25.08.2014, 23:33
Россия за китайской стеной
Россия за китайской стенойМеждународная военная политика
США не оставляют попыток уговорить КНР присоединиться к санкциям против России.

Официальный Пекин отказался от предложения Вашингтона присоединиться к западным санкциям в отношении нашей страны. «Кризис на Украине требует политического решения. Если исходить из реальной ситуации, то санкциями обычно нельзя решить проблему», – по-китайски деликатно говорится в решении МИД КНР. Тем не менее, как заявил координатор Госдепа США Дэниел Фрид, Соединенные Штаты не оставят попыток уговорить Китай и продолжат с ним консультации.

Западные санкции наиболее ощутимо ударили по российским высокотехнологичным компаниям. Не секрет, что многие изделия наши предприятия вынуждены приобретать за рубежом. После введения Западом ограничений на ввоз своей продукции в РФ, некоторые фирмы в России оказались на грани закрытия. Выход из ситуации может быть найден благодаря расширению сотрудничества со странами Азии, которые достигли серьезных успехов в развитии технологий. Прежде всего, речь идет о Китае. А вот закрытие для нашей страны восточного направления может действительно обречь нашу страну на изоляцию и, как следствие, серьезное технологическое отставание.

Пока Китай ответил отказом на предложение Штатов присоединиться к санкциям. Но стоит учитывать, что по чисто экономическим соображениям хорошие отношения с Вашингтоном для Пекина важнее, чем для Москвы. Так, годовой товарооборот между КНР и РФ составляет около 90 млрд. долларов. Для нас Поднебесная из всех стран мира стала торговым партнером номер один. Но для Китая Россия по объему экономического сотрудничества стоит на девятом месте. Даже товарооборот Китая со странами Африки составляет большую сумму, чем с нами – около 200 млрд. долларов. И главное, объем торговли между КНР и США превышает 500 млрд. долларов.

Так что ссориться с Вашингтоном Пекину явно ни к чему. И вовсе не исключено, что Китай может «втихую» ограничить сотрудничество с Россией в технологической сфере. То есть, просто сократить объемы торговли, не делая при этом громких политических заявлений и продолжая заверять нас в желании «укреплять взаимопонимание». При этом такие действия Китая смогут подтолкнуть на ограничение сотрудничества с Россией и другие страны Азии. А ведь консультации по поводу присоединения к санкциям Вашингтон ведет сегодня еще с Южной Кореей и Сингапуром.

Как считает директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов такой сценарий, всё-таки, маловероятен. Но вполне возможно, что Китай воспользуется ситуацией и попытается сделать сотрудничество с Россией более выгодным для себя.

– Пекину сейчас абсолютно невыгодно принимать какие-либо санкции в отношении России. Ведь от противостояния РФ и США больше всего выигрывает Китай. Он получает доступ к очень емкому российскому рынку, причем как для товаров народного потребления, так и для изделий электронной промышленности. К тому же Китай не спорит с Россией за геополитическое влияние в мире, а вот с США у него есть пересечение интересов. В геополитике США – противник КНР, и поддерживать Вашингтон Пекину нет никакого смысла.

Думаю, что само по себе предложение Америки связано с тем, что Вашингтон хочет показать нам наличие самых разных рычагов воздействия на Россию. Мол, нашу страну можно окружить этакой «стеной молчания». Переговоры США с Китаем имеют целью давление на руководство России. Мол, если вы не прислушаетесь к нам, то и КНР может изменить к вам свое отношение.

Что в реальности может сделать Китай? Он неявным образом может ограничить поставку в Россию важных для нас технических компонентов (к примеру, станков). Но только на это Китай никогда не пойдет.

Вашингтон хочет показать всему миру, что у Штатов единственный враг – Россия, а страны Юго-Восточной Азии как враги не воспринимаются. Мир должен понять, что борьба идет не с народом России, а с ее руководством. Эта мысль доносится через необычные предложения Китаю. Подобные вещи Вашингтон будет обсуждать в консультациях с Индией, странами Юго-Восточной и Центральной Азии. Москве хотят продемонстрировать решимость окружить Россию этой «стеной».

— Какие рычаги влияния на Китай есть у США?

– Товарооборот между США и КНР в пять раз больше товарооборота между КНР и РФ, и это – важный аргумент. Но Штаты могут действовать не угрозой неких санкций по отношению к Китаю, а обещаниями. К примеру, открыть для китайских товаров новые сектора американских рынков. А ведь известно, что Китай на протяжении многих лет пытается покупать успешно развивающиеся американские компании, но местные и центральные власти в Штатах не позволяют это делать. Вашингтон может пообещать открыть для Пекина такую возможность. К тому же, США могут пообещать создать на территории Китая высокотехнологичные лаборатории и таким образом передать этой стране нужные ей технологии. То есть, Вашингтон будет стараться влиять на Китай не запретительными мерами, а открытием новых возможностей.

— Насколько обещания американцев могут оказаться заманчивыми для Пекина?

– Надо четко понимать, что Китай всегда играет свою игру. И эта игра не пророссийская и не проамериканская, КНР преследует только свои интересы. Китай не рассматривает себя как примкнувшего к какому-нибудь лагерю, а формирует свой. Исходя из этой логики, Пекин будет публично отвергать предложения Вашингтона, но продолжать играть свою игру. Я не думаю, что КНР ограничит какие-то свои поставки в Россию, но будет стараться выторговать дополнительные преференции и у Вашингтона и у Москвы.

— Есть мнение, что нынешний хаос на Украине связан с тем, что Китай планировал через эту страну прийти на европейские рынки. Вашингтон может пообещать Пекину открыть рынки ЕС.

– Я не думаю, что Украина могла стать важным передаточным звеном при отправке китайских товаров в Европу. Да, Китай действительно стремится открывать новые рынки. Но договора с Киевом касались поставок сельхозпродукции, и Киев их не выполнил и остался должен Пекину.

Для отправки товаров из Китая в Европу есть свои проблемы. Дело не в том, что Европа закрыла свои рынки. Просто логистические каналы еще не построены. Не случайно Китай сегодня активно лоббирует идею нового «Великого шелкового пути», в том числе через страны Центральной Азии и Россию. Одновременно Китай пытается снизить таможенные пошлины, чтобы удешевить свои товары. Китайские товары начали дорожать по себестоимости из-за увеличения зарплат китайских рабочих, а мир уже привык к дешевым китайским товарам. Поэтому Китай лоббирует идеи создания всяких свободных экономических зон. И Европа действительно может снизить таможенные пошлины на китайские товары.

— Россия не окажется в изоляции?

– Опасаться этого не стоит, Китай не примкнет к западным санкциям. Но Москве показали, что наш расчет на сотрудничество с Китаем может быть разрушен в результате длительных переговоров Вашингтона с Пекином.

Но если говорить про долгосрочную перспективу, то России не стоит уповать на один Китай. И не потому, что Вашингтон ведет переговоры с Пекином, а просто у Китая свои собственные интересы. Избавившись от зависимости от западных товаров, мы можем попасть в такую же зависимость от товаров китайских, и разница будет не такая большая.

— Если предположить, что Китай ограничит нам поставку некоторых технологий, то мы сможем разработать их сами?

– Китай действительно по многим позициям ушел далеко вперед. Последние годы он много тратил на разработку и внедрение высоких технологий. При этом он не опирался только на собственные силы, а создавал совместные лаборатории с США и европейскими странами. То есть, для развития Китай не закрывался, а наоборот открывался миру, посылал своих студентов учиться за границу. Теперь там создано много конкурирующих лабораторий, которые борются между собой за государственные заказы.

Мы должны понимать, что для достижения необходимого уровня постановки вопроса развития технологий (именно постановки вопроса, а не развития самих технологий), нам потребуется как минимум от трех до семи лет по различным областям. И это – критический срок в нынешней ситуации.

– Мне кажется, что присоединение Китая к западным санкциям маловероятно, – говорит профессор кафедры мировой экономики МГИМО Николай Котляров. – Надавить на Китай достаточно сложно. У нас с этой страной позитивно развиваются отношения, и применить санкции по отношению к Китаю американцы не смогут. С другой стороны, они могут предложить китайцам некоторые уступки и льготы. Но маловероятно, что Пекин согласится с доводами Вашингтона.

— Что может США пообещать Китаю, чтобы изменить его позицию?

– То, что нужно Китаю, Америка не предложит. А Китаю нужны поставки технологий двойного и военного назначения. Штаты могли бы предложить открыть свои рынки для китайских инвестиций. Но на такой торг не готовы ни Пекин, ни Вашингтон.

