26.10.2014, 01:35
Россию принуждают к ядерному разоружению?
Россию принуждают к ядерному разоружению?Международная военная политика
Выступление Владимира Путина на последней сессии "Валдайского клуба" по своей жесткости и нелицеприятности для Запада превзошло ставшее уже историческим мюнхенское в феврале 2007 года. Кроме прочего, чем сильно удивил Путин российских политиков и политологов, не говоря уже о западных, обратил на себя внимание его призыв к ядерному разоружению.

"Мы настаиваем на продолжении переговоров по сокращению ядерных арсеналов. Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше", — твердо заявил он. При этом, по его словам, ядерное разоружение "следует проводить без двойных стандартов", которые могут дать преимущество странам-лидерам в создании высокоточного оружия. Потому что это может привести к дестабилизации в мире.

Эта риторика, скорее всего, была не домашней заготовкой, а спонтанным движением сиюминутной мысли и раздражением загнанного в угол политика. Однако, несомненно, — западные "ястребы", к которым и был обращен пассаж, поймают этого вылетевшего "воробья".

Известно, что сегодня основным документом, регламентирующим между Россией и США ядерное разоружение, является Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), вступивший в силу в феврале 2011-го. Он рассчитан на десять лет с возможной пролонгацией еще на пять – по обоюдному желанию сторон.

Замечу, что первый Договор (СНВ-1) заключался еще при СССР и был подписан в 1991 г. в Москве президентами СССР Михаилом Горбачевым и США - Джорджем Бушем-старшим и лишь в 1994-м, — то есть, через несколько лет после распада СССР, — вступил в силу. Но был, прямо скажем, выполнен ударными темпами уже в 2001-м, хотя срок его действия истекал только в 2009-м.

Такой спринт по уничтожению национальной ядерной мощи удручал и до сих пор печалит бывших советских, а ныне российских военных специалистов. По той причине, что, в отличие от россиян, в срочном порядке "распиливших" все подлежащие сокращению ядерные боеголовки, американцы свои отделяли, но не уничтожали, а отправляли на склад, как и вторые ступени предназначенных для уничтожения ракет.

Как сказал мне один из известных российских экспертов в сфере проблем нераспространения ядерного оружия Евгений Мясников, "в принципе, мобильные ракеты этот договор предписывал уничтожать". (Заметим, в США нет мобильных ракет, то есть это "предписание" касалось только России.) "Теоретически наши шахтные ракеты, — по мнению Мясникова, — была возможность отправлять на склад, их можно было бы еще использовать. Но все упиралось, видимо, в ресурсы. Ведь их хранение и обслуживание тоже стоит денег".

Именно поэтому подготовка и заключение Договора СНВ-3, который должен был исключить всякие лазейки и преференции американцам, происходили, по свидетельствам участников события, в режиме напряженности и зачастую — полной нервотрепки. Мир с тревогой наблюдал за ходом этих переговоров – ведь отказ от пролонгирования соглашения о сокращении наступательных вооружений между двумя ядерными державами грозил скатыванием к новому витку гонки этих вооружений.

После множества нелегких раундов переговоров сторонам удалось согласовать главное – "потолок" допустимого. Согласно Договору, США и Россия обязались сократить общее количество ядерных боеприпасов до 1550 единиц. При этом из них на боевом дежурстве могут находиться не более 800, а количество развернутых носителей ─ межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых стратегических бомбардировщиков — должно составлять не более 700 единиц.

По Договору СНВ-3 стороны должны регулярно обмениваться информацией о своих стратегических силах, сообщать об изменении их состава, структуры, а также — дислокации. В общем-то, так оно и происходит. За четыре года существования соглашения Россия и США обменялись такой информацией несколько тысяч раз.

Кроме того, правительства также взаимно предоставляют данные о стратегических наступательных вооружениях, в том числе и географические координаты шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Уже создана база данных, позволяющая контролировать и России, и США, как идет сокращение ядерных арсеналов. Печать скупо сообщала об инспекциях в рамках Договора СНВ-3 на базах подводных лодок, межконтинентальных баллистических ракет, авиационных, в местах хранения и ремонта таких ракет, а также на испытательных полигонах.

В разгар нынешнего ухудшения российско-американских отношений трудно поверить, что еще три года назад министр иностранных дел России Сергей Лавров называл это соглашение "золотым стандартом достижения договоренностей в военно-политическом измерении международных отношений". Сегодня Лавров высказывается в том духе, что отношения двух стран "достигли дна".

Что касается истории вопроса и громкого заявления Путина в Сочи, то следует сказать, что первыми в новейшей истории российско-американских отношений о ядерном разоружении и даже о безъядерном мире заявили американцы. (Ранее, еще во времена СССР, в 1986 году, подобное "убойное" предложение сделал Михаил Горбачев во время встречи с Рональдом Рейганом, но оно было сразу отвергнуто США.) Это случилось во время первой президентской гонки Барака Обамы.

