27.04.2015, 16:10
Россия готовится к войнам нового типа
Россия готовится к войнам нового типаМеждународная военная политика
Против кого нашей стране придется вести «сетецентрические» боевые действия?

Российская армия получила бронетехнику, способную вести «сетецентрическую войну». Об этом в понедельник, 27 апреля, сообщила пресс-служба Объединенной приборостроительной корпорации (ОПК).

Речь идет о боевых машинах пехоты (БМП) «Курганец-25», бронетранспортерах (БТР) «Бумеранг», бронеавтомобилях «Тайфун», а также танке «Армата», которые впервые будут представлены публике 9 мая на Параде Победы в Москве. Все они оснащены новыми программно-техническими комплексами связи, навигации и управления, разработанными концерном «Созвездие» (входит в ОПК). Новые комплексы позволяют экипажам видеть оперативно-тактическую обстановку в режиме онлайн и взаимодействовать с пунктами управления, другими армейскими подразделениями в единой системе автоматизированного управления боем.

«Это основа принципиально новой концепции боевых действий, получившей название «сетецентрическая война». Успех в вооруженной борьбе при этом достигается не за счет преимущества в численности и огневой мощи, а в результате превосходства в информационных возможностях и применения воинских формирований, которые рассредоточены на значительном расстоянии, удалены от командных пунктов и объединены при этом в устойчивую информационно-коммуникативную сеть», – пояснил научный руководитель концерна «Созвездие» Василий Борисов.

Новые комплексы в разы повышают скорость передачи и исполнения команд при минимальном участии экипажа. В частности, передача координат цели на средства поражения занимает меньше одной минуты с момента обнаружения противника. А современные способы визуализации данных упрощают процесс принятия решений в условиях боя.

Что реально дает России возможность вести «сетецентрические войны», и кто рассматривается в качестве вероятного противника?

– «Сетецентрическая война» – вещь довольно противоречивая, – отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. – Первыми этот термин ввели в обиход американцы. По мнению Пентагона, США вели «сетецентрические войны» в Афганистане и Ираке.

Результаты этих войн не слишком впечатляют. Да, «сетецентричность» в какой-то степени позволила американцам избежать излишних потерь – потери у них, действительно, меньше за единицу времени, чем у советских войск в Афганистане. Но политических целей, которые ставило руководство США, добиться за период американской оккупации не удалось. И только по одной причине: американские войска так и не смогли в ходе «сетецентрической войны» полностью разгромить противника.

Другими словами, «сетецентрическая война» при борьбе с иррегулярными вооруженными формированиями дает некоторые преимущества, но далеко не решающие.

Кроме того, принято считать, что «сетецентрическая война» менее затратная: силы и средства в ней расходуются более эффективно. Но это – в теории. Техника, напичканная электроникой, стоит недешево. Кроме того, приходится содержать командные центры управления, которые координируют «сетецентрические» боевые действия, а эти пункты стоят реально дорого. В результате и выигрыш в деньгах получается не совсем явный.

Война США в Афганистане – это боевые действия малой интенсивности. Возможно, «сетецентрические войны» эффективны в более масштабных конфликтах?

– Если рассматривать конфликты более масштабные, вообще непонятно, является ли «сетецентричность» преимуществом или недостатком. Представьте, что вся система управления завязана на электронные коммуникационные сети. А теперь представьте на минуту, что эти сети разрушены. В этом случае возникнет не просто полная дезорганизация – войска вообще потеряют возможность вести реальные боевые действия.

Если у вас танк наводится по радиоэлектронному лучу, а этот луч не действует – например, устройство, его генерирующее, сгорело в результате электромагнитного импульса – танк, считай, недееспособен.

Такие разрушительные электромагнитные импульсы возникают, например, при использовании ядерного оружия – даже тактического. Кроме того, имеются специальные заряды для создания такого импульса. У России есть заряды, которые способны «выбить» американскую электронику не только на поле боя, но и вблизи американских управляющих центров. Естественно, что аналогичным вооружением располагает и армия США.

Сейчас, например, снаряды армий стран-членов НАТО на 80% оснащены радиовзрывателями. А у Вооруженных сил РФ уже есть система радиоэлектронного подавления, которая нейтрализует такие снаряды. И не только снаряды.

Напомню только один эпизод. 10 апреля 2014 года в Черное море вошел американский эсминец «Дональд Кук». 12 апреля российский фронтовой бомбардировщик Су-24 совершил облет эсминца. А пару дней спустя Пентагон выступил с крайне эмоциональным заявлением, обвинив Россию в нарушении международных договоров. Тогда же в ряде СМИ появилась информация, что 27 американских моряков написали рапорты об увольнении с флота. Этот эсминец, между прочим, несет крылатые ракеты «Томагавк» и оборудован новейшей информационно-управляющей системой «Иджис» – помимо прочего, она объединяет средства ПВО всех кораблей, на которых установлена. Что, спрашивается, так напугало американцев?

Су-24 нес контейнер с комплексом радиоэлектронной борьбы «Хибины». Сблизившись с эсминцем, «Хибины» выключили его радар, боевые управляющие цепи, системы передачи данных. После этого Су-24 сымитировал 12 (!) ракетных атак на ослепший корабль. Это – как раз эпизод «сетецентрической войны».

Тем не менее, на мой взгляд, «сетецентрическая война» хороша для борьбы со слабым противником. Например, она была бы эффективна на Украине, если бы Россия ввела на территорию «незалежной» свои войска. Или для борьбы с иранскими моджахедами, или даже в гипотетическом конфликте с Турцией.

Но в случае, если противник сам способен вести высокотехнологическую войну, ситуация усложняется. Вам в этом случае необходимо иметь дублирующие системы для ведения боевых действий традиционным способом. Если бы, скажем, на «Дональде Куке» были традиционные зенитки, эсминец смог бы хотя бы дать предупредительный залп по нашему бомбардировщику.

— Почему, если ситуация с «сетецентрическими войнами» так неоднозначна, мы активно развиваем это направление?

– Мы не можем отставать и должны идти в ногу со временем. Если мы переиграем США в радиоэлектронной борьбе – именно у нас будет преимущество. Этот шанс нельзя упускать. Но необходимо соблюдать баланс традиционных и «инновационных» вооружений – нужно всегда иметь возможность вести бой и в обычном режиме, без использования «сетецентричных» средств…

– Ведение «сетецентрической войны» предполагает равного по силам противника, прежде всего, равного по вооружению, – уверен директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. – Именно в этом случае «сетецентричные» технологии позволяют достичь некоторого превосходства.

В целом, с моей точки зрения, нужно разумно относиться к такому типу ведения войны. Американцы предпочитают вести боевые действия с помощью высоких технологий. Но, как мы видим, этот подход слабо работает. Фактически, США потерпели поражение во всех войнах новейшего времени, которые развязали.

Поэтому делать ставку исключительно на «сетецентрическую войну» не имеет смысла. Хотя понятно, что это перспективное дело, осваивать которое необходимо.

– Первыми стали насыщать бронетехнику электроникой американцы – тому пример танк M1 Abrams, потом в этом направлении двинулись немцы с танком Leopard 2А7, – напоминает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров. – Теперь и мы разработали собственный программно-технический комплекс для «сетецентрической войны».

Естественно, что применять такие комплексы следует, прежде всего, в условиях общевойскового боя, а не для войны с партизанами. Решения в этом случае действительно принимаются быстрее, а огонь получается более эффективным. А список вероятных противников России в «сетецентрической войне» может быть самым широким – от нынешней Украины до США…

Категория: В России



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb