01.12.2016, 07:17
Россия влетела в космический тупик
Россия влетела в космический тупикМеждународная военная политика
Россия перестала быть мировым лидером по количеству пусков космических ракет-носителей. Об этом во вторник, 29 ноября, заявил замглавы госкорпорации «Роскосмос» Александр Иванов.

«В этом году впервые количество пусков будет меньше, чем у китайцев и американцев. По простой причине — мы в интересах Федеральной космической программы, в интересах создания орбитальных группировок прекратили запуск», — сказал Иванов, выступая на конференции «Космонавтика в XXI веке».

Прекращение пусков, кроме того, связано с отсутствием заказов по пуску спутников связи. «Орбитальная группировка связи: здесь у нас нет заказов ни от ФГУП „Космическая связь", ни от „Газпрома космических систем" на пуски в этом году и на следующий год», — уточнил Иванов.

Внешне объяснение выглядит убедительно. На деле, это тревожный звонок о проблемах в российской космической отрасли.

Напомним: Россия с 2003 года занимала первое место по количеству космических пусков. Так, в 2015 году из 87 стартов ракет-носителей космического назначения, 29 были на счету России, 20 — США, 19 — Китая (в 2016-м -18, 19 и 19 соответственно). Впрочем, и прошлогоднее лидерство не давало особых поводов для гордости.

Судите сами. Объем международного рынка космических услуг оценивается в $ 300−400 миллиардов. Однако на пусковые услуги — запуск спутников с помощью ракет — приходится всего 2% этого рынка. Таким образом, лидерство России по запускам превращалось в 0,7−1% от всего мирового рынка космических услуг. Во всех других его секторах — например, телекоммуникационном, — Россия занимает долю, близкую к статистической погрешности.

Изготовление космических аппаратов требует развитой микроэлектронной промышленности, а в России ее нет. По экспертным оценкам, в «докризисных» российских спутниках гражданского назначения доля иностранных комплектующих составляла 70−90%. Поэтому после ввода санкций многие проекты в области военного и гражданского спутникостроения «поехали» по срокам: комплектующие никто не дает, а разработка и изготовление своего требуют времени.

Без своих спутников трудно стать оператором каких-либо космических услуг. Поэтому России приходится довольствоваться ролью «космического извозчика». Но и здесь мы теряем позиции.

В одном только 2015 году произошло несколько громких аварий с отечественными космическими аппаратами. В частности, был потерян транспортный корабль «Прогресс» с грузами для космонавтов, а из-за аварии ракеты «Протон» — мексиканский спутник. К тому же стоимость запусков растет: в 2013 году пуск «Протона-М» подорожал до $ 100 миллионов, и стал немногим дешевле пуска европейской Ariane-5 и американской Delta-4.

Между тем, конкуренты наступают на пятки. Компания американского миллиардера и изобретателя Илона Маска SpaceX обещает запуски тяжелой ракеты Falcon Heavy по цене $ 90 миллионов. Другой американский «частник» — компания Blue Origin Джеффри Безоса смогла первой в истории посадить после запуска всю ракету целиком.

А у нас? Ракете «Протон» исполнился 51 год. По планам «Роскосмоса», она будет летать минимум до 2025 года. Ракета Р-7 (на ней отправился в космос Юрий Гагарин), впервые стартовавшая в 1957 году, также продолжает трудовую вахту — в виде ракеты «Союз». Новых ракет Россия пока предложить не может.

Ничего не слышно и о российских межпланетных станциях: их банально нет. Последней более-менее успешной межпланетной миссией был советский проект «Фобос» 1988 года. А Запад в межпланетном направлении успешно продвигается. Так, с 2012 года на Марсе работает американский марсоход Curiosity. Автоматическая американская станция New Horizons передает на Землю фотографии Плутона, следуя за «Вояджерами», которые достигли границы Солнечной системы. А европейский космический аппарат Philae впервые в мире сел на комету.

Россия на этом фоне довольствуется громкими заявлениями. Например, о том, что приступает к разработке новой сверхтяжелой ракеты, которая позволить построить на Луне обитаемую научную станцию. В реализацию этих планов очень хочется верить. Но с учетом изложенного, они немного напоминают планы гоголевского Манилова.

Что на деле происходит с российской космической отраслью?

— Мы потеряли лидерство в пусках из-за серии аварий ракет «Протон», — считает гендиректор компании «Космокурс», один из разработчиков ракеты «Ангара» в ФГУП ГКНПЦ имени М.В. Хруничева Павел Пушкин. — Из-за этого доверие иностранных заказчиков к российской ракетно-космической технике было подорвано. С учетом, что у нас от заключения контракта до пуска проходит 2−3 года, мы как раз пожинаем плоды неудач с «Протоном» — падение объемов пусков. Однако эта ситуация долго не продлится. Насколько я знаю, уже в 2017 году запланировано значительно больше пусков, в результате чего мы вернем лавры главного «космического извозчика».

— Насколько реально для России занять лидирующие позиции в освоении Луны: построить на ней обитаемую научную станцию, создать под лунный проект сверхтяжелую ракету?

— Конечно, мы можем создать сверхтяжелую ракету, как и базу на Луне — разработка лунной станции велась еще в 1960-е годы в СССР. Но остается открытым главный вопрос: зачем это нужно, какие задачи это позволит решить нам в космосе?

На него внятного ответа нет. Во главу угла в данном случае ставятся государственные амбиции: завоевать первенство в космосе ради международного престижа.

Напомню, что сверхтяжелая ракета у нас уже была — я имею в виду советскую многоразовую транспортную космическую систему (МТКС) «Энергия-Буран». Она была ответом на аналогичную военно-гражданскую программу США «Спейс Шаттл». Но в отличие от «Шаттлов», МТКС могла выводить на орбиту до 100 тонн полезного груза — это очень серьезный показатель. С помощью «Энергии» мы могли, замечу, полететь и на Луну. Однако в 1990-е программа МТКС была свернута: для сверхтяжелой «Энергии» просто не нашлось коммерческого применения.

Сегодня, на мой взгляд, ситуация кардинально не изменилась. И если мы повторим этот опыт — построим и запустим новую сверхтяжелую ракету — она так же останется без дела, и деньги на проект будут выброшены впустую.

— Россия отстала от ведущих стран в области микроэлектроники. Насколько сильно это тормозит освоение космоса?

— Проблема отсутствия элементной базы и некоторых технологий действительно существует, но она не является критичной. Из-за примитивности отечественной микроэлектроники российский спутник будет весить, условно говоря, 1200 кг, тогда как аналогичный американский уложится в 1000 кг — только и всего. Эта разница не принципиальная.

Другое дело, что развитие нашей элементной базы туго продвигается вперед: ее мало кто разрабатывает, и мало кто использует. Но если отечественная электроника будет востребована, она будет развиваться хорошими темпами. В последнее время, во многом благодаря санкциям, ситуация сдвинулась с мертвой точки.

Словом, на сегодня в космической отрасли много проблем, но все они разрешимые.

— Вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая в мае 2016 года на коллегии Минпромторга, заявил, что России отстает от США в космосе «в девять раз». Позднее председатель наблюдательного совета госкорпорации «Роскосмос» на своей странице в Facebook сообщил, что пресса исказила смысл его слов — речь шла об отставании в производительности труда в космической отрасли. Как на деле выглядят позиции РФ и США в космосе?

— Российская космическая отрасль сегодня пытается выйти из кризиса. Но надо понимать: это не связано с тем, что чего-то в космосе мы делать не умеем. В кризисе находится вся мировая космическая отрасль, поскольку непонятно, чего дальше хотеть, и куда двигаться. Каждая космическая держава пытается найти из тупика собственный выход.

Американцам кажется, что выход состоит в том, чтобы привлечь для освоения космоса частные компании — ту же компанию Илона Маска. Россия своего пути из кризиса пока не нащупала — вот и вся разница.

Особняком стоит Китай, который сейчас активно наращивает число пусков ракет-носителей. На деле, это вовсе не показатель крутизны китайской космической отрасли. Она в Китае находится на уровне советской ракетно-космической отрасли 1960−1970-х годов. Просто китайцы находятся в начале пути, они идут проторенной дорожкой, и пока не особо задумываются, куда она, в конце концов, приведет.

Правда, если говорить о научных программах в космосе, отставание России от США очевидно: достаточно сравнить бюджеты Роскосмоса и NASA.

— Россия просела в межпланетных исследованиях, но по остальным позициям выглядит неплохо, — считает летчик-космонавт, командир отряда космонавтов РКК «Энергия», Герой России Юрий Усачев. — Достаточно напомнить, что именно наши космические корабли доставляют экипажи на МКС. Мы бесспорные лидеры в области пилотируемой космонавтики. Кроме того, огромное наше достижение — ракета «Союз», которая прошла через ряд модернизаций, и до сих пор летает. Этот корабль — лучшее на сегодня транспортное средство для доставки людей в космос, настоящий бренд России, наряду с автоматом Калашникова.

Думаю, мы доживем и до лунной программы, и до марсианской. Другое дело, я смотрю на эти перспективы немного скептически. Проблема в том, что у нас нет долгосрочной, осознанной программы освоения космоса. Формально программа есть, но ей не хватает философского осмысления. Из-за этого мы шарахаемся из стороны в сторону: то делаем корабль для орбиты, то для Луны. Да, это красивая картинка: полет к Луне или к Марсу. Но для чего лететь туда — не совсем понятно.

Вместе с тем, задел ракетно-космических разработок у нас с советских времен огромный, и он до сих пор актуален. Достаточно напомнить, что новейший частный американский челнок «Дрим Чейсер» конструктивно очень схож с советским БОРом — беспилотным орбитальным ракетопланом. Эти небольшие космические аппараты, созданные в СССР, более 20 раз запускались с испытательными целями с конца 1960-х по конец 1980-х годов.

Подобных разработок очень много. И наша национальная особенность — творчество в технической области — никуда не делась. Именно поэтому я не считаю, что Россия проиграла космос.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.