19.05.2015, 08:51
России и Китаю выгодно оставаться «партнерами, но не союзниками»
России и Китаю выгодно оставаться «партнерами, но не союзниками»Международная военная политика
Военно-морские учения российского и китайского флотов стали символическим продолжением участия китайских военных в параде на Красной площади. Москва и Пекин не лукавят, говоря о том, что они партнеры, а не военные союзники – такой уровень взаимодействия, с одной стороны, не мешает другим обязательствам стран, а с другой – позволяет совместно сдерживать англосаксов.

Объединенная российско-китайская группировка в составе четырех тактических групп кораблей начала в восточной части Средиземного моря сил учения «Морское взаимодействие». В прошлом году российские и китайские моряки уже проводили совместные учения – тогда перед Олимпиадой в Сочи рапорт командиров кораблей вместе принимали Путин и Си Цзиньпин.

Нынешние учения фактически начались с приуроченного к юбилею Победы визита в Новороссийск трех китайских боевых кораблей и закончатся 21 мая в Средиземном море – но уже в августе они продолжатся в Японском море. Там они будут неофициально приурочены к празднованию 70-летия победы над Японией, в честь которого в Пекине впервые будет проведен военный парад (а Си будет принимать Путина). Учитывая, что Китай не имеет выхода к Японскому морю, эти учения однозначно будут восприняты в США и Японии как предупреждение – не надо давить на Пекин.

А ведь именно сдерживание всех видов активности Китая в Тихоокеанском регионе, в том числе и военной, становится главной целью американской политики на ближайшие годы – и из спорных островов в соседних Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях американцы хотят сделать инструмент давления на Пекин. В минувшие выходные госсекретарь Керри в Пекине призвал Китай «принять меры по снижению напряженности в Южно-Китайском море». Китай в ответ заявляет о решимости оберегать свой суверенитет и территориальную целостность и называет американские упреки «едва прикрытым лицемерием».

Острова – это лишь форма проявления китайско-американских противоречий. Отметая все претензии США, Пекин при этом заявляет, что у США и Китая «больше общих интересов, нежели разногласий», и призывает Вашингтон «действовать в духе взаимного уважения, ища точки соприкосновения и оставляя в стороне спорные моменты». Это не значит, что Китай готов не замечать американской политики сдерживания по отношению к себе – но, пока еще она не провозглашена открыто, Пекин не будет по своей инициативе обострять отношения с США.

Суть китайской стратегии в мировых делах – постепенное ослабление англосаксонской глобальной империи, в том числе и через экономическое, торговое и финансовое выдавливание ее из ключевых регионов мира. Кроме собственной мощи Китай рассчитывает и на использование промахов соперника – то есть на то, что США, пытаясь сдержать КНР, будут совершать все новые и новые ошибки.

Отношения с Россией, которая вступила в открытый конфликт с атлантистами, являются для Китая важным элементом стратегии собственного возвышения. В этом смысле наши страны являются партнерами не только в силу своего соседства и интереса к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству, но и вследствие совпадения стратегических целей в мировых делах. Мы партнеры по общему делу. Россия и Китай заинтересованы в изменении существующего мирового порядка – то есть в ликвидации англосаксонской гегемонии как в военном, так и в финансово-экономическом и идеологическом планах.

Но обе страны не хотят раньше времени публично педалировать тему заката «мира по-американски». Именно поэтому на встрече Путина и Си Цзиньпина в Москве накануне 9 мая президент России согласился со словами своего китайского коллеги о том, что «когда мы с вами будем отмечать наш общий праздник – День Победы, мы исходим не из того, чтобы ненавидеть какие‑то государства или страны». А «чтобы никогда в истории не повторилась трагедия войны, чтобы вместе создать мир на планете», сказал Си, добавив, что «таким образом два соседа также помогут создать более справедливый и рациональный международный порядок, смогут обеспечивать мир, безопасность и стабильность как в регионе, так и во всем мире в целом».

Для понимающих – достаточно. Неудивительно, что в США и Великобритании все больше говорят об опасности русско-китайского альянса – причем это используется как для пропагандистских целей (чтобы сплотить союзников), так и в аналитических оценках. Пока что еще в Вашингтоне не до конца верят в то, что блокирование Москвы и Пекина – это всерьез и надолго. Некоторая часть англосаксонских стратегов утешает себя версией, что Путин и Си лишь изображают союз, желая получить более выгодную позицию в отношениях с США, что между двумя державами слишком много противоречий, что Россия испугается оказаться в подчиненном Китаю положении.