Введение санкций в отношении Китая тоже невозможно. Экономика США так же зависит от китайского рынка, как китайская экономика зависит от американских рынков. В Штатах много рабочих мест, завязанных на торговлю с Китаем.

Тем более что Китай после мирового финансового кризиса проводит политику диверсификации рынков, и российское направление становится очень важным для внешней политики Пекина. Последний газовый контракт с Москвой связан именно с желанием Китая диверсифицировать источники снабжения энергоносителями и уйти подальше от нестабильного и в то же время зависимого от Вашингтона региона Персидского залива. А союзнических отношений у Китая и США нет.

— Оправдана ли тактика Москвы по замещению западных поставок технологичного оборудования на китайские поставки?

– Такая ситуация сложилась не по инициативе России. Это Запад вводит санкции, и нам приходится искать альтернативы. Эти альтернативы находятся, прежде всего, в регионе Юго-Восточной Азии. Конечно, по ряду направлений Китай не может заменить Запад. Основные технологические разработки сегодня находятся в США, в Европе и в Японии. Позиции Запада обеспечены не только военной силой, но и технологическим превосходством.

Но по многим позициям Китай достиг определенного уровня, да и у нашей страны сохраняется технологический потенциал. Я думаю, что складывающаяся ситуация, которая сама по себе очень не хорошая, заставляет нас искать выход.

— Просто получается, что мы начинаем зависеть от воли Китая.

– А какие есть другие варианты? После развала СССР у нас не осталось союзников. Наши прежние друзья в Восточной Европе и даже некоторые бывшие советские республики сейчас входят в НАТО. И логично, что мы обращаем внимание на Китай, на нашего большого соседа. Тем более, последние 20 лет отношения развиваются позитивно.

— Какова вероятность того, что Китай воспользуется трудным положением России в мире и начнет выторговывать у нас более выгодные для себя условия сотрудничества?

– В принципе, это нормальный ход событий в торговых отношениях. Всегда государства пытаются играть на противоречиях. Кстати, Китай очень умело использует противоречия между США и ЕС. В свое время Америка накладывала на Китай ограничения при покупках технологий, а китайцы приобретали их в Европе. В результате, американские фирмы теряли большие деньги. Играть на противоречиях надо учиться и нам.

— Нам не стоит бояться того, что в Пекине вдруг передумают сотрудничать с нами?

– Китай проводит вдумчивую внешнюю политику. Он не участвует в военных блоках, а на первое место ставит экономическое развитие. Эта позиция давно обозначена, и нам есть чему поучиться у Китая.

Можно поучиться и тому, как Китай пытается опираться на собственные силы. При хорошей интегрированности в мировые рынки, в стране делается упор на внутренние резервы роста. В настоящее время иностранные инвестиции составляют примерно восемь процентов от того, что вкладывается в китайскую экономику. В Китае хорошо понимают все проблемы глобализации, а потому стараются снизить зависимость от мировой экономики. Там никто не собирается разрывать какие-то отношения, как это было в период Культурной революции. Но при этом ориентируются на внутренние возможности развития. Нам имеет смысл придерживаться похожей стратегии.

– На мой взгляд, поддержка Китаем западных санкций по отношению к России вряд ли возможна, – считает заместитель дирекора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев. – Хотя, конечно, США будут стремиться посеять недоверие между Москвой и Пекином.

— Но КНР сильно зависит от американских рынков.

– Действительно, объем взаимной торговли между Китаем и США очень большой. Но и Штаты зависят от Китая. Конечно, Пекин может занять и жесткую позицию по отношению к России, если Вашингтон пригрозит полной остановкой торговых отношений с Китаем. Но мне кажется, что Китай довольно крупный игрок на мировой арене, и ничего не должно произойти, чтобы эта страна из самостоятельного участника глобального политического процесса вдруг превратилась в вассала Соединенных Штатов. По крайней мере, это было бы большим шагом назад в становлении китайского государства как ведущего мирового игрока. То есть, это было бы очень невыгодно КНР.

Всё что мы знаем о внешней политике Китая последних 30 лет, так это желание вести самостоятельную игру и не подчиняться никаким окрикам из Вашингтона. Как правило, все попытки давить на Китай проваливались. Американцы неоднократно пытались влиять на позицию КНР с помощью вопроса о правах человека. Китайцы действовали в ответ мягко и вежливо, но давали понять, что все попытки давить ни к чему не приведут. Думаю, что так будет и сейчас.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).