07.12.2014, 12:13
ПВО России: 100 лет на охране неба
ПВО России: 100 лет на охране небаМеждународная военная политика
В декабре 2014 года отмечается 100-летие образования Войск ПВО страны – юбилей, несомненно, эпохального значения. Все, что сделано государством для высокого технического оснащения войск, стало результатом научного, конструкторского, производственного подвига нашего народа. Это образец совместной работы на единый результат огромного коллектива гражданских и военных ученых, испытателей и других специалистов.


Грозный «Беркут»

В 1950 году руководство страны пришло к выводу, что для борьбы с представлявшей наибольшую угрозу высотной реактивной авиацией противника необходимы комплексы зенитного управляемого ракетного оружия (ЗУРО). В августе того же года постановлением Совета Министров СССР задается создание первой в мире многоканальной зенитной ракетной системы ПВО Москвы «Беркут» (система С-25), а 3 февраля 1951 года для координации работ по ее созданию образовывается Третье главное управление (ТГУ) при СМ СССР по аналогии с уже существовавшим в те годы 1-м Главным управлением (ПГУ), которое занималось атомной бомбой.

Разработка системы велась невероятными темпами. От начала выпуска технической документации до изготовления экспериментальных образцов проходило не более двух месяцев, а уже 7 мая 1955 года С-25 поступила на вооружение. В состав системы С-25 («Беркут») входило 56 зенитных ракетных комплексов, размещенных на двух кольцах вокруг столицы (22 комплекса на внутреннем кольце и 34 комплекса на внешнем кольце).

Комплексы располагались на расстоянии 12–15 км друг от друга, так, чтобы сектор огня каждого из них перекрывал сектора комплексов, находящихся слева и справа, создавая сплошное поле поражения. Каждая входящая в состав комплекса РЛС секторного обзора Б-200 обеспечивала одновременное наблюдение за 20 воздушными целями и наведение на них до 20 ракет. Впервые одна станция производила обзор пространства, сопровождение целей и наведение на них ракет. Перед каждой РЛС Б-200, на удалении до 4 км, располагались 60 стартовых столов для ЗУР В-300 (по три ракеты на один канал обстрела). Управление всей системой, способной вести одновременный обстрел 1120 подлетающих к Москве целей, предусматривалось с центрального, запасного и четырех секторных командных пунктов.

В процессе работ по созданию системы были построены 8 баз для хранения и технического обслуживания боекомплектов 3360 зенитных ракет, 500 км бетонных дорог, 60 жилых поселков, проложено более 1000 км электрического кабеля. Для проведения испытаний системы С-25 с пусками ракет в Капустином Яре в 1951 году был сформирован Государственный научно-испытательный полигон (в те годы он официально назывался «Спецуправление №3» и подчинялся ТГУ). Его начальником назначили Героя Советского Союза генерал-лейтенанта С.Ф. Ниловского, но через год его сменил генерал-лейтенант П.Н. Кулешов, в последующем – начальник 4-го Главного управления МО, заместитель Главнокомандующего Войсками ПВО страны, начальник ГРАУ, маршал артиллерии и Герой Социалистического Труда. 



Ракеты комплекса С-25 «Беркут»


Главным конструктором и техническим руководителем работ по системе С-25 был академик А.А. Расплетин. Как вспоминал его соратник, а в последующем преемник академик Б.В. Бункин, «он впервые в стране, а возможно, и в мире создал организацию (КБ-1, в последующем ЦКБ «Алмаз»), которая на практике реализовала системный подход к разработке сложных технических средств, каковыми являются зенитные управляемые ракетные комплексы и системы космической разведки. Огромную кооперацию конструкторских бюро, научно-исследовательских институтов и заводов он превратил в единый слаженный организм и всегда добивался того, чтобы все технические и технологические работы выполнялись ради получения наивысших характеристик системы». Отдавая дань его памяти, президиум РАН раз в три года присуждает золотую медаль и премию им. А.А. Расплетина за выдающиеся работы в области радиотехнических систем управления. Именем А.А. Расплетина названо созданное им НПО «Алмаз».

