24.09.2015, 21:38
Российское оружие может помочь Сирии победить ИГИЛ
Российское оружие может помочь Сирии победить ИГИЛМеждународная военная политика
Истребители Су-30, фронтовые бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25, танки Т-72 и Т-90 – вся эта номенклатура вооружений, если верить целому ряду источников, активно поступает сейчас из России в Сирию. Как именно сирийская правительственная армия должна применять эту грозную силу, чтобы переломить ход боев и отбросить ИГИЛ в пустыню?

Выбор вооружения, которое может быть применено в рамках нового этапа коалиционной операции против ИГИЛ, в первую очередь определяется постановкой задач. Заявления о массовых поставках подобного вооружения из России поступают практически ежедневно. Более того – поступают первые сообщения об успешном применении нового российского оружия в Сирии.

Как именно должна Сирия использовать российское оружие с наибольшей для себя эффективностью? Это во многом зависит от выбранных на территории ИГИЛ целей – как тактических, так и стратегических.

Выбор стратегических целей формируется на основе анализа структуры ИГИЛ, в первую очередь его тыловой системы, снабжения и особенностей тактики. ИГИЛ оказалось на редкость уязвимым в области снабжения, несмотря на значительный финансовый потенциал, создаваемый в основном от контрабанды нефти. Кроме того, быстрым продвижением на север и северо-запад ИГИЛ сильно растянуло коммуникации.

Это особенно важно потому, что в последние месяцы военная организация ИГИЛ стала приобретать черты регулярной армии. У нее появились тыловые базы, склады, топливные станции. Для салафитов это вынужденная мера, к переходу на «регулярную» войну – с фронтом и тылом – они не готовы ни психологически, ни организационно, ни командно. За два года войны ИГИЛ физически потеряло практически всех военных профессионалов, создававших его военную структуру. Это в основном были бывшие иракские генералы и полковники, баасисты, выбравшие ИГИЛ как эффективную форму мести США и инструмент ползучего восстановления Ирака «как при Саддаме», но без Саддама. Теперь же в командовании ИГИЛ остались только фанатики, приученные к терроризму и партизанщине, а не к организации регулярного фронта.

Кроме того, ИГИЛ постепенно стало терять привлекательность для «союза 20 племен» центрального и северного Ирака, который и составлял для ИГИЛ мобилизационный резерв. Людей стало банально не хватать. Практически на всей линии фронта в Сирии ИГИЛ было вынуждено перейти к обороне, впрочем, довольно успешной. Наступательные действия вполне укладываются именно в эту схему, поскольку носят очень точечный характер и заключаются в попытках захватить крупные базы правительственных войск Сирии.

Таким образом, наиболее выгодными и важными стратегическими целями для потенциальной операции против ИГИЛ могут быть его тыловые базы, особенно крупные склады ГСМ, прифронтовые ремонтные базы, а также колонны, доставляющие на фронты ГСМ и боеприпасы.

Атаки на подобные цели не так сложны, как кажется на первый взгляд, хотя и сопряжены с чисто техническими сложностями. Уже сейчас у правительственных сил на руках достаточный инструментарий ВВС, чтобы начать успешно проводить такого рода штурмовые операции. Эскадрильи (12 единиц) фронтовых бомбардировщиков Су-24 и такого же количества штурмовиков Су-25 вполне достаточно – а именно такое их количество, по некоторым сообщениям, было недавно переброшено в Сирию из России.

Маршруты снабжения ИГИЛ через пустыню могут быть легко установлены. Есть еще относительно недавний опыт борьбы с такого рода конвоями в Афганистане, где активно применялись как вертолеты (в наличии у сирийских ВВС имеется семь Ми-24 и неустановленное количество Ми-4), так и засады силами спецназа и воздушного десанта.

Слабой стороной этой тактики может стать недостаточное обеспечение сирийских правительственных сил современными системами связи и радарами. Уже сейчас отмечено повышение активности коммуникационных систем, некоторых из которых в прошлом месяце и вовсе не было. Правда, они расположены вне «зоны ответственности» ИГИЛ и контролируют пространство, удерживаемое «обычной» оппозицией.

Кроме того, в обязательном порядке потребуется привязка всех подобных операций (как воздушных налетов, так и десантных) к спутниковой навигации в реальном времени. Предыдущие попытки США и других стран коалиции похожим методом остановить продвижение ИГИЛ в Ираке не дали результата: ИГИЛ продвигалось очень быстро и практически не нуждалось в тыловом снабжении, поскольку им в руки попадали нетронутыми иракские склады. А тактика мелких групп позволяла игиловцам рассредоточиться при приближении американских бомбардировщиков, в результате чего они бомбили заранее намеченное, но уже пустое место.

Дополнительную роль играла и «неформальная разведка» ИГИЛ: самолеты США взлетали с аэродромов в странах Залива. А там по старинке можно было просто сидеть в кофейне напротив базы и фиксировать каждый взлетавший самолет. На базе в Латакии так не поступишь. Хотя и у нее пока есть слабое место: теоретически до нее можно достать из современной РЗСО, которыми, слава богу, ИГИЛ не обладает.

По данным, не подтвержденным официально, российская авиация и техника могут размещаться не только на базе в Латакии, но и на аэродроме Батра (на юг от Латакии вдоль берега моря, неподалеку от города и порта Джебла), а также двух вспомогательных военно-морских базах в окрестностях Тартуса.

Нескольких недель такого рода операций, и снабжение передовых частей ИГИЛ в провинции Идлиб, вокруг Алеппо, в пригородах Дамаска и у Дэйр-аз-Зора будет нарушено. Но все это время, как и сейчас, будут продолжаться тяжелые наземные бои в нескольких критических точках. И можно как угодно успешно разносить тыловые склады ИГИЛ и гоняться по пустыне за караванами, но почти обескровленная сирийская правительственная армия должна каким-то образом удерживать важные объекты и пункты.

За пять лет войны правительственные войска потеряли более половины своей бронетехники, а оставшиеся испытывают критическую нехватку запчастей. Но уже сейчас в боях в пригороде Дамаска Восточная Гута были замечены танки Т-72АВ с новой динамической защитой – оружие для Сирии более чем современное. Но этого явно недостаточно, и речь может пойти все-таки о Т-90, поскольку только они способны противостоять тем противотанковым системам, которыми располагает ИГИЛ.

Современные танки – это не роскошь, а прямая необходимость. Перед правительственными войсками сейчас стоят как минимум три немедленные задачи. Первая: отбросить силы ИГИЛ и его союзников из восточных пригородов Дамаска. Вторая: деблокировать военную базу Кувейрис в районе Алеппо. Третья: восстановить полный контроль над трассой Дамаск – Хомс. Есть четвертая, вроде бы не имеющая прямого отношения к операции ИГИЛ, но также чрезвычайно важная для общего хода военных действий: остановить наступление сил оппозиции на правительственные анклавы аль-Фуа и Кафрая невдалеке от столицы провинции Идлиб.

Военно-воздушная база Кувейрис блокирована уже почти три года, но до последнего времени каким-то образом ее гарнизон мог получать снабжение. От линии фронта в районе Алеппо до базы примерно километров 60, но все попытки прорвать ИГИЛ у озера Джаббул не удавались именно из-за отсутствия достаточного количества современной бронетехники.

Оборона Кувейриса в последнее время показала все преимущество имеющейся в распоряжении правительственных сил техники, в первую очередь авиации российского производства. Именно с помощью авиации раз за разом были остановлены попытки штурмовать ее с помощью немногочисленной артиллерии ИГИЛ. Есть основания полагать, что усиление воздушной составляющей наряду с переброской под Алеппо более современной бронетехники даст наконец возможность деблокировать базу, что, в свою очередь, будет означать начало выдавливания ИГИЛ на этом участке фронта в пустыню.

Стратегическая трасса Дамаск – Хомс на данный момент перерезана в двух местах. Но если первый проблемный участок (примерно три километра) еще можно обойти, то на другом участке ИГИЛ захватило несколько главенствующих высот. Выбить их оттуда без применения артиллерии и вертолетов очень трудно и сопряжено с большими потерями. Нынешнего количества Ми-24 достаточно для проведения одновременно только одной операции. Не факт, что правительственные войска располагают достаточным количеством обученных пилотов, но это не та проблема, которую нельзя решить именно в рамках согласованной коалиционной операции против ИГИЛ.

Бои в густонаселенных восточных пригородах Дамаска приняли характер войны на уничтожение примерно месяц назад, когда правительственные войска предприняли неудачную попытку контрнаступления. Скорее всего, эта атака носила больше политический, чем спланированный с военной точки зрения характер. В результате правительственная армия отошла из Восточной Гуты и Дума с большими потерями. Между тем именно этот район может считаться основой для организации общего контрнаступления на район Пальмиры, что могло бы в принципе переломить ход военных действий против ИГИЛ в Сирии. Сейчас ИГИЛ стянуло в эти кварталы свои наиболее боеспособные силы, так что наступление правительственных сил возможно только при значительном перевесе. Предположительно, именно в этот регион могут поступить современные виды российских вооружений, те же Т-90.

Но и такого перевеса будет недостаточно для того, чтобы организованно и быстро атаковать Пальмиру. Между пригородами Дамаска и Пальмирой – голая пустыня с несколькими дорогами и стратегическими перекрестками. Едва ли не единственный опорный пункт здесь – оазис аль-Картьяйн. Это почти идеальные условия для высадки десанта с целью отрезать собранные в пригородах Дамаска крупные силы ИГИЛ. Такая операция возможна опять же при наличии десантных средств, включая транспортную авиацию, вертолеты, специальную бронетехнику. При проведении такой или подобной операции альтернативы российской военной технике попросту нет.

Ситуация вокруг пригородов Дамаска с перспективой на Пальмиру – ключевой момент ко всей возможной операции против ИГИЛ. Основную нагрузку несут и будут нести сирийские правительственные войска, однако они должны быть в достаточной степени подготовлены для использования современной техники и применения ранее незнакомой им тактики, в частности высадки воздушных десантов и применения вертолетов для штурмовых операций. И если к уличным боям и удержанию фронта сирийские войска уже давно привычны, то подобные операции потребуют дополнительного обучения и оснащения.

Но все же главным для определения размеров российских военных поставок Сирии и, главное, ее качества и номенклатуры должна стать выработка целостного плана коалиционной операции против ИГИЛ. Велика вероятность ошибки планирования на стадии получения разведывательных данных или, что еще хуже, чрезмерное увлечение первоочередными тактическими задачами под давлением чисто политических факторов. Сейчас пока еще есть шанс не дать ИГИЛ, пока оно находится в стратегически уязвимом положении, перегруппироваться и снова сменить тактику. А это у них, как показал опыт, получается быстро. 

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.