18.06.2015, 21:13
Россия и США делят украинский космос
Россия и США делят украинский космосМеждународная военная политика
Запускать ракеты с космодрома в Бразилии будет Москва или Вашингтон.

Бразилия намерена в ближайшее время выбрать нового партнера для реализации своей космической программы. Среди основных претендентов — Россия и США. Об этом сообщило агентство Reuters.

Ключевым элементом проекта является запуск коммерческих спутников с бразильского космодрома Алькантара: расположение базы возле экватора позволяет выводить спутники на орбиту по кратчайшей траектории и с минимальным расходом топлива. Известно, что в течение последних десяти лет бразильцы сотрудничали по данному направлению с Украиной, однако в феврале этого года, по информации СМИ, финансовые трудности, испытываемые новым украинским правительством, сделали дальнейшую совместную работу невозможной.

Напомним, в апреле 2015-го года влиятельная бразильская газета Follia di Sao Paulo со ссылкой на собственные источники в руководстве страны сообщила, что власти отказались от проекта из-за высокой стоимости ракеты-носителя (РН) «Циклон-4» и других элементов ракетного комплекса, которые Украина обязалась сконструировать еще к 2006 году, но до сих пор не построила. Из-за этого его стоимость стала неподъемной в условиях бюджетных сокращений в южноамериканской стране.

По информации источников Reuters, на выбор нового партнера повлияет целый ряд факторов, в том числе дипломатические отношения Бразилии с предполагаемым кандидатом и предлагаемые технологии.

Директор Бразильского космического агентства Хосе Раймундо Коэльо в интервью Reuters подчеркнул, что Россия заинтересована в сотрудничестве с Бразилией и находится в авангарде космических технологий. В то время, как сотрудничеству с США мешают определенные трудности.

Во-первых, напряженность в отношения с Вашингтоном внес скандал, развернувшийся в 2013 году вокруг АНБ и массовой слежки за гражданами США. Тогда Бразилия предпочла французскую компанию Thales для реализации контракта на 400 млн. долларов по строительству спутника. Заключенное в 2000 году соглашение о запуске американских аппаратов с космодрома Алькантара было отменено президентом Луисом Инасиу Лулой да Силва, поскольку подразумевало контроль со стороны США над частью инфраструктуры.

Во-вторых, как отметил бразильский эксперт, Вашингтон настаивает на заключении соглашения, по которому Бразилия не может передавать никакие технологии третьим странам. Это условие вызывает много вопросов в Бразилии, в том числе в связи с двадцатилетним сотрудничеством страны с Китаем по запуску бразильских спутников с китайских баз.

Возникает вопрос: нужна ли Россия стартовая площадка в Бразилии? С одной стороны, учитывая, что момент угловой скорости планеты влияет на грузы, которые выводят ракеты-носители в космос, а самая высокая скорость — на экваторе, значит, из экваториальной зоны осуществлять запуски РН в разы выгоднее, чем с «Байконура», «Плесецка» или строящегося «Восточного».

С другой стороны — будут ли заказы на запуск спутников с помощью наших РН? Или площадка будет простаивать, как и в случае с платформой «Морской старт» (об этой платформе у берегов Калифорнии читайте в материале автора «Морской фальстарт»).

Вице-президент Федерации космонавтики Олег Мухин говорит, что любая новая космическая площадка представляет интерес с точки зрения престижа.

— Сотрудничество с Бразилией в этой области придало бы дополнительный вес нашей космической отрасли. А учитывая, что Россия и Бразилия сейчас активно работают в формате БРИКС, думаю, бразильцы выберут нас и будут работать с нашими предприятиями. Доставить РН на бразильский космодром — не такая уж и большая проблема. Главное, чтобы был пусковой комплекс.

Однако научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев настроен не столь оптимистично.

— Бразильское космическое агентство трижды безуспешно пыталось запустить ракету-носитель легкого класса VLS-1 — в 1997, в 1999 и в 2003 годах. Последняя авария привела к гибели 21 человека и к уничтожению стартовой площадки. После этого работы над ракетой были заморожены, но желание летать в космос у бразильцев не пропало — поэтому они решили сотрудничать с Украиной. Но, видимо, в связи с изменившейся политической ситуацией на Украине и сложностями в реализации проекта ракетного комплекса «Циклон-4» (в его состав входят ракета-носитель «Циклон-4» и наземный комплекс, обеспечивающий проведение на космодроме работ по подготовке и запуску РН и полезной нагрузки), Бразилия решила найти нового партнера.

На ваш взгляд, таким партнером может стать Россия? Нам интересен такой проект?

— Что касается нашего интереса, то на самом деле его не так уж и много. Космодром, конечно, имеет удобное расположение — у экватора, с нулевым наклонением, что позволяет выводить максимальные нагрузки на орбиту. Теоретически мы могли бы использовать там легкую «Ангару», поскольку, чем больше мы будет строить этих РН, тем они будут дешевле.

Но все-таки бразильская Алькантара от нас далеко, а кроме всего прочего — надо не только предоставлять ракету-носитель, но и строить инфраструктуру. То есть, повторить то, что мы делали в соседней с Бразилией Французской Гвиане на космодроме Куру, строя пусковой комплекс для РН среднего класса «Союз-2» — модификаций СТА, СТБ. В принципе, на этот опыт и можно опереться, но даже если мы и возьмемся за это дело, главная проблема остается нерешенной — где брать нагрузки, чтобы окупить все эти затраты?

Скажем, на том же Куру перспективы у «Союза» не то, чтобы сомнительные, но — под большим подозрением.