В составе МО СССР в августе 1954 года в целях своевременной технической подготовки к приему в ведение Войск ПВО страны системы С-25 создается 4-е управление (в/ч 77969), а 21 мая следующего года в развитие постановления СМ СССР о принятии системы С-25 на вооружение приказом министра обороны 4-е управление МО преобразуется в 4-е Главное управление МО (4 ГУМО), куда в основном были переведены его сотрудники, а также специалисты ТГУ (к тому времени преобразованное в Главспецмаш и Главспецмонтаж Министерства среднего машиностроения).

Система С-25 находилась на вооружении почти три десятилетия – с 1955 по 1984 год, непрерывно развивалась и выдержала четыре этапа модернизации. Однако возможности ее совершенствования были исчерпаны, а поддержание в работоспособном состоянии становилось дорогостоящей задачей, и в 1984 году система С-25 была снята с боевого дежурства. Технический же прорыв в обеспечении противосамолетной обороны, достигнутый благодаря созданию системы С-25, позволил на базе ее конструкторских решений приступить к разработке более современных передвижных зенитных ракетных систем.


Первые мобильные

Важным шагом в развитии Войск ПВО страны стало создание мобильных зенитных ракетных средств. Первая такая система, одноканальная С-75 на автомобильном шасси, была задана в разработку постановлением правительства в ноябре 1953 года. Первый вариант системы в десятисантиметровом диапазоне СА-75 «Двина» с ракетой В-750 («шестикабинка») был принят на вооружение в 1957 году. Через год в систему вводится новая высотная ракета В-750В, а в 1960 году закончена разработка двух экспортных вариантов системы «Двина» (СА-75М – для соцстран и СА-75МК – для других дружественных стран). Боевое крещение система приняла в 1959 году в КНР, когда был сбит самолет-разведчик RB-57D американского производства. Наиболее широко СА-75М и СА-75МК применялись во Вьетнаме, где ими было сбито более 2000 американских самолетов, что во многом определило исход войны.

Параллельно продолжалась и закончилась разработка системы С-75 в шестисантиметровом диапазоне. Система получила наименование «Десна» («трехкабинка») и была принята на вооружение в 1959 году. Этот вариант системы стал наиболее массовой системой ЗУРО Войск ПВО страны. В ней обеспечивалась возможность селекции движущихся целей на фоне земной поверхности и в условиях применения противником пассивных помех. Для борьбы с постановщиками активных помех была введена автоматизированная перестройка частоты в радиолокаторе наведения. Именно системой «Десна» были сбиты два американских высотных разведчика U-2 – 1 мая 1960 года над Свердловском и 27 октября 1962 года над Кубой. 



Стационарная ракета комплекса С-75


Дальнейшим развитием ЗРК С-75 стала разработка системы С-75М («Волхов»), принятая с ракетой В-755 на вооружение в 1961 году. С-75М «Волхов» имел более высокие боевые характеристики и претерпел в дальнейшем четыре этапа модернизации, направленные на увеличение дальности стрельбы, снижение нижней границы зоны поражения, обеспечение применения ракет со специальной боевой частью в условиях активных помех, а также введение в станцию наведения электронно-оптического канала сопровождения цели, что позволяло вести стрельбу без излучения передатчика.

В 1957 году постановлением ЦК КПСС и СМ СССР задается разработка передвижной ЗРС С-125 с твердотопливной ракетой В-600П, обеспечивающей поражение целей на предельно малых высотах. Разработка системы шла быстро, и уже в 1961 году она была принята на вооружение Войск ПВО страны. Система также прошла ряд этапов модернизации с целью увеличения дальности стрельбы, введения новых модификаций ракет, электронно-оптического канала сопровождения цели для повышения помехозащищенности. С-125 производились в больших количествах для нашей страны и под названием «Печора» – на экспорт во Вьетнам, Алжир, Египет, Сирию, Ливию и другие страны. Она принимала активное участие в боевых действиях на Ближнем Востоке и в других локальных войнах. 


