04.08.2016, 09:50
Россия вдохновила Китай на «народную войну»
Россия вдохновила Китай на «народную войну»Международная военная политика
Министр обороны Китая Чан Ваньцюань призвал своих сограждан готовиться к «народной войне на море для защиты суверенитета страны». «Армия, полиция и народ должны готовиться к мобилизации на защиту суверенитета и территориальной целостности страны», — призвал глава военного ведомства. При этом призвал продвигать в народ идею о массовых занятиях по гражданской обороне.

Никто не скрывает, что подобная воинственная риторика связана со спорными островами в Южно-Китайском море. 12 июля международный арбитражный суд в Гааге постановил, что Китай не имеет оснований претендовать на острова, которые на самом деле принадлежат Филиппинам. В ответ пресса Поднебесной назвала суд «марионеткой» внешних сил, а председатель КНР Си Цзиньпин сказал, что острова всегда были неотъемлемой частью Китая, и они обозначены как китайские еще на древних картах.

Самое главное, что количество воинственных заявлений из Пекина с каждым днем растет. И не только по поводу спорных островов. «Мы настойчиво призываем японскую сторону действительно извлечь уроки из прошлого, придерживаться пути мирного развития, действовать осторожно в военной области и сфере безопасности…», «…размещая противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного перехвата ракет /THAAD/ в Республике Корея, Вашингтон не только заставляет Сеул плясать под свою дудку, но и бросает тень новой Холодной войны на Северо-Восточную Азию»… Вот такие сообщения сегодня на первой полосе государственного информационного агентства «Синьхуа».

Проще говоря, Китай наращивает свою мощь и предупреждает всех соседей о последствиях недружественных действий. В свою очередь, США и их союзники в Юго-Восточной Азии делают выпады против Китая. То есть, обстановка накаляется постоянно.

Нынешние заявления министра обороны КНР о «народной войне» уже не оставляют сомнений, что дело идет к большому конфликту. Которого мало кто хочет, но который почти неизбежен.

— Слова министра обороны Китая связаны с реакцией КНР на решение Гаагского суда по спорным островам, — говорит руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов.

— Китайские представители не присутствовали на суде, вообще он отказался подчиняться его решениям.

С одной стороны, Китай заявлял, что против интернационализации конфликта, втягивания в него других государств. С другой стороны, Пекин намекал, что хотел бы поддержки России по вопросу спорных островов. То есть, Китай всё-таки пытается создать некое международное мнение. Нынешнее решение суда — другая сторона интернационализации конфликта.

Сейчас Китай не может не реагировать на это. Ухудшается социальное положение внутри страны, есть проблемы в экономике. Поэтому собственным гражданам надо показать, что позиция руководства государства по поводу островов остается неизменной.

Китай довольно жестко заявляет, что спорные острова — один из немногих пунктов, когда Китай готов применять военную силу. Как говорит, для защиты своего суверенитета. Китай всегда подчеркивает, что не собирается вторгаться на чужую территорию и использовать войска против других стран. Но в этом случае считается, что острова китайские и их надо защищать.

Надо учитывать, что в целом в Китае наблюдается некоторое уменьшение энтузиазма по поводу развития страны. Порыв, который был в 1990-е и 2000-е, сильно ослаб. Китаю надо как-то активизировать патриотический порыв, который слабеет. Не случайно министр обороны призвал к занятиям по гражданской обороне. Мол, есть страны, которые не хотят развития Китая. Пекин неоднократно говорил, что за всеми недоброжелателями стоит Америка, в том числе за решением Гаагского суда. Китай просто должен показать своим гражданам новую патриотическую идею.

На мой взгляд, воевать по-настоящему никто не хочет. Любые боевые действия в районе спорных островов отбрасывают КНР на много лет назад и должны целиком поменять китайскую политику. То есть, КНР из мирного государства превращается в государство, которое готово воевать.

Конечно, война не нужна соседям в Юго-Восточной Азии. Филиппины, Таиланд, Вьетнам оказываются адресатами этого конфликта. И не надо забывать, что потенциальные противники это одновременно и крупные торговые партнеры Китая. Пекин не готов пойти на такие убытки.

Как я полагаю, Китай хочет показать себя как военная держава. Долгое время он позиционировался как экономическая держава. Теперь есть желание быть и военной державой. В последние несколько лет Китай кардинально поменял свою военную программу. Надо объяснить, зачем вкладывались деньги в оборону. Надо показать, что Китай готов воевать.

Я не думаю, что нынешнее заявление министра обороны КНР может привести к войне. Но оно серьезно ухудшает положение в регионе. И это делается на фоне того, что в сентябре будет заседать G-20 в Ханчжоу, где будут решаться экономические вопросы.

Количество резких заявлений со стороны китайской стороны возрастает. Не опасается Пекин, что может спровоцировать конфликт?

