21.05.2016, 10:37
Россию окружают, как в 1941-ом
Россию окружают, как в 1941-омМеждународная военная политика
У границ РФ сосредоточено рекордное количество враждебных сил.

Такого сосредоточения вражеских войск у границ России не было со времен вторжения нацистской Германии в 1941 году. Об этом заявил известный американский политолог, специалист по России Стивен Коэн.

Он отметил, что уже месяц наблюдает за постоянным наращиванием сил НАТО вдоль российских границ — на суше, на море и в небе. По словам аналитика, столько враждебных сил не приближалось к Москве с начала Великой Отечественной войны. Россияне эту войну не забыли, поэтому к действиям НАТО относятся очень серьезно, замечает Коэн. Американский профессор также обращает внимание на надуманность повода, по которому США и НАТО укрепляют свои позиции в Европе.

— И при этом альянс имеет наглость жаловаться на то, что Россия «перемещает свои войска ближе к НАТО», — сказал он. — У РФ есть полное право разворачивать силы на своей территории когда угодно и где угодно — в том числе в Крыму и в Калининграде.

Нынешний кризис между Россией и НАТО Коэн сравнивает с Карибским кризисом 1962 года. Но, по его мнению, есть несколько признаков, доказывающих, что сейчас ситуация еще опаснее, чем тогда. В частности, если в 1962 году советские ракеты якобы были расположены «в 90 милях от Америки», то теперь ракеты НАТО расположены гораздо ближе — буквально в двух шагах.

Прав ли американский исследователь-советолог в исторических аналогиях? Действительно ли у российских границ сосредоточено небывалое количество враждебных сил?

— С одной стороны, если сравнить потенциалы тех государств, которые вступали во Вторую мировую войну, то с его тезисом можно согласиться, — полагает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ), политолог Аждар Куртов. — Тогда сложилась Антигитлеровская коалиция, которая противостояла союзу стран «оси», а сейчас и США, и Великобритания, и Франция находятся от нас по другую сторону баррикад. С другой стороны, сравнение Коэна нынешней обстановки с ситуацией Второй мировой страдает некой однобокостью. Все-таки тогда речь шла об открытом столкновении двух непримиримых сил: фашисткой Германии и милитаристской Японии с Антигитлеровской коалицией. По сравнению с этим нынешние причины обострения международной обстановки не идут ни в какое сравнение.

Что касается Карибского кризиса, то во многом его причиной стала известная теория Никиты Хрущева о победе коммунизма в короткий срок и крахе капитализма, которая доктринально разводила США и СССР по разные стороны.

Да, в настоящее время США и их сателлиты пытаются прервать успешное развитие России и рост ее влияния на международной арене, но не думаю, что такие попытки сдерживания могут довести стороны до лобовой конфронтации военного характера. Все-таки ясно, что никто всерьез не собирается ставить на карту возможность гибели значительного количества людей и желание остановить Россию. Ведь все серьезные аналитики понимают, что наша страна никому на самом деле не угрожает, а просто стремится добиться уважения к ее национальным интересам, при этом опираясь на международное право. Ведь что бы там ни говорили, в ситуации с Крымом все было сделано безупречно с правовой точки зрения.

Надо учитывать и тот факт, что информационные войны — это один из инструментов сдерживания, и порой СМИ намеренно нагнетают обстановку, обывателю начинает казаться, что ситуация становится безвыходной. Однако на самом деле не все так трагично. Россия так и не оказалась в «международной изоляции», о которой постоянно писала западная пресса. У России налажены довольно развитые связи со множеством государств, мы состоим в ШОС. И хотя у нас нет оборонного союза с Индией или Китаем, тот факт, что мы входим с ними в одну международную организацию, в какой-то степени также является сдерживающим фактором.

— После разгрома Франции в 1940 году с Запада против нас была объединенная Европа, с Востока — Япония, которая была членом фашистского блока. Потенциальными нашими союзниками были США и Великобритания. То есть, если брать региональный баланс в Европе, то, действительно, та ситуация в некоторой степени сопоставима с нынешней, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Но не в мировом контексте, поскольку американцы и англичане были нашими партнерами, и в определенной степени они помогали. Это если смотреть с военно-политической точки зрения. А с военно-стратегической — сегодня ситуация для нас намного благоприятнее. Сейчас мы имеем уверенный стратегический паритет с Западом, чего не было перед началом Великой Отечественной войны. На мой взгляд мы, в принципе, способны с Западом справиться в одиночку, правда, с большим ущербом для себя. Кроме того, в настоящий момент у нас есть такие партнеры как Иран и Китай, мы можем рассчитывать на благожелательный нейтралитет Индии.

Вы согласны с тезисом американского профессора, что нынешний кризис между Россией и НАТО опаснее ситуации 1962 года?

— Скажу так: сегодня ситуация предрасполагает к той, что была во время Карибского кризиса. Скажем, когда ВВС Турции сбили наш фронтовой бомбардировщик Су-24М в Сирии, все балансировало на грани. Если бы мы тогда ответили туркам в военном плане, например, нанесли удар по аэродрому, то, возможно, ситуация развивалась по сценарию большой войны, ведь в таком случае Анкара наверняка бы перекрыла черноморские проливы. Россия не стала этого делать, и поступила правильно. Тем не менее, мы ограничили возможности Турции в САР, и после этого Анкара не рискует так открыто вмешиваться в дела соседей, как это было раньше.

Ситуация развивается волнообразно — какой-либо инцидент поднимает ее опять до уровня Карибского кризиса. Скажем, блокада Приднестровья может создать обстановку, схожую с 1962 годом. Или действия Турции — если она начнет вводить войска в Сирию при зачистке Алеппо армией Асада. Или если Украина снова начнет широкомасштабную войну в Донбассе, а Запад окажет Киеву поддержку массовыми поставками вооружений, отрядами спецназа.

Однако заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин считает, что профессор Коэн сравнивает несопоставимое.

— Честно говоря, я вообще не понимаю, причем тут 1941 год и как ту военно-политическую обстановку можно сравнивать с нынешней. Ее в смысле количества врагов даже нельзя сравнить с той, которая была в период «холодной войны». Сейчас Североатлантический блок развертывает в странах Балтии один батальон, называя это гарантированным и мощным сдерживанием России. Если откровенно, то военное строительство альянса в Европе — это такой фарс, что всерьез о нем даже стыдно говорить. Но беда в том, что сейчас на фоне пропагандистских уколов стороны в некоторой степени утрачивают адекватность восприятия обстановки, что может создать опасность именно неадекватных действий в каких-то случаях.

На данный момент лично я вижу только одни спекуляции на тему широкомасштабной войны и не могу представить себе реальный сценарий конфликта с применением ядерного оружия. Но это, если не брать во внимание неадекватность. Яркий ее пример — война 2008 года Грузии с Южной Осетией и Абхазией. Тогда я написал несколько статей о том, что война между ними абсолютно исключена, поскольку в Тбилиси не могут не понимать, к каким тяжелым последствиям для Грузии она приведет. Но оказалось, что Саакашвили и его окружение этого не понимали — именно по причине своей неадекватности, поэтому я ошибся в прогнозах. Поведение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана — это также типичный случай полной неадекватности. В этом смысле от него по-прежнему можно ждать чего угодно.

Кого, на ваш взгляд, сегодня Россия может называть своим союзником и врагом?

— Я считал и считаю самым опасным для нас направлением - китайское. Китай, учитывая темпы его развития, не сможет прожить без экспансии, и это не связано с какой-то особенной китайской агрессивностью. Я постоянно пишу о том, что для Поднебесной в будущем вопрос стоит однозначно — либо захват территорий и ресурсов, либо коллапс и гражданская война. Пекин не видит никаких оснований ссориться ради Москвы с Киевом, он абсолютно не собирается конфликтовать ни с персидскими монархиями, ни с Турцией ради Асада, судьба которого, как и Сирии в целом, Пекин не волнует. Напомню, что в момент максимального обострения отношений между Москвой и Анкарой Пекин заявил о строительстве в рамках проекта Нового Шелкового пути транспортного коридора в обход России — через Азербайджан, Грузию и Турцию с дальнейшим подключением к нему Украины…

Что касается Ирана, то сегодня — это наш ситуативный союзник против «Исламского государства». Да, он важнейший союзник, но именно вот в таком разрезе. И то — даже против «халифата» мы действуем совершенно с разными мотивациями. Это как в случае с Антигитлеровской коалицией — понятно, что тогда Сталин и англосаксы друг друга ненавидели, но был общий враг, который для них представлялся более опасным, чем они друг для друга. Вообще, в российском общественном сознании существует миф об Иране как о нашем «традиционном союзнике». На самом деле Иран не был им никогда. Российская империя воевала с Персией не менее шести раз, причем войны были тяжелыми и затяжными. В 1941 году СССР и Великобритания совместно оккупировали Иран, поскольку он занимал откровенно прогерманскую позицию. Послевоенный шахский Иран был одним из ближайших союзников США и Великобритании, а во время нашей афганской войны Тегеран активно поддерживал душманов.

На мой взгляд, у нас вообще нет союзников, если не считать Абхазию и Южную Осетию. Но тут надо сказать, что вопрос — чем отличается союзник от клиента — достаточно философский. Он на самом деле точно также стоит и перед США. Американцы уверены, что мир полон их союзников, но в реальности — это только их клиенты. И будет очень любопытно посмотреть на действия их стратегических союзников, окажись Штаты в критической ситуации. Проблема союзничества характерна для всех крупных стран, которые пытаются создавать сферы влияния, ведь очень сложно сказать, насколько их отношения носят искренний характер.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.