Новая угроза

Появление на вооружении ВС зарубежных стран воздушных командных пунктов, постановщиков помех и средств воздушного нападения, способных применять крылатые ракеты, не заходя в зоны поражения существующих наземных средств ПВО, потребовало существенного увеличения дальности поражения ЗРК. Кроме того, в целях сокращения стоимости создания группировок ПВО важное значение стало придаваться созданию ЗРК большой дальности, которые значительно увеличивали площадь, обороняемую одним комплексом. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР в 1958 году была задана разработка новой ЗРС дальнего действия С-200 с двухступенчатой ЗУР типа В-860П разработки МКБ «Факел», оснащенной осколочно-фугасной боевой частью и аппаратурой для полуактивного самонаведения.

Система С-200 («Ангара») была принята на вооружение Войск ПВО в 1967 году. Практически все важнейшие объекты страны находились под ее защитой. В последующем, в 1969 году, принимается на вооружение система С-200В («Вега») с ракетой В-860ПВ, а в 1974 году – с унифицированной ракетой повышенной дальности В-880. Система обеспечивала эффективную борьбу с современными и перспективными самолетами на высотах от 300 м до 40 км, летящих со скоростями до 4300 км/ч, на дальностях до 300 км в условиях интенсивного радиопротиводействия. Автор этих строк, проходя в то время службу на Балхашском 10 ГНИИП МО, принимал активное участие в заводских и совместных испытаниях системы С-200В с ракетой В-880.

ЗРК С-200В с начала 1980-х годов под индексом С-200ВЭ «Вега-Э» поставлялись в ГДР, Польшу, Чехословакию, Болгарию, Венгрию, КНДР, Ливию, Сирию. Первое боевое применение ЗРС С-200В произошло в 1982 году в Сирии, где на дистанции 190 км был сбит самолет ДРЛО E-2C «Хокай», после чего американский авианосный флот отошел от берегов Ливана. А в Ливии комплексы С-200В принимали участие в отражении налета американских бомбардировщиков FB-111. 



Ракета системы С-200


Период 1960-х годов характеризовался быстрым развитием средств воздушного нападения противника. На вооружение США и стран НАТО поступил ряд новых самолетов стратегической и тактической авиации. Был создан новый тип СВН – стратегическая крылатая ракета ALCM с дальностью применения до 2500 км. Она могла прорывать ПВО на предельно малых высотах, огибая рельеф местности. Основой тактики СВН стали массированные налеты пилотируемых и беспилотных средств под прикрытием разнообразных радиопомех. В этих условиях стоящие на вооружении Советской Армии системы ЗУРО, разработанные в основном в 50-е годы, уже не могли в полной мере обеспечить эффективную оборону. Особенности современного противовоздушного боя потребовали разработки ЗРС с применением новых технических принципов и технологий построения.

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 27 мая 1969 года задается создание унифицированного семейства систем типа С-300 для Войск ПВО страны, СВ и ВМФ.

Модификация системы для Войск ПВО страны С-300П включала до шести многоканальных ЗРК, разнесенных в пространстве на несколько десятков километров, и представляла собой группировку ЗРК.

Первая система этого семейства С-300ПТ (контейнерный вариант) с ракетой В-500К, наводившейся на цель командным методом, была принята на вооружение в 1979 году. В 1981 году принимается на вооружение С-300ПТ с ракетой В-500Р (наведение на цель методом «через ракету»). Самоходная модификация С-300ПС принята на вооружение в 1983 году. Она имела высокую мобильность за счет размещения на автомобильных шасси высокой проходимости и малого времени свертывания и развертывания (до 5 минут). В последующем с учетом опыта создания и эксплуатации систем С-300ПТ и С-300ПС создается практически новая система С-300ПМ с ракетами 48Н6, принятая на вооружение в 1989 году. На экспорт поставлялись созданные на ее базе варианты С-300ПМУ1 и С-300ПМУ2.

