26.05.2015, 17:31
Российскому ВПК «дышат в спину»
Российскому ВПК «дышат в спину»Международная военная политика
Конкуренция на мировом рынке вооружений растёт.

Владимир Путин заявил, что экспорт российской продукции военного назначения в 2014 году превысил 15,5 миллиарда долларов. «Последние три года он стабильно держится на этой отметке», - констатировал глава российского государства на заседание Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества 25 мая. Путин отметил, что Россия «уверенно занимает второе место» в списке мировых лидеров по поставкам вооружений и военной техники после США.

Причём, согласно приведённым президентом цифрам, Россия не так далеко отстала от Америки - она занимает 27% рынка, тогда как США 31%.

«Отечественная продукция поставлялась в 62 страны мира, а в целом соглашения о военно-техническом сотрудничестве связывают Россию с 91 государством мира», - указал глава государства.

Обсуждались на заседании и планы развития российского ВПК на ближайшие три года. «На сегодняшний день портфель экспортных заказов стабилен и превышает 50 миллиардов долларов», - заявил Владимир Путин.

Президент России поблагодарил российских оружейников и призвал «двигаться вперед» и укреплять позиции России: создавать современное оружие и военную технику, готовить новых специалистов. При этом глава государства подчеркнул, что в нынешних условиях задача может усложниться.

По мнению Путина, Россия сталкивается с «попытками прямого противодействия». «Порой эти попытки выходят за рамки конкурентной борьбы и носят откровенно агрессивный характер», - посетовал Путин. Он предположил, что в качестве средств конкурентной борьбы могут использоваться политические инструменты.

- Я думаю, в целом Россия будет сохранять свои позиции на мировом рынке вооружений, как минимум, в перспективе ближайших 10 лет, - говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. – У нас сохраняется довольно высокий потенциал в ВПК. Например, концерн ПВО «Алмаз-Антей» разрабатывает не просто конкурентоспособную военную технику, а технику, которая превосходит лучшие американские образцы. Неплохая ситуация и в боевой авиации. Например, российские истребители СУ-30 пользуются в мире не меньшим спросом, чем американские F-16 и F-18. Эти российские и американские истребители сопоставимы по своим техническим характеристикам.

Россия на первом месте в мире по продаже танков. В сфере экспорта военных вертолётов мы вне конкуренции в нише военно-транспортных машин класса МИ-8, МИ-17. Их даже американцы закупают для афганских вооружённых сил.

А что имел в виду Владимир Путин, когда говорил о том, что «в нынешних условиях задача может усложниться»?

- Сложности, конечно, есть. В первую очередь они связаны с тем, что из-за санкций мы не можем покупать электронику для военной техники на Западе. Эту проблему мы решаем с двух сторон. Во-первых, идёт процесс импортозамещения. Например, холдинг «Росэлектроника» разрабатывает отечественные технологии для ВПК. Кроме того, страны Юго-Восточной Азии готовы продавать нам то, что отказывается поставлять Запад. Плюс к этому создана президентская вертикаль управления оружейным экспортом. Все процессы централизованы. Россия продаёт оружие только странам с надёжной репутацией. Обязательное условие сделок, которые заключаем – предоставление сертификата конечного пользователя. То есть страна-покупатель даёт правительственную гарантию, что российское оружие не будет перепродано третьим странам.

Всё это говорит о том, что Россия прочно удерживает свои позиции и со второго места в мире по объёмам продажи оружия нас в обозримом будущем не вытеснят.

Хотя конкуренция растёт. Причём не только с Западом, но и с Китаем. Это касается рынков малобюджетных стран. Китай постепенно учится создавать всё более сложные образцы оружия. Поэтому он начинает конкурировать с нами уже в ряде серьёзных сегментов вооружений.

— В чём проявляется нечестная конкуренция?

- Что касается Запада, здесь вопрос не только в конкуренции, но и в системных попытках помешать российскому экспорту вооружений. Во многих посольствах западных стран в России есть, скажем так, специалисты, которые этим занимаются. И здесь ничего удивительного: оружие – геополитический товар, продавая который Россия не только получает прибыль, но и усиливает своё влияние в разных регионах мира.

— Путин заявил, что «портфель экспортных заказов превышает 50 миллиардов долларов». Это много или мало?

- Портфель заказов довольно широкое понятие, включающее как те контракты, которые должны быть вот-вот подписаны, так и те сделки, по которым подписано соглашение о намерениях. До их подписания может пройти год и не один. Потенциальные контракты на 50 миллиардов долларов вполне основательная цифра, которая позволяет нам спокойно работать на перспективу. Хороший задел на будущее.

— Какие страны для России наиболее перспективны в плане продаж оружия, а где есть проблемы?