— За последние годы Китай поменял всю свою риторику. Он хочет показать миру свою способность решать затяжные конфликты, а конфликт в Южно-Китайском море крайне затяжной.

Китай так же очень внимательно смотрит на украинскую проблему. Как ее решала Россия, какова была реакция мировой общественности. Китаю хочется сделать что-то подобное, чтобы Си Цзиньпина оценивали как «крутого парня». Потому что пока Си Цзиньпин в плане решения конфликтов ничего выдающегося не совершил. И я боюсь, что именно эта попытка повторить российский опыт может привести к затяжному конфликту.

Какого масштаба может быть конфликт?

— Есть вероятность начала третьей мировой войны, хотя крайне небольшая. Всё-таки нет ни одной страны, которая была бы заинтересована в войне. В регионе нет ни одной страны, которая бы работала на военно-промышленный комплекс.

Но кому может быть выгодна война? Прежде всего, для США. Они смогут представить Китай как агрессивную страну. Мол, раньше он представлялся таким мирным, а на самом деле он очень опасный противник, и всем нужна помощь Вашингтона.

Конфликт может быть выгоден сателлитам США в регионе: Японии и Южной Корее. Они вообще с опаской смотрят на рост мощи Китая, прежде всего на рост экономической мощи.

Но война невыгодна Таиланду и Филиппинам, которые непосредственно задействованы в конфликте. Если в регионе начнется война, то всё рухнет в одночасье, на чем строится экономика этих стран. Прежде всего, туризм и производство мелких товаров.

Но вся риторика сторон подводит общественное мнение к тому, что война возможна. Поэтому возможны локальные столкновения, создание крупных военных баз Китая на спорных островах. Могут быть размещены тактические ракеты ближнего и среднего радиуса действия. Собственно, Китай иначе и не рассматривает эту территорию, да и по-другому ее использовать нельзя. Но размещение ракет вызовет ответную реакцию других государств.

Мы видим, что недавно США возобновили военные контакты с Филиппинами. Страны могут обратиться к Вашингтону за защитой. И тогда возможен конфликт уже не между странами Юго-Восточной Азии, но между Китаем и США. И это очень плохой сценарий. И перед Россией в этом случае встанет тяжелый выбор.

С одной стороны, нам нет смысла ввязываться в далекий от нас конфликт, который не сулит никакой выгоды. С другой стороны, рост военно-технического сотрудничества с КНР подталкивает к тому, что нам придется делать выбор в пользу Китая. Без очевидных позитивных последствий.

Мы разве не сможем сохранить нейтралитет?

— Это крайне сложно. Китай настаивает на каких-то решительных действиях со стороны России. Сейчас нам удается сохранять нейтралитет. Москва заявляет, что это не ее конфликт, и она не может вмешиваться. На мой взгляд, это разумная политика.

Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Павел Каменнов не видит в заявлении министра обороны КНР ничего неординарного:

— Со времени образования КНР присутствует идеологический тезис опоры армии на народные массы. Сейчас задачи по обороне возложены на НОАК и вооруженную полицию. Что касается обороны побережья, то предполагается участие народных масс, так как не везде и всюду оно под контролем полиции и военных. Но это долговременные установки, не означающие, что на Китай кто-то должен нападать.

Но в Китае просчитывают возможные сценарии войны.

— Это и есть задача министра обороны. Военная доктрина Китая полностью оборонительная, и в соответствии с ней строится китайская армия. Китай не хочет первым начинать войну, но готовится ответить контрударом.

Я думаю, что нынешние заявления ни к чему не приведут. Никакой агрессивности Пекин не проявляет. Просто он заботится о безопасности морских путей, проходящих через Южно-Китайское море. Потому что 60% потребностей в нефти обеспечивается экспортом из других стран.

С чем связано увеличение накала китайской риторики?

— Китай готовится отстаивать свои интересы, для этого он модернизирует армию. Но это вовсе не значит, что он заинтересован в вооруженном конфликте. Наоборот, вся стратегия, начиная с 1980-х годов, строится на сотрудничестве со всеми. И КНР достигла известных успехов именно благодаря сотрудничеству со всеми странами мира, в том числе в военной области. Даже с США были совместные военно-морские учения.

Но в конфликте могут быть заинтересованы другие.

— Никакой мировой войны из-за этих островов не будет. Может возникнуть вооруженный конфликт, но он будет локальным. К нему Китай тщательно готовится. С каждым годом увеличивается военный бюджет. Но всё это в рамках оборонительной военной доктрины.

Как бы хотел Китай видеть роль России в случае конфликта?

— Китай не заинтересован во втягивании России. Есть договор о сотрудничестве от 2001 года. Для Китая соблюдение всех его положений гораздо важнее, чем какой-то локальный конфликт.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.