21.05.2015, 16:49
Рижский бальзам для «Восточных партнеров»
Рижский бальзам для «Восточных партнеров»Международная военная политика
Почему провалилась политика Запада по созданию «санитарной зоны» возле РФ?

В четверг, 21 мая, в Риге открылся двухдневный саммит «Восточного партнерства». В его работе принимают участие лидеры 28 стран ЕС. Шесть стран-партнеров представлены президентом Армении Сержем Саргсяном, премьером Грузии Ираклием Гарибашвили, украинским президентом Петром Порошенко, лидером Молдавии Николаем Тимофти. Не обошлось без небольшого скандала. Накануне стало известно, что президент Азербайджана Ильхам Алиев на саммит не поедет, и вместо него в Ригу отправились замглавы президентской администрации по внешним связям Новруз Мамедов и глава МИД республики Эльмар Мамедъяров.

От институтов ЕС присутствуют глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, еврокомиссар по политике соседства и расширению Йоханнес Хан.

Основная интрига саммита – его итоговая декларация. Как уже заявил представитель МИД РФ Александр Лукашевич, саммит имеет «ярко выраженную антироссийскую направленность», и «уже очевидно, что наша реакция (на саммит) будет достаточно жесткой и принципиальной».

Надо отметить, что Киев и Тбилиси ждут от европейских кураторов вполне конкретных шагов. Во-первых, фиксирования в декларации сроков отмены визового режима – пока такого «прорыва» добился только Кишинев. Во-вторых, «партнеры» хотели бы, чтобы в декларации были упомянуты пресловутые «европейские перспективы» – как сигнал о возможности когда-нибудь присоединиться к Евросоюзу. Общие настроения «партнеров» выразил глава МИД Украины Павел Климкин: «ЕС должен прекратить дискуссии о членстве Украины и работать над тем, чтобы это произошло». Но лидеры ЕС, похоже, к разговорам о новом раунде расширения Евросоюза не готовы. Хотя установка на то, что страны-партнеры должны сделать цивилизационный выбор – либо Москва, либо Брюссель – осталась.

Надо отметить, что на текущей неделе работа европейцев с «восточными партнерами» показательно активизировалась. Так, Еврокомиссия одобрила предложения по расширению сотрудничества с Белоруссией и рамочное соглашение с Арменией – их детали обсудят участники саммита. Предполагается, что стороны обсудят и необходимость разрешения конфликтов в регионе: украинского, приднестровского, нагорно-карабахского, а также ситуацию с Абхазией и Южной Осетией.

Что совершенно точно будет в итоговой декларации – оценка участниками саммита кризиса на Украине. Партнеры и здесь разошлись во мнениях. В первоначальном тексте документа содержалась фраза о «незаконной аннексии» Крыма Россией, однако Белоруссия и Армения отказались ставить подписи под таким заявлением. В итоге, по данным Reuters, будет выработано компромиссное заявление, в котором позиции ЕС и стран-партнеров будут представлены отдельно.

Что стоит за нынешним саммитом «Восточного партнерства», способен ли он изменить расклад сил в Европе?

– События на саммите доказывают, что восточная политика Запада с треском провалилась, – считает замдиректора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Тамара Гузенкова. – Инициаторы и проводники этой политики, по сути, к рижскому саммиту окончательно потеряли лицо.

Когда в 2009 году Евросоюз запустил программу «Восточное партнерство», предполагалось, что мирными путями, – с помощью «мягкой силы», умеренного финансирования и постепенной оптимизации экономического взаимодействия с западными партнерами, – страны СНГ, особенно те из них, которые находились в тесных отношениях с Россией, постепенно будут откалываться от РФ и консолидироваться вокруг Запада.

Но еще до событий на Украине стало понятно, что проект «Восточное партнерство» реализовать невозможно. В докризисный период, когда экономическая ситуация была стабильной, Запад имел возможность откусывать от своих бюджетов деньги и подкармливать постсоветские элиты в странах «Восточного партнерства». Но кризис многое расставил на свои места внутри национальных государств, которые на первых порах с интересом отнеслись к проекту. Им стало понятно, что Запад не собирается ни вкладываться в участников «партнерства», ни предоставлять им какие-либо преференции.

