17.02.2015, 19:37
Российский стиль для лидеров ЕС
Российский стиль для лидеров ЕСМеждународная военная политика
Прагматичный расчет заставляет государства Евросоюза задуматься о нормальных отношениях с нашей страной.

Во вторник начался визит Владимира Путина в Венгрию. На повестке дня – обсуждение двусторонних отношений, прежде всего, в области энергетики. Однако западная пресса уже успела окрестить приезд российского президента в Будапешт попыткой Москвы изменить соотношение сил в Европе и внести раскол в ЕС.

Венгрия намерена обсудить с российской стороной свое участие в новом газовом проекте «Турецкий поток». Особенно это актуально после закрытия «Южного потока», который должен был напрямую соединить РФ и страны ЕС. Участвует наша страна и в модернизации атомной электростанции в венгерском городе Пакш. Есть взаимные интересы в других сферах.

Визит Путина проходит на фоне западных санкций и постоянных разговоров об их ужесточении. Но премьер-министр Венгрии Виктор Орбан не скрывает своих симпатий к Путину и не боится открыто критиковать внешнюю политику Вашингтона в Европе. К визиту президента РФ в Будапеште даже один из проспектов переименовали в Московский.

Видимо, неслучайно именно в эти дни американское издание The Washington Post опубликовало статью о политике Кремля по переделу Европы. С похожими публикациями вышли и другие западные издания.

Кампания в прессе прошла одновременно с уличными акциями общественных организаций, выступающих против приезда главы России. Глава правительства Венгрии изображается на плакатах и во многих журналах в форме советского офицера. Дескать, продался Москве.

Тем не менее, какие бы художественные образы не использовали противники выстраивания нормальных отношений между Россией и европейскими странами, нельзя не признать, что всё большее количество членов ЕС задумываются о правильности проводимой Брюсселем линии. О необходимости сотрудничества с Москвой уже говорят Венгрия, Чехия, Словакия, Греция, Кипр.

В то же время, не стоит забывать, что даже новое леворадикальное правительство Греции недавно проголосовало за новые антироссийские санкции, как и Венгрия. А ведь в ЕС подобные решения принимаются только всеобщим консенсусом, у каждой страны есть формальное право вето.

Каковы перспективы поворота европейской политики по отношению к России?

– Если посмотреть на позицию стран Евросоюза во время голосований по санкциям или в момент принятия решений в ПАСЕ, то можно выделить три группы государств, - говорит директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов. - Первая группа – это страны, которые настроены жестко антироссийски. Они настаивают на ужесточении санкций, выступают с различными антироссийскими инициативами. Это Латвия, Эстония, Литва, Швеция, Дания, Польша.

Вторая группа состоит из тех, кто отличается прагматическим отношением к России. Это Греция, Кипр, Чехия. Они понимают, что связи с нашей страной для них важны. Третья группа внутри ЕС – те, кто занимает нейтральную позицию и смотрит на поведение двух ведущих государств Евросоюза – Германии и Франции; сейчас фактически всё оказалось даже в руках «канцлера вся Европы» Ангелы Меркель, а Франсуа Олланд выглядит как второстепенное лицо «тандема».

Венгрия всегда держалась «особняком», связано это с политикой нынешнего премьера Виктора Орбана. Я часто встречаюсь со своими европейскими коллегами-экспертами, в неформальных бесадах они признаются, что считают Орбана единственным «настоящим мужчиной» в ЕС, так как он говорит то, что думает. Мол, многие мыслят как он, но не решаются высказать свое мнение из-за дисциплины внутри ЕС, которая более жесткая, чем была во времена существования просоветского блока в Европе.

Нынешняя статья в The Washington Post – это очередная попытка «девальвировать» венгерского премьера за его антиамериканские высказывания и за попытки отстаивать национальные интересы своей страны. Я далек от того, чтобы называть Орбана каким-нибудь «агентом влияния» Москвы. Орбан заявил, что влияние Соединенных Штатов в Европе сокращается, и Венгрии надо больше смотреть на две основные страны – Россию и Германию. Думаю, что это вполне разумный подход.

— Что могут предложить европейским странам США и что Россия?

– Американцы могут предложить только конфликт с Россией до последнего европейца. Собственно, Обама прямо сказал, что Вашингтон готов воевать с Россией санкциями, а может, и не только санкциями, несмотря на экономические трудности Европы.

Россия в торговом обороте США занимает 24-е место, на нас приходится около одного процента американской торговли. Но на Россию приходится треть торгового оборота Европы. Россия – это еще источник энергоносителей, это теплые батареи в домах европейцев. Сразу отказаться от нашего газа и нефти Европа не может, на это потребует до восьми лет и до 200 миллиардов долларов. У нас есть большие запасы редкоземельных металлов.

Так что Россия может дать Европе очень много. В том числе, емкий рынок для европейских товаров. Мы можем стать «мостом» между ЕС и Китаем. Большой потенциал у нас и в гуманитарной сфере.

— Какие страны Европы сейчас на пути к более сдержанной и прагматичной политике в отношении России?