Учитывая высокую эффективность систем типа С-300, в 1980 году принимается решение о создании системы ПВО Москвы С-50 (взамен системы С-25) с использованием ЗРК С-300П и С-300ПМ. Эта задача была решена, в 1994 году система принята на вооружение. За ее создание была присуждена Государственная премия России. В авторский коллектив лауреатов вошел и автор этих строк, принимавший участие в этих работах, проходя службу в 4-м ГУМО и работая в Государственной комиссии СМ СССР по военно-промышленным вопросам.


Разящий «Панцирь»

Накопившийся десятилетиями боевой опыт использования Войсками ПВО страны зенитных ракетных комплексов показал, что эффективность системы ПВО, снижение ее потерь и повышение живучести в значительной степени зависят от мобильности этих комплексов – способности к ведению боевых действий в движении или с короткой остановкой, от минимизации времени перевода в боевое или походное положение.

Идею такого комплекса, который мог бы использоваться в качестве средства ближнего рубежа в эшелонированной системе ПВО наиболее важных объектов и войск, предложили в Тульском КБ приборостроения. Комплекс был назван «Панцирь-С1», он размещен на одном автомобильном шасси и включает радиолокационную станцию мм-диапазона, тепловизионную систему обнаружения и сопровождения цели и ракетно-пушечное вооружение. Он обладает чрезвычайно быстрой реакцией и способностью ведения борьбы с широким спектром воздушных целей, включая крылатые ракеты и БЛА, а также с наземными и надводными целями.

Одним из первых интерес к новому комплексу проявил главнокомандующий Войсками ПВО страны генерал армии И.М. Третьяк, высоко оценивший потенциал заложенных в него идей и способностей. К 1993 году был изготовлен первый опытный вариант комплекса, и начались его испытания на полигоне Капустин Яр. В настоящее время комплекс производится серийно и поступает на оснащение войск, а также активно поставляется на экспорт.


И вновь - первые

Следует особо отметить, что именно Войска ПВО страны первыми из всех видов ВС перешли к комплексной автоматизации КП и ПУ всех родов войск, организации взаимодействия боевых действий ЗРВ и ИА и управления действиями войск в реальном масштабе времени.

Первой комплексной системой управления для Войск ПВО страны, созданной по заданию 4-го ГУМО, стала система автоматизации боевого управления в корпусе (дивизии) ПВО – «Луч-1». В составе ее средств были созданы: комплексы средств автоматизации КП корпуса (дивизии) ПВО «Протон», автоматизированные средства управления для бригад ЗРВ «Дирижер», пунктов наведения истребительной авиации «Каштан», КП радиотехнической бригады «Межа», радиотехнической роты «Низина». В системе предусматривалось использование созданных для автоматизации КП полков и бригад ЗРВ средств автоматизации «Асурк-1» и «Вектор-2». Период разработки и принятия в эксплуатацию отдельных средств системы «Луч-1» охватывает 1960–1973 годы, а сама она поступила на вооружение в 1975 году.

Учитывая изменения средств и тактики применения воздушного нападения вероятного противника, в начале 1970-х годов была задана новая, более совершенная система автоматизации корпуса (дивизии) ПВО – «Пирамида». В составе технических средств этой системы были созданы КСА корпуса (дивизии) ПВО «Универсал», бригады ЗРВ «Байкал», бригады РТВ «Нива», батальона РТВ «Основа», роты РТВ «Поле», аппаратура автоматизации диспетчерского контроля «Заявка». В системе предусматривалось использование КСА полков и бригад ЗРВ «Сенеж», «Сенеж-М», «Байкал», а также КСА полка ИА «Рубеж», которые создавались отдельно. Эти комплексы автоматизации были приняты на вооружение в период 1975–1988 годов.

С появлением дальних истребителей-перехватчиков МиГ-31 и созданием самолетов радиолокационного дозора «Шмель» проведены работы по организации боевых действий истребительной авиации по самолетам-носителям КРВБ на дальних подступах к границам страны до их входа в зону обнаружения наземной системы ПВО. Такая система автоматизированного управления – «Щит» – принята на вооружение в 1992 году.

