07.10.2016, 18:38
Российская армия обоснуется на заднем дворе США
Российская армия обоснуется на заднем дворе СШАМеждународная военная политика
Минобороны России рассматривает возможность возвращения военных баз на Кубе и во Вьетнаме, которые существовали в советские годы, заявил 7 октября замминистра МО Николай Панков.

— Мы этой работой занимаемся. Мы видим эту проблему, — сказал Панков, отвечая на вопрос, планирует ли военное ведомство возвращаться на базы в таких странах, как Вьетнам и Куба. Замминистра не стал вдаваться в детали, но отметил, что в настоящее время руководство Минобороны переосмысливает принятые ранее решения о ликвидации баз в этих странах.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя возможности размещения военных баз на Кубе и во Вьетнаме, заметил, что «последние два года внесли в международные дела и в режим международной безопасности существенные коррективы».

— Поэтому, естественно, все страны в соответствии со своими национальными интересами оценивают эти изменения и предпринимают определенные меры в том русле, в котором считают нужным, — сказал он.

Напомним, военные базы на Кубе и во Вьетнаме находились до 2002 года: радиоэлектронный центр разведки в пригороде кубинской столицы Лурдесе и военно-морская база в Камрани. Считается, что в 2001 году от использования этих баз Россия отказалась под давлением США и в связи с затратами на их содержание. Как объяснял тогда начальник Генштаба Вооруженных сил России Анатолий Квашнин, аренда радиоэлектронного центра на Кубе составляет около 200 млн. долларов в год, а на эти деньги можно «приобрести 20 разведывательных и информационных спутников, а также закупить примерно 100 современных РЛС».

Однако в феврале 2014 года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что Россия расширит свое военное присутствие в мире: идут переговоры по размещению военных объектов с Вьетнамом и Кубой, а также ведется «активная работа на Сейшельских островах, в Сингапуре, в Алжире, на Кипре, в Венесуэле, Никарагуа и еще ряде стран». После этого не раз звучали заявления о необходимости возвращения в Лурдес и Камрань и даже предпринимались конкретные шаги в этом направлении. В частности, с весны 2014-го аэродром Камрани впервые стал использоваться для обслуживания самолётов Ил-78, которые обеспечивают дозаправкой топливом в воздухе стратегические ракетоносцы Ту-95МС, а в ноябре того же года было подписано соглашение об упрощенном порядке захода российских кораблей во вьетнамский порт Камрань.

Что означает нынешние заявления военно-политического руководства страны? Готова ли Москва действительно вернуться на Кубу и во Вьетнам, и если — да, то насколько масштабным может быть российское военное присутствие в этих странах?

— Возвращение в Лурдес позволит повысить работу наших соответствующих служб, поскольку в настоящее время сегмент системы радиоразведки в космосе у нас снижен, в отличие от США, — отмечает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — В свое время разведцентр в Лурдесе держал «под колпаком» практически все Западное полушарие, «заглядывая» на глубину нескольких тысяч километров.

Во времена Карибского кризиса в рамках секретной операции «Анадырь» в состав группы советских войск на Кубе (ГСВК) входили части и подразделения различных видов ВС СССР, но с 1963 года на острове осталась мотострелковая бригада. В 1967 году был введен в эксплуатацию радиоэлектронный центр в Лурдесе. Понятно, что американцы крайне нервозно воспринимали РЭЦ у себя под боком.

Средства, размещенные на Кубе, позволяли осуществлять сбор информации о контроле над вооружениями по действующим соглашениям, вести перехват телефонных разговоров и сообщений на территории США, а также отслеживать американские субмарины и заниматься промышленным шпионажем. По словам Рауля Кастро, с помощью РЭЦ Россия получала до 75% развединформации по Штатам. В свою очередь, кубинцы получали от нас сведения, необходимые для безопасности острова. После распада СССР на базе находились сотрудники Шестого управления ГРУ (радиоразведка) и третьего главка ФАПСИ (Главного управления радиоэлектронной разведки средств связи — ГУРРСС). В 1997 году вроде как была проведена модернизация оборудования базы, но в то время американцы шагнули далеко вперед в области спутников…

Есть данные, что роль РЭЦ в получении сведений в последние годы существенно снизилась.

— Да, вдобавок американцы проводили определенные мероприятия по дезинформации, размещая сравнительно недалеко от Кубы свои специальные станции… Но, наверное, это как-то учитывается в планах военно-политического руководства. К тому же, по сравнению с девяностыми годами наш ВПК также шагнул далеко вперед в области передовых разработок.

Конечно, нынешние заявления могут быть лишь демонстрацией намерений и элементом информационной войны на фоне ухудшения отношений между РФ и США, но вообще в настоящее время очень удобный момент для возвращения на Кубу с точки зрения политики. Лучше обосноваться на Кубе сейчас, когда администрация Обамы пакует чемоданы, и получить в руки козырь, нежели делать это после выборов в США, выясняя отношения с новым президентом Америки.

Что касается Вьетнама, то, на мой взгляд, этот вопрос может подождать.

Потому что корабли ВМФ в соответствии с подписанными соглашениями сегодня и так имеют возможность зайти в Камрань?

— Конечно. В советское время Камрань из ПМТО выросла в крупнейшую зарубежную советскую военную базу 17-й оперативной эскадры — с причальным комплексом, аэродромом, прикрытым частями ПВО, где базировался отдельный смешанный авиаполк. Там постоянно присутствовало около 20 кораблей и судов ВМФ, что позволяло Тихоокеанскому флоту контролировать южную часть Тихого и весь Индийский океан.