— 17 июня гендиректор РКЦ «Прогресс» Александр Кирилин на авиакосмическом салоне «Ле Бурже-2015» заявил, что по плану 2015 года с Куру стартуют две ракеты «Союз-СТ» с иностранными космическими аппаратами…

— Да, но французы в дальнейшем явно собираются переходить на свои РН. Соответственно, площадка будет простаивать, правда, я думаю, что финансово в этом случае никто ничего не потеряет, потому что многие детали были оговорены в соглашениях. Но какой перспективы по интенсивному использованию РН на Куру точно не просматривается.

В общем, чтобы везти нагрузку на другую сторону планеты, чтобы ее запустить с некоторой эффективностью, наверное, проще запускать РН со своей территории.

Повторю: мало построить площадку в Бразилии и предоставить РН — еще надо найти нагрузки. У меня большие сомнения по поводу того, что Бразилия будет вкладывать в проект значимые ресурсы из-за постоянных перебоев в финансировании своей космической отрасли. Мы просто-напросто рискуем оказаться в положении донора…

— Проект «Морской старт» ведь оказался под угрозой закрытия не только после того, как мы перестали закупать украинские легкие РН «Зенит-3SL», а гораздо раньше — как раз по той причине, что не набиралось достаточное количество стартов.

— Вот именно. Сейчас лишком много желающих запускать в космос чужие аппараты. Нагрузок на всех не хватает, а бортовая аппаратура спутников постоянно совершенствуется. К примеру, если раньше наши аппараты связи работали всего лишь полтора-два года на орбите, то сейчас требования совершенно другие — 12−15 лет. Соответственно, чем дольше аппарат «живет» в космосе, тем меньше требуется РН. Вот и получается, что стоимость выводимых спутников нередко превышает цену ракеты-носителя.

Кроме того, на рынке запусков спутников сейчас активно работает американская частная компания SpaceX, на третьи страны трудится Китай. Получается, что с новыми проектами мы будет врезаться уже на освоенные рынки, что имеет довольно туманную перспективу. Почему? Потому что если какая-либо страна привыкла пользоваться услугами того или иного государства, то она вряд ли будет менять отработанную схему, ведь новая ракета — это новая документация, интерфейсы, а главное — дополнительные траты как для тех, кто запускает, так и для тех, кто покупает запуски.

— А как же объявленные планы на уровне правительства: платформа «Морской старт» будет модернизирована под легкую «Ангару»?

— Да не будет этого, конечно. На такое дело потребуется столько денег, что такие затраты никогда не окупятся.

— Вернемся к бразильскому космодрому. А США заинтересованы в этом проекте?

— Знаете, фигурирующий в СМИ тезис о том, что бразильцев в сотрудничестве с США отпугивает обязательное американское требование — не передавать технологии третьим странам, на самом деле — довольно стандартный пункт для сферы высоких технологий в прямом и переносном смысле. Я не думаю, что российская сторона не предъявляет партнерам такого требования по той простой причине, что тогда это противоречило бы режиму контроля за распространением ракетных технологий (РКРТ). Ведь тогда кто-то из третьих стран может получить доступ не только к «мирному космосу», но и к баллистическому оружию. А это чревато для мировой безопасности. Кстати, Бразилия уже давно присоединилась к РКРТ.

Но это не значит, что Штаты непременно заинтересуются бразильским проектом, как и бразильцы — партнерством с американцами. Дело в том, что США как государство может строить сверхтяжелые ракеты, например, Space Launch System (SLS), совершенствовать уже существующие РН, однако рынок запусков спутников — это чисто коммерческая сфера, где активны частные фирмы, такие как SpaceX, Boeing. То есть обсуждаемый проект Бразилия будет реализовывать не с США как с государством, а с компаниями, для которых коммерческая выгода — на первом месте.

— Ну как раз космическое партнерство Бразилии с Boeing может открыть для американской компании новые возможности для продаж военной техники этой стране. Разве нет?

— Конечно, Boeing - это многоплановая компания, которая выпускает целый спектр военной техники, однако сначала придется все-таки заниматься Алькантарой, и я подозреваю, что они не увидят в этом проекте выгоды.

— В мае 2015 года глава Государственного космического агентства Украины Олег Уруский заявил, что это Бразилия заморозила работы по проекту, поэтому украинская сторона рассматривает возможность перенесения стартового комплекса РН из Бразилии в США. Понятно, что обвинить во всех бедах своего партнера — это привычная линия для представителей Украины. Но США действительно могут заинтересовать ракетный комплекс «Циклон-4»?

— Одно дело слова, другое — подписанные бумаги. В принципе, часто подобные заявления делаются для того, чтобы обострить переговорный процесс, поторговаться. Возможно, это относится и к бразильскому заявлению, которое прозвучало раньше слов главы Государственного космического агентства Украины. То есть, возможно, что Бразилия даже еще окончательно не отказалась от «Циклона», хотя сроки по производству ракетного комплекса сильно сдвинуты. Кстати, не только по вине украинцев — бразильцы также виновны в этой ситуации.

Что касается интереса США к «Циклону-4», то теоретически такое возможно. Трёхступенчатая ракета-носитель лёгкого класса «Циклон-3» была неплохой и надежной РН, которая запускала преимущественно спутники военного назначения. Но насколько «Циклон-4» будет надежной ракетой, за сколько украинцы согласятся ее производить — это вопросы. И лично я сильно сомневаюсь в перспективах украино-американского сотрудничества в этой области.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Мировой ВПК  27.04.2017
В ночь на 7 апреля американские боевые корабли нанесли внезапный массированный ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. А 25 апреля президент России Владимир Путин в Рыбинске провел заседание Военно-промышленной комиссии РФ и дал старт производству в нашей стране корабельных газотурбинных двигателей. Эти события, на первый взгляд, такие разные, настолько далеко разнесены во времени и пространстве, что совершенно не связаны между собой. На самом деле связь есть. И самая прямая.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.