Автоматизация процессов боевого управления КП объединений ПВО проводилась на базе аппаратуры «Алмаз», принятой на вооружение для оперативного звена Войск ПВО в 1971 году и для ЦКП Войск ПВО в 1981 году. Аппаратура обеспечивала сбор и обработку информации о воздушной обстановке, ее отображение на экранах КП и рабочих местах операторов, а также проведение предварительных расчетов для принятия решений на боевое использование активных средств ПВО. С развитием вычислительной техники по заказу 4-го ГУМО были разработаны информационно-расчетные системы, обеспечивающие возможность заблаговременной подготовки Войск ПВО к ведению боевых действий в различных условиях воздушной и наземной обстановки, подготовки вариантов этих действий на основе математического моделирования. Разработка такой системы была завершена в 1990 году.


Защита от ракетной угрозы

Важным этапом стало создание в стране системы противоракетной обороны (ПРО), реальные работы по которой развернулись в конце 1953 года. При этом, учитывая сложность и неоднозначность проблемы ПРО, в январе 1954 года принимается решение о создании специальной комиссии по ПРО, на которую были возложены функции высшего органа в стране по организации и координации научно-поисковых разработок путей создания отечественной противоракетной обороны. Председателем комиссии был назначен председатель НТС Главспецмаша академик А.Н. Щукин. 



С-400 "Триумф"


3 февраля 1956 года ЦК КПСС и СМ СССР приняли постановление «О противоракетной обороне». Миноборонпрому поручалась разработка проекта экспериментальной системы ПРО, а Минобороны – создание полигона ПРО (г. Приозерск). Главным конструктором системы был назначен Г.В. Кисунько, в последующем – Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, член-корреспондент АН СССР, генерал-лейтенант.

Решение задач по созданию системы ПРО обеспечивал Генеральный заказчик – 4-е Главное управление Министерства обороны. В середине 1956 года в составе 4-го ГУМО образовывается 5-е управление по разработке систем и средств ПРО, начальником которого назначается генерал-лейтенант М.Г. Мымрин (лауреат Государственной премии СССР), которого в последующем сменил генерал-лейтенант М.И. Ненашев (Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР). Это были воистину незаурядные личности, обладающие энциклопедическими знаниями во многих областях науки и техники. Поражала их способность вести научные дискуссии на любом уровне и принимать верные решения. Сегодня можно только удивляться их интуиции, технической и научной смелости. Из многочисленных, не всегда очевидных вариантов решения сложнейших вопросов они находили единственно верный, аргументированно убеждали в своей правоте как специалистов, так и руководителей Министерства обороны и государства, неуклонно следуя к намеченной цели.

18 августа 1956 года ЦК КПСС и СМ СССР принимают постановление о строительстве, порядке и сроках выполнения работ по созданию экспериментального комплекса ПРО «Система А». В свою очередь, Минобороны в качестве места дислокации полигона противоракетной обороны («Полигон А») утвердило район в Казахстане на берегу озера Балхаш в каменистой пустыне Бетпак-Дала (Северная Голодная степь), недалеко от железнодорожной станции Сары-Шаган (г. Приозерск). Размах полигона впечатлял. Его площадь составила 81 200 кв. км, что сопоставимо с суммарной территорией таких государств, как Бельгия и Нидерланды. Днем рождения полигона считается 30 июля 1956 года, а первым его начальником стал генерал-лейтенант С.Д. Дорохов.

Учитывая скоротечность процесса перехвата баллистических ракет и невозможность вмешательства человека в этот процесс, впервые в России и в мире практически весь процесс перехвата был полностью автоматизирован с использованием цифровой вычислительной машины М-40. Эта машина была одной из первых разработок Института точной механики и вычислительной техники АН СССР и на тот момент времени была одной из самых производительных ЭВМ в мире.

Особой технической новизной отличалась противоракета В-1000, созданная коллективом МКБ «Факел» под руководством главного конструктора академика П.Д. Грушина. Она была двухступенчатой, с самым мощным в мире твердотопливным ускорителем и управляемой второй ступенью с жидкостным ракетным двигателем. Противоракета была оснащена уникальной осколочной боевой частью. В качестве поражающих элементов использовались десятки тысяч шариков с запрессованными внутри зарядами взрывчатого вещества, а в центре заряда располагались другие плотные высокопрочные шарики меньшего диаметра.