– Я бы внимательно присмотрелся к странам Центральной и Восточной Европы. У нас есть хороший опыт сотрудничества с ними в рамках Совета экономической взаимопомощи. Даже жители Восточной Германии думают иначе, чем всё остальное население этой страны. Мы можем говорить о Венгрии, о Балканах. Всё зависит от умения России выстраивать отношения, не шантажировать поставками газа, а работать более тонко, в том числе и с будущими элитами государств. Мы видим по Венгрии и Греции, что в ЕС начинается новая «лево-правая» волна. Правые партии побеждают во многих странах, левые требуют новой социальной справедливости. В приоритете сейчас национальные интересы, а не ценности мультикультурного общежития.

Многие политические силы также скептически относятся к Америке. США показали, что можно в один момент отключить от финансовых благ, систем жизнеобеспечения. И это внушает тревогу европейцам. Мы можем использовать эти настроения, открываются возможности для дипломатии.

— Насколько сильны в Европе антироссийские настроения?

– Я бы их не преувеличивал, даже в Польше. Такие настроения подогреваются пропагандистской машиной, принадлежащей правящим классам. Многие европейские журналисты, эксперты, аналитики выступают за более мягкие отношения с Россией. Об этом говорят профсоюзы фермеров, новые левые партии, социал-демократы, «зеленые» движения. Есть заказ сверху на антироссийские настроения, но в народных массах они не так сильны, как хотелось бы американским дирижерам.

– Вносить раскол в отношения внутри ЕС или между Европой и Соединенными Штатами – достаточно бессмысленное занятие, – уверен заведующий кафедрой государственно-конфессиональных отношений РАНХиГС Владимир Штоль. – Все предыдущие попытки не привели ни к каким серьезным результатам. Да, могут быть разногласия внутри Евросоюза, внутри НАТО по каким-то отдельным вопросам, но в целом надо исходить из евроатлантического единства, цельности стратегических взглядов и позиций.

Не все страны Европы довольны своим нынешним положением в ЕС. Отчасти это связано с завышенными ожиданиями, которые были перед вступлением в Евросоюз. К таким странам можно отнести и Венгрию с Грецией и Болгарией. Венгрия не в восторге от срыва проекта «Южный поток», которым хотела попользоваться как страна-транзитер.

Будем откровенны, экономика Венгрии не соответствовала стандартам ЕС, это и общая слабость экономики, и коррупционная составляющая. Так что это не Россия вносит раскол в Евросоюз, просто некоторые европейские государства ищут возможность получить выгоду от отношений с Россией.

Сотрудничество с РФ для Венгрии может принести много пользы. Но не стоит обольщаться. Не будем забывать, что и Венгрия, и Греция, и Словакия участники антироссийских санкций. Они, вольно или невольно, с большей или меньшей охотой, под нажимом немцев или американцев, но присоединились к санкциям против России. И это – принципиальный момент в отношениях Москвы и любого европейского государства. В ЕС есть дисциплина, есть ведущие игроки в лице Германии и Франции, есть американский диктат. Так что в Старом Свете все действия согласованы, централизованы, никаких попыток «самодеятельности» быть не может. Но в рамках двусторонних отношений Россия может решать некоторые задачи.

— В чем причина, что Греция и Венгрия недавно голосовали за антироссийские санкции?

– У членов ЕС есть право вето. Но это то право, которым лучше не пользоваться. Выгоды от использования своего права намного меньше тех негативных последствий, которые могут наступить.

Я хочу привести один пример. В 2003 году, пусть не в рамках ЕС, а в рамках Североатлантического альянса, лидеры Германии, Франции и Италии попытались высказать самостоятельную точку зрения. Эти страны не хотели вводить свои войска в Ирак. И тогда тоже была масса разговоров на тему, как Россия пытается вбить клин в западный мир. Мы не собирались этого делать, просто наша позиция была близка к позициям этих государств. Закончилось тем, что в Италии, Германии и Франции поменялась власть. И это был ответ Вашингтона на попытку проявления собственной инициативы.

Подчеркну, что речь идет о ведущих европейских державах, с сильной экономикой. Что же тогда говорить о Венгрии и странах, равнозначных ей? Понятно, что рисковать никто не хочет.

— Экономические интересы Европы лежат в области нормальных отношений с Россией.

– В евроатлантических отношениях на первом месте стоит военно-политическая зависимость Европы от США, причем абсолютная. Это касается отношений в рамках НАТО и целого ряда международных институтов так называемого «интегрированного Запада». Проблемы экономики отходят на второй план, на первом месте стоят вопросы политической дисциплины.

— Такое положение дел не изменится в ближайшее время?

– В стратегическом плане ничего не будет меняться. Пока США остаются лидером объединенного Запада, куда входят Европа, Северная Америка, Австралия, Япония, никаких судьбоносных перемен ждать не стоит. Другое дело, что отдельными государствами могут предприниматься тактические шаги, которые, правда, не будут менять общего положения вещей.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  19.11.2017
На Казанском авиационном заводе имени Горбунова состоялась выкатка на летно-испытательную станцию модернизированного ракетоносца Ту-160. Самолет при большом стечении журналистов появился из нового ангара, специально построенного под проект глубокой модернизации «Белого лебедя», как называют в авиации Ту-160.
Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.