13.04.2015, 19:07
Россия «закрывает» иранское небо
Россия «закрывает» иранское небоМеждународная военная политика
Прорыв санкционной блокады Ирана позволит Москве все-таки поставить Тегерану комплексы С-300. Соответствующий указ подписал президент Путин. Возрождение планов поставок этого ключевого для безопасности Ирана зенитно-ракетного комплекса дает нам шансы и на другие крупные оборонные заказы от этой страны.

Президент Владимир Путин подписал указ, которым снял запрет на поставку зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-300 в Иран. Об этом в понедельник сообщила пресс-служба Кремля.

В указе говорится о снятии запрета на транзитное перемещение комплексов С-300 через территорию России (в том числе воздушным транспортом), вывоз с территории страны в Иран, а также передачу Ирану вне пределов России с использованием морских и воздушных судов под государственным флагом России. Комментируя указ президента, министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил: «Конечно же, мы не могли не принимать в расчет коммерческие, репутационные аспекты».

Возможные поставки российских вооружений Тегерану станут возможными благодаря снятию с Ирана бремени международных санкций. Напомним, в начале месяца в швейцарской Лозанне страны «шестерки» (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) и Иран смогли договориться по принципиальным параметрам будущего соглашения по иранской ядерной программе. Среди договоренностей - снятие с Ирана односторонних экономических санкций Евросоюза и США.

Международные санкции против Ирана были введены резолюцией Совета безопасности ООН, принятой еще в 2010 году. Как напомнил Сергей Лавров, ООН не вводила никаких специальных ограничений на поставки Ирану средств противовоздушной обороны – и в том числе, российских комплексов С-300. Но, тем не менее, Москва отказалась от выполнения заключенного в 2007 году контракта на поставку этих вооружений, чтобы поддержать усилия «шестерки». «Сделано это было абсолютно добровольно», - подчеркнул Лавров.

Следует отметить, что из президентского указа от 9 июня 2010 года «О мерах по выполнению резолюции СБ ООН», нынешним указом исключено только упоминание С-300. В том же указе 2010 года также говорится о запрещении транзита через Россию «любых боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем». Таким образом, все перечисленные выше вооружения по-прежнему под запретом – по крайней мере, пока.

Теперь же, добавил Лавров, в свете прогресса на переговорах в Лозанне, необходимость в эмбарго отпала. Ранее в тот же день замминистра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что Москва требует отмены оружейного эмбарго в отношении Ирана. Замглавы МИД добавил, что восстановление санкций против этой страны недопустимо.

На решение Москвы одним из первых отреагировал Израиль – и по понятным причинам проявил большую обеспокоенность. Израильский министр по международным, стратегическим вопросам и делам разведки Юваль Штайниц заявил: отмена добровольного отказа от поставок С-300 «является доказательством того, что экономический рост Ирана, который может последовать за снятием с Тегерана (международных санкций), будет использоваться иранскими властями для вооружения страны, а не для увеличения благосостояния населения».

Представитель же Ирана ожидаемо приветствовал указ, подписанный Путиным.


Зависший или аннулированный контракт? 

Упомянутый выше контракт, заключенный в 2007 году, подразумевал поставку Ирану пяти дивизионов С-300 ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 млн долларов. После того, как в 2010 году российско-иранский контракт был приостановлен. Тегеран после этого подала иск к «Рособоронэкспорту» в третейский суд Женевы на сумму порядка 4 млрд долларов. Российская сторона предложила пойти на мировую, пообещав новые поставки ЗРК «Тор-М1Э». Однако Тегеран это не устроило.

С точки зрения иранской стороны, контракт на поставку С-300 все это время считался юридически действующим, просто «подвисшим» по форс-мажорным обстоятельствам. Эта точка зрения неоднократно озвучивалась по дипломатическим каналам.

