19.11.2015, 18:59
Россия поразила НАТО военной мощью
Россия поразила НАТО военной мощьюМеждународная военная политика
Командующие Альянса признались, что возможности нашей армии стали для них неожиданностью.

Западные политики и военные вынуждены говорить, что боеготовность российской армии оказалась для них новостью. В интервью немецкой газете Bild в этом признался командующий Объединенными силами НАТО в Европе генерал Ханс-Лотар Домрёзе. Ранее об этом говорили генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг и командующий сухопутными войсками США в Европе Бен Ходжес. Самое показательное — американский Конгресс инициировал расследование деятельности разведки Штатов, «не отследившей и не предупредившей» Вашингтон о новых возможностях Вооруженных Сил РФ.

В западной прессе весь нынешний год появляются статьи, где сравниваются боевые возможности армии России и армий США, Великобритании, Германии и Франции. Все сравнения показывают, что в настоящее время РФ превосходит отдельно взятые страны НАТО по многим показателям, как-то количество танков, самолетов, артиллеристских орудий.

Но почему-то выводы газетчиков и прессы оказываются всякий раз неожиданностью для командования стран НАТО, прежде всего США. Они не ждали от нас активности в Крыму, и как снег на голову оказалось начало операции в Сирии. Запуск крылатых ракет с кораблей в Каспийском море по позициям «Исламского государства» поразил всех.

Генерал Домрёзе даже пожаловался немецким журналистам. Дескать, крупнейшие за последние 13 лет учения войск НАТО Trident Juncture — 2015 должны были «впечатлить Россию», а в результате Запад поразился мощью России.

Самое интересное, что параметры нашей программы перевооружения до 2020 года известны. Как известен и ее бюджет — 20 трлн. рублей. Известно, какой, сколько и в каком году боевой техники должны получить Вооруженные Силы.

Откуда же тогда такая неосведомленность у натовских генералов?

— Удивление натовских генералов выглядит крайне странно, — говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. — Получается, что у них плохо работает разведка или аналитические службы. Ведь есть очевидные факты: за последние годы мы продемонстрировали впечатляющие военные возможности. Особенно это проявилось в Сирии, где наши Воздушно-космические силы показали слаженную и четко скоординированную работу. Все увидели новые самолеты, новое оружие. Есть наша навигационная система ГЛОНАСС, которая позволяет российской армии совершенно автономно решать задачи, как навигации, так и применения высокоточного оружия нового поколения. Есть еще прошедшие модернизацию самолеты стратегической авиации. Мы смогли нанести удары крылатыми ракетами воздушного базирования. На всех произвели впечатления залпы Каспийской флотилии по базам ИГИЛ в Сирии ракетами «Калибр-НК». Странно, что НАТО их раньше не замечали. Может, они думали, что факт наличия ракет не тождественен возможности их боевого применения.

Сегодня картина совершенно ясна. В военном отношении мы находимся практически на одном уровне с США. И это данность, с которой вынуждены считаться все.

Все наши планы по военному строительству вроде были в открытом доступе.

— У нас, конечно, не все планы в открытом доступе. Но есть информация и в открытых источниках. Разведка американцев тоже, наверное, работала. Поэтому странно, что они проспали усиление нашей мощи. Видимо, сказалось отсутствие профессиональных аналитиков и неспособность скоординировать работу спецслужб.

Вызывает удивление, что в американском Конгрессе инициируют расследование деятельности своей разведки. Спрашивается, чем вообще американские спецслужбы при таком огромном бюджете занимаются? Возросшие возможности России, оказывается, стали новостью на Капитолийском холме. Куда США тратят деньги?

— Каковы главные недостатки американской армии?

— У США самая сильная армия в мире и самая мощная разведка. Это — факт. Другое дело, что свои силы и возможности спецслужб надо использовать с умом, ставя приоритетные задачи и контролируя их решение. Почему происходят сбои в военном и разведывательном механизме США? Это большой вопрос. При таких колоссальных бюджетах такая низкая эффективность. Изумление возникает не только у американских конгрессменов, но и у российских военных экспертов.

— Внесет ли НАТО какие-то коррективы в свои планы?

— За Североатлантический альянс сложно говорить. По крайней мере, мы показали, что любые планы против нас обречены на неудачу. Никто не сможет совершить безнаказанную агрессию против России. Так что нас будут уважать. В настоящее время в мире такая ситуация, что уважают силу. Военный потенциал способствует дипломатическому успеху. И в этом плане у нашей страны блестящие перспективы.

— Есть несоответствие между ресурсами и возможностями нашей армии и нашего военно-промышленного комплекса и их имиджем, который сформировался на Западе, — считает эксперт Ассоциации независимых военных политологов Александр Перенджиев. — Имидж у армии и ВПК за рубежом очень низкий. Бывает и наоборот. В последние годы на Западе занимались именно имиджем, но совершенствованию своих армий, повышению ее управляемости они уделяли меньше внимания. Там больше занимались рекламой. В России же занимались реальным делом. Поэтому так и получилось, что руководители НАТО не столько собирали конкретную информацию, сколько доверяли сложившемуся имиджу. С 1990-х годов на Западе считалось, что наша армия слаба и мы никогда не выберемся из «ямы». Но мы постоянно занимались укреплением Вооруженных Сил.

Интересно, что в НАТО не обратили внимания на нашу программу перевооружения армии од 2020 года. Оборонный бюджет у нас постоянно растет. По экспорту оружия мы занимаем второе место в мире, во многих странах наши образцы пользуются большой популярностью. Но почему-то на эти вещи натовские генералы не смотрели.

— На имидж больше ориентируются политики, а не военные аналитики.

— Конечно, серьезная аналитическая работа в НАТО есть. Но проблема в том, что лица, принимающие решения, с аналитическими докладами часто не знакомятся. Они предпочитают читать газеты, смотреть пропагандистские телепередачи. То есть, аналитики писали отчеты, а руководство старалось особо в документы не вникать. Они считали отчеты чем-то назойливым, что мешает текущей работе.

— Нынешняя ситуация свидетельствует о непрофессионализме западных генералов?

— Говорить надо именно о кадровой политике. На высокие посты выдвигаются часто не люди с высоким интеллектом, а по принципу «свой-чужой». Наверное, есть в НАТО и проблема покупки должностей. Выдвижение на посты определяется подчас не профессионализмом людей, а их лояльностью тем или иным структурам, их предсказуемостью.

— Может, на мировоззрение генералов до сих пор оказывает влияние итог «холодной» войны?

— Совершенно верно. У нас имидж проигравшей страны. Этот стереотип настолько глубоко засел в сознании западных генералов, что они даже не считали нужным обращать внимание на аналитические отчеты. Поэтому наша нынешняя работа по восстановлению мощи армии прошла незамеченной руководством Североатлантического альянса.

— Настроения, что Россия это слабая страна, до определенного времени доминировали на Западе, — полагает руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк. — Для этого были свои основания. В «девяностые» положение российского ВПК и всей нашей экономики в целом было очень непростым. И на Западе возникло ощущение триумфальной победы в «холодной» войне. Мол, Россия находится в постоянном кризисе и на нее можно даже не обращать никакого внимания.

Некоторые западные аналитики пытались противостоять этому общему тренду. Они говорили про нашу программу перевооружения, про начатую реформу армии, про наши действия в августе 2008 года в Южной Осетии. Но их информация была гласом вопиющего в пустыне. Основным трендом было победное настроение. Военные вообще люди достаточно консервативные, и иногда такой консерватизм их подводит.

Отсюда и недостаток внимания к процессам в нашей армии и нашем ВПК. И это хорошо проявилось во время событий в Крыму и Сирии. Как известно, американская разведка значительную часть информации получают с помощью технической разведки. И американцы оказались в непростой ситуации, потому как российская сторона максимально соблюдала режим радиомолчания. Не было достаточно информации, а потому не было возможности предугадать действия Москвы.

— Может, сыграл свою роль фактор того, что политики не хотели слушать военных, предпочитая избирателям говорить про «слабую Россию»?

— Вряд ли была какая-то установка. Просто человек — существо общественное. Если все называют белое черным, то и вы будете называть черным. Даже те, кто не вполне разделял пренебрежительные взгляды на российские военные возможности, старались быть в общем мейнстриме.

Свою роль сыграла и лоббистская деятельность нашего военно-промышленного комплекса. Постоянно в нашей прессе печатались статьи, что у нас осталась всего пара ржавых ракет, которые скоро не смогут взлететь. Эти статьи были направлены на внутреннего потребителя, чтобы получить средства для развития. Но статьи-то читали и в США. «Если русские так про себя говорят, какой же кошмар там творится у них на самом деле?» — думали американцы.

Кстати, накануне 22 июня 1941 года немецкие, американские и британские аналитики считали, что СССР продержится от четырех недель до четырех месяцев. Так что в истории много примеров неадекватного анализа.

Сейчас в НАТО непростая ситуация с высшим командным составом. Обама досиживает в Белом доме последние месяцы, скоро произойдет смена всего военного командования. Это означает и радикальную перемену в военной политике США.

О недостатках американской армии сказано много. Прежде всего, она не научилась вести борьбу с негосударственными формированиями в виде банд террористов. С другой стороны, ведя войны в Афганистане и Ираке, США утратили навыки противостояния настоящей армией признанного государства. Об этом много пишут сами американцы.

— Как может измениться в ближайшее время военная политика Соединенных Штатов?

— Американцы попытаются вести с нами переговоры с позиции силы. Новый президент, скорее всего, постарается остановить тенденцию к сокращению оборонных расходов и численности армии. Будут наращиваться силы авиации, флота, элитных частей. Видимо, военный бюджет Штатов вырастет.

И вот когда американцы будут чувствовать себя уверенно, они смогут пойти на какие-то договоренности с Россией, Китаем, Ираном и другими государствами, которые Соединенные Штаты считают своими противниками на международной арене.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и