04.07.2016, 20:47
Россию не пустят на Инджирлик
Россию не пустят на ИнджирликМеждународная военная политика
В понедельник, 4 июля, турецкие, а за ними и российские СМИ сообщили, что Анкара готова разрешить России использовать авиабазу НАТО «Инджирлик» на юге страны. Сейчас помимо турецких ВВС разрешение на использование базы есть у США, Германии, Великобритании и Катара. Кроме того, для участия в операции проамериканской международной коалиции против «Исламского государства» на «Инджирлике» базировались самолеты Саудовской Аравии. Для США эта база является опорной в регионе. Считается, что там размещается часть находящихся в Европе американских ядерных авиабомб B-61. Поэтому информация о ее открытии для российских ВКС изначально звучала странно.

О неожиданном предложении Турции журналисты сообщили со ссылкой на телевизионное интервью министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. «Мы будем сотрудничать со всеми, кто борется с ИГ. Мы открыли базу „Инджирлик" для всех, кто хочет присоединиться к активной борьбе. И почему бы нам не сотрудничать в том же ключе и с Россией? — процитировали СМИ министра. — Турция готова к такому сотрудничеству. Терроризм — это наш общий враг. Механизм совместной борьбы важен, чтобы не происходили негативные инциденты». Чавушоглу также добавил, что обсудил вопросы борьбы с терроризмом со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Сочи 1 июля.

Но едва эксперты успели начать рассуждать о том, что значит предложение Анкары, как сам Чавушоглу опроверг свои слова, заявив, что его не так поняли и перевели. Он, якобы, имел в виду просто сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом, а не предоставление своей военной базы.

«Мы можем сотрудничать с Россией в борьбе с ИГ, но я ничего не говорил об использовании российскими самолетами базы Инджирлик. Турецкая пресса неверно поняла это, и в российской прессе это отразилось», — заявил Чавушоглу.

Это уже не первое разночтение в словах турецких политиков в последние дни. Все началось с письма турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана российскому коллеге, в котором тот выразил сожаление об инциденте со сбитым самолетом. Российская сторона восприняла это как извинение, а турецкая затем стала доказывать, что это было, скорее, соболезнование. Еще одна спорная ситуация возникла с вопросом выплаты компенсации за сбитый бомбардировщик. Сначала премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что Анкара готова заплатить, а затем опроверг свои же слова.

Несмотря на словесную эквилибристику, эксперты отмечают, что Турция все же готова сделать шаг навстречу России, пусть и несколько своеобразно. Американское издание Financial Times несколько дней назад написало, что после примирения с Россией Анкара изменит свою стратегию в Сирии, отказавшись от поддержки вооруженных групп, оппозиционных режиму Башара Асада. Главной целью турецкого руководства отныне будет борьба с ИГ и подавление курдского движения.

Руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова полагает, что, несмотря на историю с несостоявшимся открытием «Инджирлика», в этой оценке есть доля истины.

— Когда дело касалось извинений Эрдогана, противоречия были вполне понятны. С одной стороны, ему нужно было извиниться перед Россией, а с другой — сохранить лицо перед избирателями, чтобы не выглядеть слабым. В случае с компенсацией тоже нет ничего удивительного. Турция всегда торговалась до последнего. Это касалось любых экономических проектов, и не сомневаюсь, что и сейчас все будет так же.

Что касается базы «Инджирлик», журналисты действительно могли неправильно что-то понять или перевести. Главное в том, что Чавушоглу подтвердил, что Турция готова сотрудничать с Россией. Судя по последним высказываниям турецкого руководства, взят курс на изменение региональной политики Турции, в первую очередь, в отношении Сирии.

Это связано с тем, что все последние годы, когда Анкара говорила о том, что Асад должен уйти, и проводила политику, направленную на его силовое свержение, показали: Турция не только не выиграла никаких политических дивидендов, но, напротив, получила множество проблем. Во-первых, в виде огромного количества беженцев, а во-вторых, в виде террористической угрозы, которая существует в стране из-за того, что руководство все эти годы поддерживало радикальные исламистские группировки, воюющие на территории Сирии. Сейчас они пожинают плоды такой политики.

Похоже, что сейчас взят курс на то, чтобы начать по-настоящему бороться с терроризмом. Для этого Турции совершенно необходима поддержка России. Несмотря на политические заявления, всем очевидно, что именно Россия приложила максимальные усилия для того, чтобы бороться с террористами, в первую очередь, с ИГ на территории Сирии.

Я не исключаю начала политических контактов между руководством России и Турции по урегулированию ситуации в Сирии в целом. Возможно, турецкое руководство изменит свой тезис о безусловном уходе Асада и начнет искать какие-то точки соприкосновения с нашей страной по этому вопросу.

Возвращаясь к «Инджерлику», нужно сказать, что Анкара всегда шантажировала США возможностью предоставления этой базы. Лишь недавно они дали добро на размещение там сил антитеррористической коалиции. Нам же эта база в любом случае не была нужна. Хотя бы потому, что у России есть достаточно возможностей, чтобы проводить необходимые военные операции на территории Сирии без нее, как это было до сих пор.

Financial Times написала, что теперь Турция сосредоточится на борьбе не только с ИГ, но и с курдами. Это ведь тоже вызовет противоречия с Москвой?

— Думаю, основной интерес Турции — склонить Россию хотя бы к тому, чтобы она не поддерживала курс на федерализацию Сирии и создание курдской федерации на ее территории. Такой сценарий для Турции является значительно большей угрозой, чем тот же ИГИЛ, и турецкие лидеры неоднократно об этом заявляли. Думаю, Анкара попытается вступить с нами в какие-то договоренности по этому поводу.

Для России, в первую очередь, интерес представляет сама готовность Турции сотрудничать с нами по Сирии. Но при этом главный вопрос для нас сейчас — это не курды и их самоопределение. В конце концов, это должен решать сам сирийский народ. Для нас самое важное в том, чтобы турки, наконец, закрыли границы, прекратили поддержку радикальных исламистских группировок оружием и боевой силой и начали процесс урегулирования.

А они готовы сделать это реально, а не на словах?

— В течение последних лет Турция показывала, что она не считает ИГИЛ серьезной угрозой своей безопасности. Более того, ее политика свидетельствовал о том, что руководство было вполне готово даже к каким-то формам сотрудничества. То, что сейчас происходит на территории Турции в плане всплеска терроризма, указывает, что это путь тупиковый. Нравится Анкаре или не нравится, но им придется выбирать — либо стабильность и борьба с террористической угрозой, либо поддержка террористов. В последнем случае Турция сама может превратиться в очередную горячую точку и потерять не только туристов из России и Европы, как происходит сейчас, но понести серьезные имиджевые и экономические потери, которые скажутся и на рейтинге Эрдогана.

Меня часто спрашивают, насколько искренним было извинение Эрдогана. Безусловно, никакой искренности в нем не было. Трудно ожидать от политиков подобного рода каких-то искренних слов. Речь шла о чистом прагматизме. Эрдоган в течение семи месяцев «не понимал», чего от него хочет Россия и за что он должен извиниться. А через семь месяцев, когда ситуация в стране стала угрожать его рейтингу и популярности, когда турецкие курорты оказались пустыми, что вызывало рост недовольство простых турок, не понимающих, зачем вообще нужно было сбивать российский самолет, прагматизм перевесил самолюбие. Все действия турецкого руководства нужно рассматривать с этой позиции.

Ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований ВШЭ Алексей Образцов считает, что заявление о базе «Инджирлик» могло быть сделано не только для России.

— Даже если бы такое предложение было, Россия вряд ли стала бы использовать «Инджирлик». Там расквартированы части НАТО, там натовская инфраструктура, и просто из соображений безопасности это нецелесообразно. Само заявление Чавушоглу о сотрудничестве с Россией — это демонстрация добрых намерений и готовности перейти от эффектных шагов к чему-то более серьезному. Но, мне кажется, на таком уровне взаимодействие пока и останется.

Говорить о том, что Турция перестает поддерживать оппозиционные Асаду группировки, преждевременно. Для этого нужно увидеть конкретные действия, перечень групп, от поддержки которых отказалась Анкара. Насколько я знаю, ничего подобного представлено не было и вряд ли будет. Кроме того, остается вопрос границы. Два известных перехода на спорном участке границы так и не были перекрыты. И представители Турции об этом пока ничего не говорят.

А что стало бы действительно серьезным шагом, свидетельствующим о том, что Турция готова изменить свою политику в Сирии?

— Например, перекрытие границы. Но, возвращаясь к отношениям Турции и России, хочу напомнить, что далеко не всегда шаг в отношении одной страны делается только для того, чтобы проявить свою заинтересованность в сотрудничестве с ней. Иногда это делается и для того, чтобы показать третьей стороне, что ей нужно менять свою политику. И в данном случае такая третья сторона — это Европейский Союз и, в какой-то степени, США.

Возможно, сближение с Россией направлено на то, чтобы подтолкнуть европейских и американских партнеров к более позитивной деятельности и к уменьшению антитурецкой риторики. Европейская политика в отношении Турции завершилась если не полным провалом, то, во всяком случае, не привела к тем результатам, на которые рассчитывали. Все оказалось гораздо скромнее и не так, как представлялось. Поэтому заявления Анкары о сотрудничестве с Россией нужно рассматривать и в свете отношений Турции с Европой и Западом в целом.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.