19.05.2015, 08:51
России и Китаю выгодно оставаться «партнерами, но не союзниками»
России и Китаю выгодно оставаться «партнерами, но не союзниками»Международная военная политика
Военно-морские учения российского и китайского флотов стали символическим продолжением участия китайских военных в параде на Красной площади. Москва и Пекин не лукавят, говоря о том, что они партнеры, а не военные союзники – такой уровень взаимодействия, с одной стороны, не мешает другим обязательствам стран, а с другой – позволяет совместно сдерживать англосаксов.

Объединенная российско-китайская группировка в составе четырех тактических групп кораблей начала в восточной части Средиземного моря сил учения «Морское взаимодействие». В прошлом году российские и китайские моряки уже проводили совместные учения – тогда перед Олимпиадой в Сочи рапорт командиров кораблей вместе принимали Путин и Си Цзиньпин.

Нынешние учения фактически начались с приуроченного к юбилею Победы визита в Новороссийск трех китайских боевых кораблей и закончатся 21 мая в Средиземном море – но уже в августе они продолжатся в Японском море. Там они будут неофициально приурочены к празднованию 70-летия победы над Японией, в честь которого в Пекине впервые будет проведен военный парад (а Си будет принимать Путина). Учитывая, что Китай не имеет выхода к Японскому морю, эти учения однозначно будут восприняты в США и Японии как предупреждение – не надо давить на Пекин.

А ведь именно сдерживание всех видов активности Китая в Тихоокеанском регионе, в том числе и военной, становится главной целью американской политики на ближайшие годы – и из спорных островов в соседних Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях американцы хотят сделать инструмент давления на Пекин. В минувшие выходные госсекретарь Керри в Пекине призвал Китай «принять меры по снижению напряженности в Южно-Китайском море». Китай в ответ заявляет о решимости оберегать свой суверенитет и территориальную целостность и называет американские упреки «едва прикрытым лицемерием».

Острова – это лишь форма проявления китайско-американских противоречий. Отметая все претензии США, Пекин при этом заявляет, что у США и Китая «больше общих интересов, нежели разногласий», и призывает Вашингтон «действовать в духе взаимного уважения, ища точки соприкосновения и оставляя в стороне спорные моменты». Это не значит, что Китай готов не замечать американской политики сдерживания по отношению к себе – но, пока еще она не провозглашена открыто, Пекин не будет по своей инициативе обострять отношения с США.

Суть китайской стратегии в мировых делах – постепенное ослабление англосаксонской глобальной империи, в том числе и через экономическое, торговое и финансовое выдавливание ее из ключевых регионов мира. Кроме собственной мощи Китай рассчитывает и на использование промахов соперника – то есть на то, что США, пытаясь сдержать КНР, будут совершать все новые и новые ошибки.

Отношения с Россией, которая вступила в открытый конфликт с атлантистами, являются для Китая важным элементом стратегии собственного возвышения. В этом смысле наши страны являются партнерами не только в силу своего соседства и интереса к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству, но и вследствие совпадения стратегических целей в мировых делах. Мы партнеры по общему делу. Россия и Китай заинтересованы в изменении существующего мирового порядка – то есть в ликвидации англосаксонской гегемонии как в военном, так и в финансово-экономическом и идеологическом планах.

Но обе страны не хотят раньше времени публично педалировать тему заката «мира по-американски». Именно поэтому на встрече Путина и Си Цзиньпина в Москве накануне 9 мая президент России согласился со словами своего китайского коллеги о том, что «когда мы с вами будем отмечать наш общий праздник – День Победы, мы исходим не из того, чтобы ненавидеть какие‑то государства или страны». А «чтобы никогда в истории не повторилась трагедия войны, чтобы вместе создать мир на планете», сказал Си, добавив, что «таким образом два соседа также помогут создать более справедливый и рациональный международный порядок, смогут обеспечивать мир, безопасность и стабильность как в регионе, так и во всем мире в целом».

Для понимающих – достаточно. Неудивительно, что в США и Великобритании все больше говорят об опасности русско-китайского альянса – причем это используется как для пропагандистских целей (чтобы сплотить союзников), так и в аналитических оценках. Пока что еще в Вашингтоне не до конца верят в то, что блокирование Москвы и Пекина – это всерьез и надолго. Некоторая часть англосаксонских стратегов утешает себя версией, что Путин и Си лишь изображают союз, желая получить более выгодную позицию в отношениях с США, что между двумя державами слишком много противоречий, что Россия испугается оказаться в подчиненном Китаю положении.

Эти выкладки подкрепляются в том числе и мнениями российских экспертов и западных специалистов по Китаю – создавая тем самым ощущение, что не все так плохо, что попытка США блокировать Россию не была стратегическим просчетом Вашингтона, что Китай слишком сильно зависит от США.