«Партнеры» не дождались даже ослабления или частичной отмены визового режима. Хотя это была элементарная мера, реализация которой Западу не стоила бы ни копейки. Получилось, что Запад вроде бы протянул руку странам СНГ, но на деле продемонстрировал глубокое недоверие и нежелание сближаться с «партнерами».

«Лакмусовой бумажкой» стали события на Украине?

– Как ни парадоксально, украинская эпопея, которую мы сейчас наблюдаем – одно из следствий политики «Восточного партнерства». Как говорится, у победы много отцов, а поражение – всегда сирота. Сейчас никому из западных партнеров не хочется брать на себя ответственность за развязывание кризиса и крушение Украины. Но этих «отцов» все же можно назвать. Реваншистские настроения, русофобию и национализм украинцев возбуждали, прежде всего, польские элиты. А когда ситуация стала разворачиваться по неблагоприятному сценарию, в ситуацию вмешалась Германия, и тоже оказалась у разбитого корыта.

— Чего ждут от нынешнего саммита его участники?

– Мероприятие планировалось давно, но сейчас его участники явно находятся в растерянности. Им не хочется демонстрировать слабость и поражение, и это нежелание конвертируется в абсолютно русофобскую риторику.

Да, Белоруссия и Армения отказались подписывать резолюцию с осуждением России за «аннексию» Крыма. Но, с другой стороны, сам факт, что представители этих стран приехали в Ригу, говорит о том, что они все равно пытаются «отжать позитив» из программы «Восточного партнерства». Не приехал на саммит только Ильхам Алиев. Тем самым Азербайджан продемонстрировал, что утратил интерес к этому формату взаимоотношений с ЕС. Но другие участники саммита, повторюсь, надеются на какие-то программы, на которых смогут погреть руки.

В этом смысле, Украина, Грузия и Молдавия выглядят наиболее естественными участниками саммита. Все они подписали – в том или ином виде – документы об ассоциированном членстве с ЕС, и все превентивно, еще до начала саммита, попытались пошантажировать его организаторов – заявить, что не будут участвовать в «Восточном партнерстве», если не получат конкретных выгод.

— О чем это говорит?

– О том, что к саммиту его участники подошли в крайне поляризованном формате, и что они преследуют совершенно разные цели. В итоге, вместо того, чтобы получить консолидированный и толерантный к Западу конгломерат постсоветских стран, организаторы «Восточного партнерства» получили разброд и недовольство «партнеров», ради которых этот саммит и затевался…

– «Восточное партнерство» – прежде всего, американские проект, – уверен декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – США пытаются создать «санитарную зону» вокруг РФ из бывших советских республик. Вашингтон ведет давнюю игру на этом направлении с рядом постсоветских государств. Прежде всего, это Грузия, Украина, Молдавия – элиты этих республик ориентированы на Вашингтон, от него ждут экономических бонусов, и готовы действовать в русле американской военно-политической дипломатии.

«Восточное партнерство», собственно, и необходимо американцам для мобилизации сторонников на постсоветском пространстве. Страны Старой Европы не горят желанием таскать каштаны из огня для Вашингтона, а менее взыскательные восточные «партнеры» готовы делать это с энтузиазмом.

Плюс к тому, через «партнерство» США пытаются втянуть в свою сферу своего влияния и условно-пророссийские государства из числа стран СНГ. Это касается Армении и Белоруссии, за руководством которых укрепилась репутация относительно надежных союзников Москвы. В этом смысле, нынешний саммит служит средством мягкого вовлечения этих государств в американскую орбиту.

В целом, саммит в Риге – неприятная для Москвы инициатива. В конечном итоге, члены «партнерства» могут использоваться Западом для давления на Россию – политического, экономического и где-то даже силового. И наша задача – такого развития событий не допустить…

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb