01.07.2015, 20:58
Разоружиться под Широкино
Разоружиться под ШирокиноМеждународная военная политика
Ополченцы вдруг решили демилитаризовать самую «горячую точку» в Донбассе.

Руководство Донецкой народной республики приняло решение считать село Широкино Новоазовского района демилитаризованной зоной. Такое неожиданное заявление сделал официальный представитель ДНР, заместитель председателя Народного Совета Денис Пушилин.

«В качестве акта доброй воли и демонстрации мирных намерений, руководством Донецкой народной республики принято решение в одностороннем порядке считать населенный пункт Широкино демилитаризованной зоной. Вооруженным силам ДНР отданы указания не открывать даже ответный огонь на данном направлении» — цитирует Пушилина Донецкое агентство новостей.

По его словам, ДНР строго выполняет обязательства, взятые на себя в рамках минского мирного процесса, однако обстрелы территории республики с украинской стороны не прекращаются. Причем наиболее сложная обстановка в этом отношении сложилась именно в Широкине.

«Контроль за обстановкой должен быть передан наблюдательной миссии ОБСЕ, которая и будет гарантом мира и спокойствия», — считает Пушилин.

Представитель ДНР выразил надежду, что сделанный руководством республики жест доброй воли повлечет за собой соответствующие ответные действия со стороны официального Киева.

«Это будет первым реальным шагом по налаживанию мирного диалога между независимыми республиками и украинским руководством», — считает Пушилин.

Между тем, риторика Киева в отношении ДНР и ЛНР звучит всё более жёстко. Там и не вспоминают, что необходимо не только прекратить обстрелы мирных городов Донбасса, но и начать конституционный процесс.

Не далее, как 1 июля президент Украины Пётр Порошенко заявил журналистам, что проект изменений в Конституцию страны в части децентрализации не предусматривает особого статуса для Донбасса.

Не выглядят ли на этом фоне «жесты доброй воли» проявлениями слабости и не идёт ли ползучая сдача позиций ДНР и ЛНР?

— Донбасс в последнее время только и занимается тем, что сдаёт позиции, — считает руководитель Центра координации и поддержки движения «Юго-Восток», политолог Алексей Анпилогов.

— «Минск-2» обязались выполнять обе стороны, а на деле это делают только донбасские республики. Прекращение огня, отвод тяжёлых вооружений, общий конституционный процесс — всё осталось на бумаге. Со стороны Украины почти полное игнорирование взятых на себя обязательств.

Украинские силовики так и не отвели тяжёлые вооружения. Постоянно всплывают фото- и видеоматериалы, указывающие на это. И даже в отчётах ОБСЕ можно найти информацию о применении тяжёлых вооружений армией «незалежной».

Опять же Киев так и не запустил конституционный процесс по признанию особого статуса ДНР и ЛНР, несмотря на все попытки этих республик подтолкнуть его к этому. И это при том, что особый статус и так не давал бы полноценной и гарантированной автономии донбасским республикам.

Даже на артиллерийские обстрелы украинской армии ополченцы отвечают лишь в крайних случаях. Существуют негласное распоряжение не открывать ответного огня из 82-миллиметровых миномётов, не говоря уже об орудиях. Говорить о том, что заявление Пушилина о «демилитаризации» Широкино является неким переломным моментом, я бы не стал. Скорее, это перевод существовавшей ранее негласно ситуации в публичную плоскость.

Такого рода «жесты доброй воли» будут только поощрять украинские войска к дальнейшей агрессии или всё же способны укрепить перемирие?

— Мы на Донбассе сегодня наблюдаем нечто отдалённо напоминающее то, что предшествовало началу Второй мировой войны. Тогда Гитлера пытались всячески «умиротворить». К чему это привело, хорошо помним: никакие сговоры и пакты не спасли от войны.

Война развивается по своим законам. И когда люди, сидящие в окопах, окончательно понимают, что конфликт не решить никакими соглашениями, война рано или поздно начинается вновь. Игры в перемирие обычно заканчиваются тем, что одна из сторон теряет всё. В случае с ДНР и ЛНР затяжная война губительна, поскольку там живёт примерно в 10 раз меньше людей, чем на остальной Украине. Поэтому людские и материальные ресурсы этих республик будут измотаны гораздо раньше, чем у остальной Украины.

— Широкино начало фигурировать в сводках во время боёв за Дебальцево. Тогда говорили, что это село — ворота Мариуполя. Означает ли инициатива ДНР о демилитаризации территории вокруг Широкино, что ополчение окончательно оставило мысль пойти в наступление на Мариуполь?

— Широкино действительно почти пригород Мариуполя. С опорой на него можно развивать наступление в обход города. Но штурм сейчас сильно затруднён — за последний год тут появились мощные оборонительные сооружения.

Конечно, взятие Мариуполя очень важно для ДНР и ЛНР, поскольку этот город-порт позволил бы Донбассу в перспективе де-факто обрести экономическую независимость. Если Широкино будет оставлено ополченцами, то единственным крупным опорным пунктом под контролем ДНР на этом направлении останется Новоазовск. В этих местах вообще немного населённых пунктов, к тому же разбросанных по степи на больших расстояниях. Естественно, что украинские силовики тут же превратят Широкино в сильный опорный пункт.

— Я уверен, что односторонняя демилитаризация Широкино не означает его сдачи, — говорит член Верховного Совета ДНР Мирослав Руденко. — Мы не намерены отдавать ни этого села, никакой другой своей территории киевским войскам. Такая добровольная сдача будет означать, что все жертвы, которые мы принесли со времени начала революции в Донбассе — бессмысленны. Этого не простят руководству ДНР ни местные жители, ни все сторонники русского мира, которые поддерживают нас вот уже более года.

Поэтому заявление Пушилина — не более, чем тактический шаг, призванный актуализировать переговорный процесс, показать, в первую очередь Европе, что Донецкая народная республика выступает за политическое урегулирование. Несмотря на агрессию и даже вероломство киевских властей. Если Украина не пойдёт на ответные шаги, она ещё больше выставит себя в качестве агрессора.

— Вы, политик Донбасса, ещё верите, что Киев всё-таки образумится и начнёт неукоснительно соблюдать Минские соглашения?

— Ситуация очень разноплановая. С одной стороны есть украинские политики, которые выполняют всё, что им укажут из США. А США заинтересованы в том, чтобы как можно сильнее разжечь войну на Украине. Однако в самой Украине всё сильнее антивоенные настроения. Неудивительно, что даже Евросоюз старается дистанцироваться от агрессивных действий киевских властей, а международные организации занимают более объективную позицию. Крупные европейские государства выступают за «худой мир» на Донбассе, понимая, что «добрая ссора» может в итоге привести к втягиванию в войну всей Европы.

У меня есть надежда, что здравомыслия среди украинской элиты прибавится. Появятся люди, которые поймут, что нельзя без конца оставаться марионетками в руках США, что надо вспомнить о национальных интересах страны.

— Односторонняя демилитаризация Широкино означает отказ ополченцев от наступления на Мариуполь?

— Мы понимаем, что ситуация меняется очень быстро. Напряжение, периодичные обстрелы имеют место по всей линии соприкосновения ополчения с украинскими силовиками. Поэтому полномасштабные бои могут возобновиться в любой момент. И тогда будет стоять вопрос о полном освобождении от украинских войск тех территорий Донбасса, где прошёл референдум 11 мая. Прежняя стратегия в этом смысле не изменилась.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.