- Несмотря на некоторые нестыковки с Индией, которая не раз отказывалась от покупки наших МИГ-35, в целом это очень перспективная для нас страна. Мы ведём совместную работу по разработке истребителя пятого поколения. Россия продала Индии две лицензии на производство истребителей СУ-30 МКИ и на производство танка Т-90МС. В обоих случаях речь идёт о производстве сотен единиц техники. Успешно действует российско-индийское предприятие «Брамос», производящее сверхзвуковые крылатые ракеты. Успешно реализуется контракт на поставку вертолётов МИ-17В-5. Но по политическим причинам мы никогда не cможем рассчитывать на то, чтобы стать единственными партнерами в военно-технической сфере для Индии. Потому, что эта страна исповедует принцип – не класть яйца в одну корзину. Закупает военную технику у разных стран.

Наиболее перспективные рынки для нашего ВПК – Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, Африка, ожидаем открытие иранского рынка. В целом, число стран, желающих покупать российское оружие, увеличивается. Оно надёжно, эффективно. При этом Россия, как правило, не ставит никаких политических условий покупателям нашего оружия.

- Потенциал для наращивания экспорта продукции ВПК у нас есть, - говорит военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин. – Но надо понимать, что конкуренция в этой сфере обостряется. Причём не только техническая, но и политическая. События на Украине – лишь предлог для того, чтобы наложить санкции на наш ВПК и в нечестной конкурентной борьбе потеснить на мировом оружейном рынке. Например, отказ Украины поставлять нам двигатели для вертолётов, осложняет экспорт этого вида техники, уменьшает возможности апгрейда и т.д. В сложное положение нас поставил и отказ Украины продавать турбины для новых российских фрегатов.

— Как мы будем решать эти проблемы?

- У нас сегодня создаются цеха, где будут налаживать собственный выпуск этой техники. В частности, завод «Климов» в Санкт-Петербурге будет производить вертолётные двигатели. Будут строиться и другие заводы. Стараемся заместить. Хотя всё это не в один год делается.

Другая сторона вопроса – необходимо улучшать сервисное обслуживание уже поставленной за рубеж техники. У нас серьёзное отставание в этом вопросе. В том числе по бюрократическим причинам. Надо добиться того, чтобы предприятия ВПК могли поставлять запчасти и осуществлять ремонт проданной техники, минуя бесконечные согласования на всех уровнях. Надо создавать за рубежом сервисные центры и склады запчастей, чтобы в любой момент можно было осуществить ремонт.

К сожалению, у нас за последние два десятилетия сильно сократилось число заводов, выпускающих оборонную продукцию. Это сдерживает наш экспорт. Например, в мире есть огромная потребность в наших комплексах ПВО С-300, С-400. Если С-300 мы можем поставлять, так как снимаем их с вооружения у себя, то С-400 – не можем, поскольку не в состоянии быстро обеспечить этими системами даже свою армию. То же самое с подводными лодками класса «Амур». Их не против взять Китай, Индия. Но у нас выпускает их всего один завод «Адмиралтейские верфи», который сейчас занят работой на российскую «оборонку».

— Остаётся ли проблема квалификации технического персонала?

- В последнее время что-то делается в этой сфере. Привлекается молодёжь за счёт повышения зарплат, обеспечения жильём и т.д. Но пока этого недостаточно. Должно пройти не меньше 3 лет, прежде чем молодой специалист освоит такое сложное производство в полной мере. Проблемы с космическими пусками во многом вызваны такой же проблемой – человеческим фактором.

Одно из перспективных направлений – создание совместных предприятий. С Индией у нас давно уже идёт работа в этом направлении. Сейчас пытаемся с Китаем создать совместное предприятие по производству пассажирского широкофюзеляжного самолёта. С военной продукцией сложнее. Китайцы имеют склонность, получив техническую документацию, копировать нашу продукцию, выдавая за свою.

Тем не менее, надо стараться создавать совместные предприятия с Алжиром, Венесуэлой, другими надёжными партнёрами. Мы уже прорвались на рынки Южной и Центральной Америки, которые раньше были вотчиной США.

В целом мы прочно удерживаем свои позиции на втором месте. Хотя в спину нам дышат Израиль, Франция, Германия. Да и Китай наращивает продажи вооружений. Хотя пока китайцы больше специализируются на не самой высокотехнологичной технике. Их рынки сбыта оружия – Пакистан, экономически не развитые африканские государства.

— Нет ли опасности у нас повторить ошибки СССР, который практически подарил огромное количество вооружений странам Третьего мира?

- СССР на самом деле помогал оружием своим союзникам, хотя это формально и считалось продажей. Военная техника поставлялась в кредит. Сейчас мы этого практически не делаем. В очень редких случаях, как это было с Индонезией, получившей от России миллиард долларов на закупку наших же вооружений. Притом, что, к примеру, с Венесуэлы мы получили 11 миллиардов долларов за поставленные танки, самолёты и прочее вооружение. Ирак закупает сейчас у нас огромную партию оружия в общей сумме примерно на 10 миллиардов долларов. Но такого, как было во времена Саддама Хусейна, которому мы простили 8 миллиардов долларов долга, уже не будет. Ирак теперь расплачивается деньгами и нефтью. Сегодня благотворительностью в сфере военных вооружений Россия не занимается.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.