Тогда газета The Wall Street Journal опубликовала громкое совместное "заявление четырех": двух демократов — бывшего министра обороны США Вильяма Перри и бывшего сенатора Сэма Нанна, и двух республиканцев — бывших госсекретарей Джорджа Шульца и Генри Киссинджера. Размышляя о судьбах человечества, эти известные политики заявили о необходимости "сделать мир свободным от ядерного оружия". В устах политической четверки этих "ястребов", от которых никто не ожидал ничего подобного, "умиротворяющее" заявление потянуло на сенсацию.

Увязывая "заявление четырех" с президентскими выборами в США, одним из первых об антиядерных настроениях тогда еще кандидата в кандидаты на пост президента США Барака Обамы заявил представитель его предвыборного штаба Джозеф Чиринчионе. "Демократический кандидат сенатор от штата Иллинойс Барак Обама, — сказал он мне на конференции по проблемам распространения ядерного оружия во Флорентийском университете, — предлагает в течение четырех лет предпринять всеобщие усилия, чтобы обезопасить все ядерное оружие и материалы, которые находятся в уязвимых местах".

Тогда Генри Киссинджер, один из архитекторов "холодной войны", в роли официального представителя Барака Обамы прибыл в Кремль уговаривать президента России Дмитрия Медведева пойти на дальнейшие сокращения ядерных вооружений. Закончилось все это, как известно, заключением Договора СНВ-3.

Многим экспертам в то время было ясно, зачем это надо Штатам, всегда с большим пиететом относящимся к мощи ядерного оружия как гаранта собственной безопасности. Уже тогда была видна связь новых американских предложений с развертыванием их глобальной системы ПРО, в том числе и в Европе. К тому времени американцы уже благополучно вышли и из Договора по ПРО.

И на это тоже обратил внимание Путин в своей "валдайской" отповеди. Он отметил, что США, развивающие глобальную систему противоракетной обороны, подрывают действие договоров о контроле над вооружениями. А это возвращает мир к временам, "когда не баланс интересов и взаимных гарантий, а страх, "баланс взаимоуничтожения удерживал страны от прямого столкновения".

Более того, "за неимением правовых и политических инструментов оружие возвращается в центр глобальной повестки. Оно применяется где угодно и как угодно, без всяких санкций Совбеза ООН. А если Совбез отказывается штамповать подобные решения, то он сразу объявляется устаревшим и неэффективным инструментом". В такой ситуации многие страны мира считают единственной гарантией своей безопасности возможность "обзавестись своей собственной бомбой".

Пока можно только предполагать, зачем Путин перед международной аудиторией стал настаивать на сокращении ядерных арсеналов. Видимо, это был только ему самому понятный публичный ответ Вашингтону. Ведь несколькими днями ранее о таком же желании США стадо известно от главы МИДа Сергея Лаврова: "Безусловно, американцы очень хотят — и Джон Керри говорил мне об этом в Париже — возобновить переговоры о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений".

В общем, как это ни парадоксально звучит, но вывод из его антиядерного пассажа таков: Путин за ядерное разоружение, но он против него. И вот почему: "Сегодня многие виды высокоточного оружия по своим возможностям уже приблизились к оружию массового поражения, и в случае отказа, полного отказа от ядерного потенциала или критического снижения его объемов страны, обладающие лидерством в создании и производстве высокоточных систем, получат явное военное преимущество". В этом — суть его противоречивой позиции.

Ясно, что речь идет о давлении США на Россию — и дальше снижать число атомных боеголовок под прикрытием благородной цели – безъядерного мира. То есть надо понимать, что США уже достигли такого уровня развития систем этого самого высокоточного оружия, что они теперь могут без риска для своей безопасности отказаться от ядерного. И пытаются это делать. А Россия, несмотря на все громкие заверения ее военных руководителей, не может не только подписаться за безъядерный мир, но и позволить себе "критическое снижение ядерного оружия".

Пока эта тема — склонение России Госдепом США к ядерному разоружению — "прорабатывается" американцами тихой сапой в тиши дипкабинетов, изредка прорываясь скупой фразой мидовцев то там, то сям. Но очевидно, что затронув ее публично, да еще и в такой жесткой антизападной речи, Путин рискует нарваться на такую же отповедь.

Очень скоро Россия будет выставлена эдаким чудищем-монстром на фоне всего прогрессивного человечества, поддерживающего следующего кандидата в президенты США в его благородном порыве – освобождении планеты от устрашающего оружия массового поражения. Это будет тем более эффектно выглядеть на фоне параллельного сценария коллективного удушения Москвы с помощью международного "договорняка" о снижении цен на нефть.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.