Уникальность создаваемой системы, новизна принимаемых технических решений, высокий уровень автоматизации и ограниченные возможности проведения натурных пусков баллистических ракет поставили перед разработчиками системы серьезную научно-техническую проблему разработки принципиально новой методологии испытаний и ввода системы в эксплуатацию. 7 февраля 1960 года постановлением ЦК КПСС и СМ СССР принимается решение о создании в Минобороны Специального вычислительного центра № 4 (впоследствии 45-й ЦНИИ МО). Институтом для оценки реальных характеристик создаваемой системы ПРО разрабатываются математические модели целевой обстановки на ЭВМ, сопряженных по каналам связи с боевыми ЭВМ системы ПРО. Первым начальником института стал генерал-лейтенант И.М. Пенчуков.

4 марта 1961 года впервые в мире созданная в СССР экспериментальная система противоракетной обороны («Система А») осуществила успешный перехват цели и поражение головной части баллистической ракеты Р-12, летевшей со скоростью более 3 км/с (американским специалистам удалось повторить подобное лишь 10 июня 1984 года). А летом 1961 года на сессии ООН первый секретарь ЦК КПСС, председатель СМ СССР Н.С. Хрущев известил мировую общественность о том, что в СССР создано оружие, которым, по его меткому выражению, можно было попасть «в муху в космосе».

Появление в нашей стране уникального стратегического оборонительного оружия, системы противоракетной обороны, мгновенно отрезвило многие горячие головы, которые были готовы немедленно развязать новую мировую ракетно-ядерную войну и уничтожить Советский Союз. В дальнейшем значительное продвижение работ в области ракетно-космической обороны заставило США искать возможность для заключения Договора по ограничению противоракетной обороны и договоров по сокращению стратегических наступательных вооружений.

В результате проведенных работ первая система ПРО Москвы – А-35 – была принята на вооружение в мае 1977 года. В это же время была задана разработка системы ПРО А-135 нового поколения, способная бороться с современными баллистическими ракетами всех типов, оснащенными головными боевыми частями, совершающими полет под прикрытием множества ложных целей, активных и пассивных помех. Эта система была принята на вооружение в 1996 году. Информация от ее многофункциональной РЛС «Дон-2Н», кроме того, значительно расширила боевые возможности систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства.


Раннее обнаружение

Разработка отечественных РЛС, предназначенных для раннего обнаружения атакующих баллистических ракет и космических объектов, началась во второй половине 1950-х годов и осуществлялась параллельно с работами по созданию системы ПРО. Эти работы завершились принятием на вооружение в 1970 году системы раннего обнаружения в составе командного пункта с комплексом формирования и доведения информации предупреждения о ракетном нападении до высшего государственного и военного руководства страны. В систему вошли РЛС, развернутые по периферии страны в Мурманске, Риге, Иркутске, Балхаше. В последующем эта система была дополнена станциями в районе Севастополя, Печоры, Мукачево, Габалы и Барановичей. Сегодня проводятся работы по переоснащению этой системы на РЛС нового поколения высокой заводской готовности типа «Воронеж».

Создание непрерывно функционирующего комплекса системы ПРН обеспечило возможность руководству страны и ВС реализовать стратегию ответно-встречного удара в случае ракетно-ядерного нападения вероятного противника, так как исключался фактор внезапного невскрытого ракетного нападения.

Комплекс работ по этому направлению существенно дополнялся разработками космических систем обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз США и акваторий морей и океанов (системы УС-К, УС-КС, УСК-МО). Работая в режиме непрерывного круглосуточного дежурства, космические аппараты системы вели обнаружение пусков МБР, фиксировали пуски и сопровождали цели на разгонном участке траектории ракет. Полученная информация передавалась на КП СПРН для формирования соответствующего сигнала «Ракетное нападение» для доведения руководству страны и ВС. 16 января 1979 года первая система УС-К со спутниками на высокоэллиптических орбитах и бортовой аппаратурой теплопеленгационного типа была принята в опытную совместную эксплуатацию. В настоящее время на боевом дежурстве стоит система УСК-МО, включающая космические аппараты на высокоэллиптических и геостационарных орбитах. В дальнейшем с учетом возможностей систем ПРН и ПРО были развернуты активные работы по созданию системы контроля космического пространства, которая в последующем была дополнена специализированными оптико-электронными и радио-оптическими комплексами распознавания космических объектов. Такие специализированные средства поставлены на дежурство уже в наше время в Нуреке (Таджикистан), Находке и ст. Зеленчукская на Северном Кавказе.

В 1979 году после испытаний по реальному поражению космического спутника-мишени на боевое дежурство был поставлен комплекс противокосмической обороны ИС, ИС-М, а затем ИС-МУ со значительно увеличенной оперативностью и эффективностью. Он обеспечивал перехват опасных спутников на орбитах свыше 3600 км, давая возможность поражения уже на первом витке, в том числе осуществляющих маневрирование на орбите.

Весь комплекс работ по ракетно-космической обороне, созданная способность раннего обнаружения старта и полета МБР, а значит и неминуемого возмездия, вынудили США пойти на переговоры с СССР по вопросам сокращения стратегических вооружений и ограничения систем ПРО. Подписанный в 1972 году Договор по ПРО почти 30 лет являлся эффективным фактором обеспечения стратегической стабильности в мире.


Задел на новые свершения

Оглядываясь на путь, пройденный многотысячными коллективами организаций разработчиков, предприятий промышленности, военных строителей, военных ученых и испытателей, даже мы, участники ряда тех событий и ветераны полигона ПВО, поражаемся масштабам решенных военно-стратегических, научно-технических и технологических задач, смелостью первопроходцев, достигнутыми результатами. Это наглядное свидетельство того, что наше государство обладало мощным научно-производственным потенциалом, а учебные заведения высшей школы готовили специалистов, превосходящих мировой уровень.

Сегодня почти невозможно себе представить, что более 3 тыс. офицеров в 1956–1957 годах было направлено на Балхашский полигон. И это были офицеры, имеющие исключительно высокую инженерную подготовку, которая позволила им без паузы сразу включиться в испытательную работу. Аналогичная ситуация была и в промышленности. Благодаря деятельности ученых и конструкторов систем ПВО получили развитие не имеющие аналогов вычислительная техника, оптическая и инфракрасная техника, информатика, программирование и обработка информации, конструкционные материалы и пороха сверхскоростного горения, и другие направления науки и техники, достижения которых использованы (и продолжают использоваться) в различных отраслях экономики страны.

В конечном итоге была решена геополитическая задача второй половины ХХ века – задача обеспечения стратегической стабильности на планете. Не приходится сомневаться, что проблемы создания сложных перспективных образцов вооружения, ярким примером которых являются системы и средства, созданные по заказу 4-го Главного управления МО, еще долго будут находиться в поле зрения военных, конструкторов и ученых.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Мировой ВПК  05.12.2016
В Средиземном море потерпел аварию второй истребитель из состава российской авианосной группы. Су-33 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, по официальным данным, упал при заходе на посадку после выполнения боевого задания, выкатившись с палубы авианосца.
Геополитика  05.12.2016
После телефонного разговора с главой Тайваня Дональд Трамп совершил очередной «антикитайский» шаг, опубликовав твит с жесткой критикой экономической и военной политики Пекина. Однако ошибкой было бы считать это как дипломатической неопытностью, так и безответственным популизмом. Избранный президент США точно знает, что делает.
Мировой ВПК  05.12.2016
Причины аварии ракеты-носителя «Союз-У» с грузовым кораблём «Прогресс МС-04» пока еще до конца не выяснили. Рано. Но многие из тех, кто знаком с состоянием дел в «Роскосмосе», считают, что выяснять их поздно. Потому что в принципе они известны. И если данную конкретную причину данной конкретной аварии выявят и устранят, то далеко не факт, что уже выявленные причины «пролёта» России мимо космоса окажутся устранены.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.