Однако, как заявил Интерфаксу источник «в одной из структур, занимающейся вопросами военно-технического сотрудничества», «прежний контракт был не просто приостановлен, а аннулирован». «Заказчику, как сообщалось, возвратили авансовые платежи, а сами системы ПВО были разукомплектованы и в значительной степени утилизированы. Поэтому, если Тегеран захочет получить российские системы ПВО, то нужен будет новый контракт», - пояснил источник.

Появление таких контрактов ожидаемо. Ранее подтверждался и интерес Тегерана к более совершенным системам ПВО и противокорабельным ракетам. Как сообщает источник Интефакса, «в случае снятия оружейного эмбарго против Ирана Россия будет готова поставить в эту страну новейшие зенитные ракетные системы ПВО».

Вопрос остается исключительно политическим, в том числе и потому что резолюция Совбеза ООН до сих пор официально не отменена. Но политическая ситуация в мире с 2010 года – и в особенности, после переговоров в Лозанне, кардинально изменилась. И в этом изменении одну из решающих ролей сыграла Россия.


«Совершенно логичный вариант развития ситуации»

Напомним, что 4 апреля МИД России в официальном заявлении по результатам переговоров в Лозанне отметил: в основу рамочного соглашения с Ираном легли принципы, сформулированные ранее президентом Путиным. При этом в МИДе подчеркнули: сторонам потребуется время, чтобы закрепить достигнутые договоренности на бумаге. Замминистра иностранных дел Сергей Рябков тогда же заявил, что Москва удовлетворена достигнутыми договоренностями и добавил, что Совету безопасности ООН необходимо отменить и оружейное эмбарго против Тегерана.

Еще накануне подписания соглашений депутат Госдумы Франц Клинцевич отметил, что Россия может возобновить поставку зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану, если Совбез ООН снимет оружейные санкции. По мнению Клинцевича, «американцы очень внимательно следят за тем, куда и как Россия продает подобные средства противовоздушной обороны».

В свою очередь директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игорь Коротченко заявил, что «снятие санкций с Ирана, в том числе и оружейных - это совершенно логичный вариант развития ситуации».


«Иран планирует масштабное перевооружение»

«Ключевым для России контрактом является поставка в Иран новейших модификаций ЗРС С-300. Такой контракт может быть возобновлен на условиях, которые устроят Москву и Тегеран», - отмечает Коротченко.

При этом надо ожидать вполне предсказуемой реакции Вашингтона. Как напомнил Коротченко, когда в феврале Россия предлагала иранской стороне вместо С-300 системы ПВО «Антей-2500» (усовершенствованную модификацию С-300), Тегеран это предложение отклонил, требуя выполнения изначального контракта. Но Госдеп успел заявить о своих возражениях.

Как отметил научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров, «практически все на Западе будут крайне недовольны этим решением». «Но не это самое важное, - полагает Гафуров. - Многие внутри страны считают, что России не нужно становиться на сторону шиитов, так как абсолютное большинство российских мусульман – сунниты. Так вот, они думают, что в рамках противостояния суннитов и шиитов, Москве нужно занять сторону суннитов. Поэтому многие недовольны сближением России и Ирана».

Но, как полагают эксперты, прагматический подход все же возобладает. В то время как в области высоких технологий Иран будет сотрудничать с Западом, в сфере поставки вооружений преимущество будет на стороне России.

«Иран планирует масштабное перевооружение армии и флота, при этом Тегеран вряд ли сразу начнет закупать вооружения на Западе, поскольку недоверие между сторонами все еще велико. Поэтому у России есть хороший шанс заполучить многомиллиардные контракты» - отметил в комментарии Deutsche Welle аналитик по России и Ближнему Востоку в Delma Institute (Абу-Даби) Юрий Бармин. Напомним, в январе министр обороны Сергей Шойгу впервые за 15 лет посетил Иран, где подписал соглашение о возобновлении сотрудничества между двумя странами в военно-технической сфере.


«Главное – выдержать конкуренцию китайцев»

Впрочем, по мнению замдиректора Центра анализа стратегий и технологий ПИР-центра Константина Макиенко, история с «зависшим контрактом» создает проблемы в возобновившемся сотрудничестве Москвы и Тегерана. «Это нанесло колоссальный ущерб интересам и имиджу России на Среднем Востоке, - посетовал эксперт. - В глазах многих своих партнеров на Востоке Москва предстала в невыгодном для себя свете. Более того, урон был нанесен не только политический, но и коммерческий».

В свою очередь, Саид Гафуров отмечает: даже в свете претензий, накопившихся у иранской стороны после срыва контракта, «снятие запрета на поставку комплексов С-300 Ирану шаг, без сомнения, правильный и позитивный». «Он абсолютно точно будет правильно воспринят в Иране, - отмечает Гафуров. - Идет процесс налаживания двусторонних отношений между Москвой и Тегераном. Дело в том, что иранцы в состоянии хорошо платить. Даже под тисками санкций они были готовы платить за российскую военную технику».

Как полагает Константин Макиенко, главное в нынешней ситуации - выдержать конкуренцию на открывшемся, и крайне перспективном рынке вооружений Ирана. «Конкурент на рынке вооружения в Иране у нас только один, но очень серьезный – это Китайская Народная Республика, - отмечает эксперт. – Показательно, что китайцы не так давно выиграли открытый тендер на поставку тех же систем ПВО в Турции – напомню, что это страна-член НАТО. Поэтому, есть опасения, что иранцы будут постепенно переориентироваться на китайскую военную технику».


«Иранский рынок привлекает очень многих»

Добавим, что помимо военно-технического сотрудничества с «послесанкционным» Ираном, наиболее перспективными направлениями, по мнению экспертов, будут металлургия, авиа- и машиностроение, сельское хозяйство и энергетика.

Напомним, что министр промышленности и торговли России Денис Мантуров ранее заявил: АвтоВАЗ, ГАЗ и КамАЗ уже ведут переговоры об организации в стране сборочного производства, правда, конкретных договоренностей пока нет. Переговоры о возобновлении сотрудничества ведет и «Лукойл», который в 2010 году объявил о прекращении работы на иранском нефтяном блоке Анаран в связи с введением санкций.

Одной из важнейших сфер сотрудничества остается и атомная сфера. После снятия санкций совместная работа в атомной энергетике, в том числе по строительству Росатомом дополнительных атомных мощностей в Иране упростится. Первая АЭС в Бушере уже работает, и появилась она исключительно благодаря Росатому.

В ноябре 2014 года Россия и Иран заключили крупнейшую сделку на мировом атомном рынке за последние годы. Было подписано соглашение о строительстве в Иране восьми атомных энергоблоков. Речь может идти о 10 ГВт мощностей. Для сравнения, в России сегодня 25 ГВт атомных мощностей. Только на этой сделке Москва может заработать десятки миллиардов долларов. Потому что это не только строительство атомных блоков силами Росатома, это также означает закупку российского оборудования и российского топлива уже после появления новых реакторов. Эта сделка обеспечивает приток средств в Россию на несколько десятилетий вперед.

Россия и Иран также могут нарастить и товарооборот между странами, который после введения санкций сократился более чем в два раза. Теперь же снятие банковских санкций упростит все торговые процедуры, в частности банковские переводы, позволит исключить риски задержки платежей и необходимости искать обходные пути для торговых операций. Не говоря уже о том, что у Запада не будет даже формального повода мешать сделкам между Россией и Ираном как политическими, так и экономическими способами.

Но и в данном случае не следует забывать о конкуренции со стороны других мировых игроков. «Иранский рынок привлекает очень многих и на Западе и на Востоке, - отмечает Саид Гафуров. - Уже сейчас происходит обострение конкуренции между самыми разными странами за иранский рынок. Подсуетятся французы, немцы, японцы и китайцы». В частности, по мнению эксперта, Франция будут стремиться получить контракты в атомной энергетике.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и