Но чем больше рассуждений о том, насколько непрочен или бесперспективен российско-китайский альянс, тем заметней становится простая вещь – у США нет стратегии в отношении китайско-российского союза. Ее просто не просчитывали, потому что считали нереальной, а точнее – слишком невыгодной для себя. Сейчас от понимания реальности глобального стратегического союза Москвы и Пекина уже не отмахнуться – и значит, первоочередной задачей для США становится срыв этого альянса или как минимум его ослабление.

Для этого будет использоваться все – и пропаганда, и возможности прозападной части китайской и российской элит, и игра на противоречиях между Москвой и Пекином. Но все эти инструменты не особо эффективны – решение о стратегическом взаимодействии отвечает как национальным интересам России и Китая, так и планам двух руководителей, Путина и Си. И, не сумев сломать складывающийся альянс, Вашингтон окажется в тупике – если ему не удалось организовать даже блокаду России, то как быть со сдерживанием Китая, и уж тем более со сдерживанием китайско-российского блока?

Конечно, США могли бы попробовать сразу перейти к тактике запугивания всего остального мира «смертельной опасностью», которую несет союз медведя и дракона. Но, во-первых, это будет означать переход к открытой конфронтации (сначала пропагандистской, а потом уже и другой) с Китаем, чего Штаты всячески хотят избежать. А во-вторых, Россия и Китай всячески подчеркивают, что они не союзники, а партнеры – чтобы лишить США возможности использования жупела «российско-китайской угрозы».

Это в 50-е годы Штаты могли пугать мир коммунистической опасностью, идущей от Москвы и Пекина – теперь этот номер уже не пройдет. Мы дружим не против кого-то, а за построение справедливого мира, говорят Путин и Си – и призываем всех присоединиться к нам в этом благородном деле. Какой антиамериканизм, какой антиглобализм?

Китай предлагает всему миру инвестиции и выгодную торговлю, Россия выступает за невмешательство сильных во внутренние дела слабых, обе стороны за цивилизационное разнообразие – что же тут гегемонистского? Москва и Пекин выбрали выигрышную пропагандистскую позицию. Интересные детали китайской пропаганды дает статья, появившаяся на днях в «Хуаньцю шибао» – англоязычной «дочке» главной китайской газеты «Жэньминь Жибао».

В статье под красноречивым названием «Партнеры, но не союзники» говорится о том, что Западу есть чему поучиться у России и Китая. Поводом для нее стали как раз начавшиеся китайско-российские военно-морские учения. Отвечая на выдвигаемые Западом упреки в том, что «Москва и Пекин в очередной раз создали угрозу надеждам Запада на мирное развитие и процветание международных отношений», китайская газета пишет, что «с российско-китайской точки зрения довольно странно слышать подобные резкие высказывания. РФ и КНР неоднократно заявляли, что они – партнеры, но не союзники, и разумно мыслящим жителям Запада давно пора понять это».

«Хуаньцю шибао» объясняет, что тот факт, что Россия и Китай являются стратегическими партнерами, – это «всего лишь распространенная мировая тенденция нашего времени».

Говоря о том, почему Москва и Пекин не готовы становиться союзными государствами, газета называет «очень большие культурные различия»: 

«Китай – азиатская страна, у России же особый статус: это евразийское государство. В нем сильны как европейские, так и азиатские черты. РФ и КНР равноправны... Россия и Китай – соседи. Исторический опыт подсказывает, что двум соседним державам присущи естественные меры предосторожности. И лучше быть партнерами, чем союзниками».

Утверждая это, китайская газета напоминает, что когда-то Советский Союз и КНР заключили альянс:

«...однако он, как и последовавший за ним разлад в отношениях, глубоко повлияли на обе стороны. Помня о том, какая ситуация была в 50-х годах прошлого века, китайский народ искренне считает, что сегодня отношения между Москвой и Пекином переживают лучший период в истории. Мы очень надеемся, что россияне придерживаются того же мнения».

Действительно, Россия и Китай слишком велики и самодостаточны для того, чтобы быть классическими союзниками, не говоря уже об отношениях ведущий – ведомый. Ведь именно чувство ущемления своих национальных интересов со стороны Москвы, возникшее у Пекина в конце 50-х, и стало главной причиной обрушения казавшегося прочным геополитического, идеологического и военного союза.

Уроки крушения того союза не прошли даром – и, выстраивая сейчас стратегические отношения, две соседние державы хотят сделать их фундамент максимально прочным. Равноправное партнерство, дружба – вот что отвечает интересам обоих государств-цивилизаций и их видению процесса перехода к многополярному миру – миру, в котором они оба займут ведущие места.

«Партнерство России и Китая соответствует стратегическим интересам обеих сторон. Оно не только развивает их экономическое сотрудничество, но и усиливает ощущение безопасности, помогает сохранять равновесие мировых сил. Однако российско-китайское стратегическое сотрудничество не является достаточным внешним условием для подъема каждой из стран. И поэтому они не хотят из-за своей дружбы лишиться остальных друзей».