Эти выкладки подкрепляются в том числе и мнениями российских экспертов и западных специалистов по Китаю – создавая тем самым ощущение, что не все так плохо, что попытка США блокировать Россию не была стратегическим просчетом Вашингтона, что Китай слишком сильно зависит от США.

Но чем больше рассуждений о том, насколько непрочен или бесперспективен российско-китайский альянс, тем заметней становится простая вещь – у США нет стратегии в отношении китайско-российского союза. Ее просто не просчитывали, потому что считали нереальной, а точнее – слишком невыгодной для себя. Сейчас от понимания реальности глобального стратегического союза Москвы и Пекина уже не отмахнуться – и значит, первоочередной задачей для США становится срыв этого альянса или как минимум его ослабление.

Для этого будет использоваться все – и пропаганда, и возможности прозападной части китайской и российской элит, и игра на противоречиях между Москвой и Пекином. Но все эти инструменты не особо эффективны – решение о стратегическом взаимодействии отвечает как национальным интересам России и Китая, так и планам двух руководителей, Путина и Си. И, не сумев сломать складывающийся альянс, Вашингтон окажется в тупике – если ему не удалось организовать даже блокаду России, то как быть со сдерживанием Китая, и уж тем более со сдерживанием китайско-российского блока?

Конечно, США могли бы попробовать сразу перейти к тактике запугивания всего остального мира «смертельной опасностью», которую несет союз медведя и дракона. Но, во-первых, это будет означать переход к открытой конфронтации (сначала пропагандистской, а потом уже и другой) с Китаем, чего Штаты всячески хотят избежать. А во-вторых, Россия и Китай всячески подчеркивают, что они не союзники, а партнеры – чтобы лишить США возможности использования жупела «российско-китайской угрозы».

Это в 50-е годы Штаты могли пугать мир коммунистической опасностью, идущей от Москвы и Пекина – теперь этот номер уже не пройдет. Мы дружим не против кого-то, а за построение справедливого мира, говорят Путин и Си – и призываем всех присоединиться к нам в этом благородном деле. Какой антиамериканизм, какой антиглобализм?

Китай предлагает всему миру инвестиции и выгодную торговлю, Россия выступает за невмешательство сильных во внутренние дела слабых, обе стороны за цивилизационное разнообразие – что же тут гегемонистского? Москва и Пекин выбрали выигрышную пропагандистскую позицию. Интересные детали китайской пропаганды дает статья, появившаяся на днях в «Хуаньцю шибао» – англоязычной «дочке» главной китайской газеты «Жэньминь Жибао».

В статье под красноречивым названием «Партнеры, но не союзники» говорится о том, что Западу есть чему поучиться у России и Китая. Поводом для нее стали как раз начавшиеся китайско-российские военно-морские учения. Отвечая на выдвигаемые Западом упреки в том, что «Москва и Пекин в очередной раз создали угрозу надеждам Запада на мирное развитие и процветание международных отношений», китайская газета пишет, что «с российско-китайской точки зрения довольно странно слышать подобные резкие высказывания. РФ и КНР неоднократно заявляли, что они – партнеры, но не союзники, и разумно мыслящим жителям Запада давно пора понять это».

«Хуаньцю шибао» объясняет, что тот факт, что Россия и Китай являются стратегическими партнерами, – это «всего лишь распространенная мировая тенденция нашего времени».

Говоря о том, почему Москва и Пекин не готовы становиться союзными государствами, газета называет «очень большие культурные различия»: 

«Китай – азиатская страна, у России же особый статус: это евразийское государство. В нем сильны как европейские, так и азиатские черты. РФ и КНР равноправны... Россия и Китай – соседи. Исторический опыт подсказывает, что двум соседним державам присущи естественные меры предосторожности. И лучше быть партнерами, чем союзниками».

Утверждая это, китайская газета напоминает, что когда-то Советский Союз и КНР заключили альянс:

«...однако он, как и последовавший за ним разлад в отношениях, глубоко повлияли на обе стороны. Помня о том, какая ситуация была в 50-х годах прошлого века, китайский народ искренне считает, что сегодня отношения между Москвой и Пекином переживают лучший период в истории. Мы очень надеемся, что россияне придерживаются того же мнения».

Действительно, Россия и Китай слишком велики и самодостаточны для того, чтобы быть классическими союзниками, не говоря уже об отношениях ведущий – ведомый. Ведь именно чувство ущемления своих национальных интересов со стороны Москвы, возникшее у Пекина в конце 50-х, и стало главной причиной обрушения казавшегося прочным геополитического, идеологического и военного союза.

Уроки крушения того союза не прошли даром – и, выстраивая сейчас стратегические отношения, две соседние державы хотят сделать их фундамент максимально прочным. Равноправное партнерство, дружба – вот что отвечает интересам обоих государств-цивилизаций и их видению процесса перехода к многополярному миру – миру, в котором они оба займут ведущие места.

«Партнерство России и Китая соответствует стратегическим интересам обеих сторон. Оно не только развивает их экономическое сотрудничество, но и усиливает ощущение безопасности, помогает сохранять равновесие мировых сил. Однако российско-китайское стратегическое сотрудничество не является достаточным внешним условием для подъема каждой из стран. И поэтому они не хотят из-за своей дружбы лишиться остальных друзей».

То есть Китай и Россия имеют общий интерес в укреплении двусторонних связей, но не за счет обрушения своих отношений с другими державами. Переводя с китайского на геополитический, можно сказать, что обе страны ставят во главу угла национальные интересы, не забывая при этом про общие цели. Например, если Европа под нажимом США решит и дальше обрывать контакты с Россией, то Китай вовсе не будет отказываться от своих планов экономической экспансии в Старый Свет. А Россия не будет отказываться от сотрудничества с Японией, даже если конфронтация Пекина и Токио будет набирать обороты.

В конечном счете такая политика даже выгоднее для достижения общей цели Москвы и Пекина, то есть вытеснения англосаксов с позиции мирового гегемона. Ослабляя зависимость от Штатов их региональных сателлитов, Китай и Россия делают мир все менее американским.

В «Хуаньцю шибао» отношения Москвы и Пекина противопоставляются связям Вашингтона и Токио – «очевидно, что их отношения – не военный союз, как, например, у США и Японии», «РФ и КНР равноправны. Они не похожи на США и Японию, где одна сторона играет ведущую роль, а вторая – второстепенную». И таким странам, как Россия и Китай, «очень сложно заключить союз, разве что речь пойдет о вопросах жизни и смерти» – то есть сейчас речь идет не о выживании двух наших стран, ситуация в мире складывается для них благоприятно, и равного партнерства вполне достаточно.

«Отношения Москвы и Пекина, которые строятся по принципу «партнеры, но не союзники», сломали традиционное западное понимание отношений между державами и стали примером того, как можно строить отношения в XXI веке. Союзнические отношения между странами, где главная роль отводится Америке, начинают загнивать, и некоторые люди на Западе уже «учуяли» это. Но они пока не пробовали смотреть на международные отношения свежим взглядом, а главное – под другим ракурсом. Однако мы надеемся, что политическое обоняние жителей Запада в конце концов их не подведет».

По сути, китайцы призывают Запад стать реалистами – признать, что эпоха господства англосаксов в мире подошла к концу. Это мирное китайское предупреждение:

«Нельзя не отметить, что чрезмерная самоуверенность и эгоцентризм сузили западный кругозор. Западу стоит открыть глаза и посмотреть на происходящее».

И очень показателен, конечно же, ключевой риторический вопрос газеты: «Западу стоит подумать: а не сделал ли он чего плохого Москве и Пекину, раз его так беспокоит их сближение?»

Ответ на этот вопрос содержится как в исторической памяти русских и китайцев, так и в сегодняшней политике мирового глобализатора по отношению к ним. Именно поэтому устойчивая российско-китайская дружба и стратегическое партнерство на нынешнем этапе даже опасней для США, чем их прямой военный союз. Москва и Пекин делают ставку на победу над Вашингтоном в небоевой геополитической схватке – оставляя военной силе функцию сдерживания и устрашения.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?