные лица не отвергают возможность оказания военной помощи Тегерану. «В случае официального обращения Ирака к РФ мы рассмотрим политическую и военную целесообразность участия наших воздушных сил в воздушной операции. Пока такого обращения нет», — заявила спикер Совета федерации Валентина Матвиенко.

Но симптоматично и другое. На фоне звучащих в Багдаде заявлений в иракскую столицу экстренно прилетел координатор политики США по борьбе с «Исламским государством», генерал Джон Аллен, чтобы провести серию встреч с представителями иракского правительства и служб безопасности. Как говорится в официальном сообщении, Аллен «обсудит продолжающуюся поддержку усилий Ирака по уничтожению ИГ со стороны международной коалиции». Другими словами, США не собираются сдавать без боя свои позиции в регионе.

Будет ли Россия громить террористов ИГИЛ на территории Ирака?

— Ясности в иракском вопросе пока нет, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — В Багдаде, видимо, идет активная борьба проиранской и проамериканской элитных групп. Иракские политики, ориентированные на Вашингтон, категорически против обращения за помощью к Москве. Но если все-таки официальное обращение со стороны Багдада поступит, нам нужно, я считаю, пойти на нанесение ударов по ИГИЛ на иракской территории.

Безусловно, наземная операция с участием российских ВС абсолютно исключена. Но удары по ИГИЛ в Ираке нам важны. В этом случае нас, скорее всего, поддержит и Иран, и курды. А с учетом негативной позиции, которую сейчас заняла по отношению к нам Анкара, было бы чрезвычайно полезно сблизиться с курдами.

Было бы здорово, в качестве демонстрации такого сближения, пригласить в Москву какого-нибудь курдского лидера — и тем самым показать кулак президенту ТурцииРеджепу Тайипу Эрдогану. Думаю, на Турцию такой демарш подействовал бы отрезвляюще.

Пока Багдад решает, просить ли ему российской помощи, что нам следует делать?

— Наращивать авиаудары в Сирии. Это хорошее дело во всех отношениях. Мы отрабатываем там новые системы вооружений. Но вместо того, чтобы на учениях понапрасну палить бензин и боеприпасы, мы их расходуем на укрепление геополитических позиций. А главное — «Исламское государство», которое спонсирует Запад, нам совершенно не нужно. В Ираке место ИГИЛ должны занять, с одной стороны, шииты, с другой — курды. А суннитские районы могут отделиться и существовать сами по себе.

Ирак в этом случае распадется, как, не исключено, распадется Сирия. Но надо понимать: нам, чтобы контролировать ситуацию, достаточно иметь опорные точки в регионе — например, в Латакии, чтобы прикрывать алавитов. С одной стороны, мы будет делать благородное дело — защищать их от неминуемой резни, с другой — обеспечим там себе стратегическую позицию на долгие годы вперед.

Так или иначе, заразу в виде ИГИЛ необходимо уничтожить, потому что в конечном итоге боевики группировки будут направлены против нас. Сейчас перед ними стоит задача разгромить Сирию, потом они планируют окружить и развалить Ирак, а затем устремятся в направлении РФ — в Центральную Азию и Закавказье, и дальше на Волгу. Этот стратегический план необходимо пресечь в зародыше…

— Расширение географии наших ударов на иракскую территорию для борьбы с ИГИЛ было бы полезно, если бы не вело к дальнейшему обострению отношений с США, — уверен президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами, в 1990—1992 гг. советник посольства СССР и РФ в США, политолог Вячеслав Матузов. — И надо понимать: иракские парламентарии, которые высказываются за обращение к Москве за военной помощью, не руководят страной. В Ираке главное лицо — это прозападный премьер Хайдер аль-Абади. И если американцы на него прикрикнут, пригрозят работать против него, аль-Абади, грубо говоря, подожмет хвост. И я опасаюсь, что у США достаточно рычагов воздействия на иракское правительство, чтобы скрутить его в бараний рог. И тогда, не исключено, мы потерям то, что сегодня имеем.

Если, скажем, делегация иракских парламентариев встретится с российскими коллегами, и Госдума РФ с энтузиазмом одобрит идею помощи Ираку в борьбе с ИГИЛ, а официальный Багдад будет, как минимум, колебаться — мы неизбежно усилим напряженность внутри Ирака. А зачем нам это нужно? Нам нужно развивать стабильные отношения с Багдадом, а не требовать от него невозможного.

На мой взгляд, пойти на оказание Багдаду военной помощи мы можем только в одном случае: если Кремль примет принципиальное решение, так сказать, отмордовать американцев в Ираке по полной программе. Но я сомневаюсь, что руководство нашей страны готово к такому сценарию.

Думаю, наша нынешняя реакция на заявления представителей Ирака идет в русле противостояния РФ-США, где сила сочетается с дипломатией. И сейчас мы выруливаем на то, чтобы принудить президента Барака Обаму принять наши условия по Сирии.

Напротив, на иракском направлении я не вижу перспективы. По косвенным данным, Вашингтон уже усилил давление и на Багдад, и на государства Персидского залива. Об этом, в частности, говорит тот факт, что «подвис» визит короля Саудовской Аравии в Москву, намеченный на середину октября. Не прилетел в Россию и эмир Катара, хотя этот визит был согласован и запланирован на 14 сентября.

Думаю, США начали приструнивать своих партнеров на Ближнем Востоке. Словом, если говорить об Ираке — плод для нас не созрел. В Багдаде идет внутренняя закулисная борьба, и американцы наверняка постараются не допустить, чтобы мы вытеснили их из Ирака…

— Россия находится в Ираке в сложном положении, — считает научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — Нам, чтобы добраться туда, нужно согласовать с Ираном открытие воздушного пространства. И пойдет ли на это Тегеран — большой вопрос.

Кроме того, чтобы действовать на иракском направлении, нам придется нарастить свою воздушную группировку. Где и как это сделать — тоже вопрос открытый. Персидский залив — не Средиземное море, мы там не присутствуем. Возможно, воздушную группировку удастся разместить на территории Армении, но в этом случае Турция должна дать «добро» на открытие воздушного пространства.

Наконец, есть еще один спорный момент. Россия пока, судя по всему, делает ставку на возможность поставки оружия курдам, которые воюют на севере Ирака, и сдерживают ИГИЛ. Но такие поставки наверняка будут резко негативно восприняты Анкарой. Готовы ли мы ради ближневосточных целей всерьез рассорится с Турцией — вопрос тоже открытый.

Все эти проблемы ставят под сомнение возможность нанесения ударов по позициям ИГИЛ в Ираке…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  19.11.2017
На Казанском авиационном заводе имени Горбунова состоялась выкатка на летно-испытательную станцию модернизированного ракетоносца Ту-160. Самолет при большом стечении журналистов появился из нового ангара, специально построенного под проект глубокой модернизации «Белого лебедя», как называют в авиации Ту-160.
Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.