То есть Китай и Россия имеют общий интерес в укреплении двусторонних связей, но не за счет обрушения своих отношений с другими державами. Переводя с китайского на геополитический, можно сказать, что обе страны ставят во главу угла национальные интересы, не забывая при этом про общие цели. Например, если Европа под нажимом США решит и дальше обрывать контакты с Россией, то Китай вовсе не будет отказываться от своих планов экономической экспансии в Старый Свет. А Россия не будет отказываться от сотрудничества с Японией, даже если конфронтация Пекина и Токио будет набирать обороты.

В конечном счете такая политика даже выгоднее для достижения общей цели Москвы и Пекина, то есть вытеснения англосаксов с позиции мирового гегемона. Ослабляя зависимость от Штатов их региональных сателлитов, Китай и Россия делают мир все менее американским.

В «Хуаньцю шибао» отношения Москвы и Пекина противопоставляются связям Вашингтона и Токио – «очевидно, что их отношения – не военный союз, как, например, у США и Японии», «РФ и КНР равноправны. Они не похожи на США и Японию, где одна сторона играет ведущую роль, а вторая – второстепенную». И таким странам, как Россия и Китай, «очень сложно заключить союз, разве что речь пойдет о вопросах жизни и смерти» – то есть сейчас речь идет не о выживании двух наших стран, ситуация в мире складывается для них благоприятно, и равного партнерства вполне достаточно.

«Отношения Москвы и Пекина, которые строятся по принципу «партнеры, но не союзники», сломали традиционное западное понимание отношений между державами и стали примером того, как можно строить отношения в XXI веке. Союзнические отношения между странами, где главная роль отводится Америке, начинают загнивать, и некоторые люди на Западе уже «учуяли» это. Но они пока не пробовали смотреть на международные отношения свежим взглядом, а главное – под другим ракурсом. Однако мы надеемся, что политическое обоняние жителей Запада в конце концов их не подведет».

По сути, китайцы призывают Запад стать реалистами – признать, что эпоха господства англосаксов в мире подошла к концу. Это мирное китайское предупреждение:

«Нельзя не отметить, что чрезмерная самоуверенность и эгоцентризм сузили западный кругозор. Западу стоит открыть глаза и посмотреть на происходящее».

И очень показателен, конечно же, ключевой риторический вопрос газеты: «Западу стоит подумать: а не сделал ли он чего плохого Москве и Пекину, раз его так беспокоит их сближение?»

Ответ на этот вопрос содержится как в исторической памяти русских и китайцев, так и в сегодняшней политике мирового глобализатора по отношению к ним. Именно поэтому устойчивая российско-китайская дружба и стратегическое партнерство на нынешнем этапе даже опасней для США, чем их прямой военный союз. Москва и Пекин делают ставку на победу над Вашингтоном в небоевой геополитической схватке – оставляя военной силе функцию сдерживания и устрашения.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2018
Никто ни в Минске, ни в Киеве и не делает секрета из того, что упомянутые бронированные армейские автомобили «Казак Богдан», уже воюющие за Донбасс, это, вообще-то урожденные белорусские тягачи МАЗ-6425. В Черкассах просто осуществляют «отверточную» сборку машинокомплектов, которые регулярно получают от Минского автомобильного завода. Соответствующее соглашение было подписано в марте 2016 года.
Мировой ВПК  17.01.2018
Немецкий журнал «Штерн» переживает за скорую судьбу американских авианосцев. «Эти корабли („Петр Великий“ и „Адмирал Нахимов“) превратят океаны в опасные воды для американских авианосцев», — говорится в статье Гернота Крампера. Впрочем, сначала автор говорит, что два эти крейсера — пережиток прошлого. Их водоизмещение громадно — 25 тыс. тонн. Они неповоротливы. У них огромные экипажи — 1100 человек. Промахнуться, обстреливая их даже из самого несовершенного оружия, невозможно. Поскольку высота ракетных крейсеров — 59 метров, длина — 250 метров, а ширина — 28 метров.
Мировой ВПК  16.01.2018
Уже более года эсминец «Замволт» находится в составе американского флота. Но все еще не решен вопрос о том, какие снаряды будут использованы в его артиллерийской установке, сообщили на прошлой неделе официальные представители ВМС США журналу Defense News.
Мировой ВПК  15.01.2018
Вскоре после государственного переворота в Киеве в 2014 году новый режим на Украине торопливо начал сворачивать все связи с Россией. Прежде всего, в военно-производственной сфере. Одним из самых болезненных ударов должен был стать отказ поставлять уже законтрактованные и даже частично изготовленные двигатели для фрегатов проекта 11356. Это знаменитая "адмиральская" серия, построенные и переданные флоту корабли которой блестяще отметились в ходе Сирийской кампании.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Конфликты  09.01.2018
По сведениям главкомата Военно-Морского флота РФ, экипажи 70 боевых кораблей и вспомогательных судов России новогодние праздники встретили в дальних походах. Сам этот факт — как самая яркая гирлянда на главной елке страны. Потому что давно такого не бывало. Разве что в советские времена.