Но сейчас военное присутствие во Вьетнаме нам не особо выгодно в виду сложных отношений между Вьетнамом и Пекином. Тем более, наши корабли имеют возможность свободного захода в Камрань, а топливозаправщики и бомбардировщики могут обслуживаться и получить дозаправку. Последние годы Россия в этом регионе не выполняла каких-либо серьезных задач, но в дальнейшем, наверное, Камрань может более активно использоваться нашими военными, но для этого объективно нужно наращивать плавсостав надводных кораблей.

— Несмотря на развитие спутников, РЭЦ в Лурдесе позволит снимать большой массив информации, в том числе — с сотовой связи, анализ которой тоже может быть интересен, — говорит научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — Есть данные, что РЭЦ в свое время мог фиксировать взлет-посадку американских самолетов.

— Ключевой вопрос в нашем возвращении на Кубу и во Вьетнам — готовы ли кубинцы и вьетнамцы нас принять? — отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Я думаю, что кубинцы с удовольствием отнесутся к восстановлению РЭЦ. Что касается Вьетнама, то, наверное, он готов к сотрудничеству, но только в прежнем контексте.

Как известно, Вьетнам согласился передать СССР Камрань (во время Вьетнамской войны она находилась на территории Южного Вьетнама и была крупной тыловой базой войск США) только после агрессии Пекина в 1979 году. То есть соглашение с СССР Вьетнам подписал, чтобы Советский Союз сдерживал Китай. И если теперь вьетнамцы снова зовут нас обратно, то опять-таки с той же целью — сдерживать Китай. И вот насколько нынешняя Россия готова прийти туда именно в этом контексте — вопрос интересный. Никто просто так свою территорию предоставлять не будет — и Кубе, и Вьетнаму обязательно потребуется что-то взамен. Для Вьетнама российское присутствие нужно в контексте противостояния с Китаем, для Кубы — с США. Но американцы могут просто «перекупить» тех, кто этого захочет, или предложить им что-то, отчего они не смогут отказаться.

— Латиноамериканский вояж Владимира Путина в 2014 году, в ходе которого он первым делом посетил Кубу, заставил Вашингтон понервничать. Американцы тогда всерьез обеспокоились возвращением России в Лурдес, а также возможным строительством базы в Венесуэле, о чем ранее вскользь заявили в Минобороны, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Понято, что речь идет не о каких-то ракетных полках на Кубе, а только о разведцентре. Но и это, как считают американцы, несет прямую угрозу их нацбезопасности, поскольку тогда Россия получит возможность слежения за военной обстановкой на территории США.

Тогда, в 2014-м, МИД и сам президент опроверг планы по возвращению на Кубу, однако сейчас ситуация кардинальным образом изменилась: мы находимся в состоянии конфронтации с американцами, а США особо и не скрывают наращивание всех элементов своей стратегии по сдерживанию нашей страны. Соответственно, размещение российских объектов военного назначения за рубежом «разрывает кольцо сдерживания РФ», позволяет выйти их окружения американских военных баз и повышает возможности для геополитического торга.

В общих чертах такой сценарий просматривается, но насколько он осуществим — другой вопрос. Здесь нужны и экономические ресурсы, и согласие принимающих сторон — Кубы и Вьетнама, которые в соответствии со своими нормативными правовыми актами должны одобрить данное решение.

На ваш взгляд, вьетнамцы и кубинцы готовы к сотрудничеству?

— Только в усеченном виде. Но даже в таком случае у этих стран появятся дополнительные инструменты для поднятия их статуса в геополитической игре. Например, Вьетнам находится в ситуации, когда, с одной стороны, он сотрудничает с Россией, с другой — пытается балансировать между США и Китаем. В этом плане наращивание российских возможностей в рамках «совместных усилий по укреплению безопасности на море» (так, например, это можно оформить дипломатически) было бы для него плюсом.

У США есть ресурсы для «блокировки» наших военных планов?

— Дипломатические возможности американцев сейчас весьма ограничены из-за предстоящих выборов. Что касается военно-технических возможностей, то тут все будет зависеть от того, насколько наши намерения будут воплощаться в реальность и насколько мы готовы вложиться в эти проекты. Здесь на самом деле все зависит от нас, поскольку сейчас американцы не готовы идти на серьезную конфронтацию.

— По моей информации, вопрос о возвращении на Кубу действительно давно прорабатывается, но, естественно, не в тех масштабах, которые были раньше — речь идет все-таки о более компактном РЭЦ, — говорит глава совета ПИР-Центра, бывший заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ генерал-лейтенант Евгений Бужинский. — Российские военные советники там и так есть, но речь идет о том, чтобы восстановить наши возможности по ведению различных видов разведки. У меня никогда не было сомнений в необходимости РЭЦ, поскольку он занимался не только радиоперехватом, а целым комплексом мероприятий. Экономить 200 млн. долларов, которые мы ежегодно платили за аренду, — было все-таки не самой хорошей идеей.

Что касается вьетнамской Камрани, то, насколько я знаю, переговоры также находятся в продвинутой стадии, но речь идет даже не о пункте базирования, а об объекте возможного обслуживания кораблей, докования, пополнения запасов. Естественно, если мы хотим присутствовать в Индийском океане, возвратиться в Мировой океан, из которого ушли, то нам нужно иметь какие-то возможности для такого возвращения, чтобы корабли не просто болтались в море без какой-либо поддержки. В таком формате эти объекты, конечно, не надо прикрывать никаким средствами ПВО и т. д., поскольку, во-первых, их никто не будет обстреливать, во-вторых, развертывание дополнительных средств стоит немалых денег. Поэтому, если что-то и делается, то в условиях сжатого бюджета и экономии.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.