19.11.2014, 11:56
ПВО азиатского направления
ПВО азиатского направленияМеждународная военная политика
Минобороны России продолжает готовить ответ на концепцию быстрого глобального удара США.

Россия вместе с Казахстаном и Киргизией создаст объединенные системы ПВО. Об этом 17 ноября заявил начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов в рамках совещания Военного комитета Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

- Ведется работа по созданию таких систем с Казахстаном и Киргизией, - отметил Герасимов, добавив, что уже сейчас в рамках двухсторонних отношений существует единая система ПВО с Белоруссией. - Мы считаем, что нам ничто не мешает продвинуться в создании этой системы на центрально-азиатском направлении и объединить ее в единую систему противовоздушной обороны. А в перспективе - и противоракетной обороны государств ОДКБ.

По итогам совещания делегации из Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана договорились поэтапно развивать единую ПВО всех шести стран.

Отметим, что объединенная система ПВО РФ и Белоруссии, это только малая часть того, что существовало в советское время, когда весь периметр СССР был прикрыт сплошным радиолокационным полем и средствами противовоздушной обороны. После распада Союза Россия не оставляет попыток склеить бывшее наследство. Первая попытка была предпринята 10 февраля 1995-го, когда было создана Объединенная система ПВО стран СНГ «Содружество», которая реально как не работала, так и не работает. Потом не раз с высоких трибун звучали заявления о намерениях создать объединенную систему ПВО и ПРО в рамках ОДКБ, но в итоге дело ограничилось созданием ряда региональных систем ПВО - РФ и Белоруссии (соглашение подписано в 2009-ом году), РФ и Казахстана (закон подписан 28 декабря 2013-го и был ратифицирован). А единая система ПВО РФ с Арменией, видимо, так и осталась лишь в планах.

В реализации идеи единой системы ПВО-ПРО ОДКБ все упирается в вопросы руководства – в единое командование, которое может взять на себя ответственность за принятие того или иного решения. Например, сбивать самолет или крылатую ракет или не сбивать, говорит заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. По сути, страны должны поступиться частью своего суверенитета, чтобы войти в единую систему ПВО с РФ. Но против кого она направлена?

- Что касается вопроса – против кого может быть направлена эта единая система, то на мой взгляд, сама постановка некорректна. Да, потенциально главную угрозу могут представлять Китай и пакистанские ракеты с ядерными зарядами, но дело даже в этом. Для надежного прикрытия рубежей системы ПВО должны существовать по определению.

С Казахстаном у нас было подписано соглашение о создании объединенной системы ПВО, и она формально существует: организованно дежурство командных пунктов, обмен информацией, проводятся учения. Но все дело в том, что средств ПВО в Казахстане недостаточно, поэтому их надо наращивать, отмечает генерал-полковник, доктор исторических наук Леонид Ивашов.

- Объединенная система ПВО у нас наиболее плотно функционирует с Белоруссией, хотя также - не в полном объеме. Что касается других стран ОДКБ, то они пока не готовы войти под объединенный противовоздушный зонтик. Основная причина – кто будет принимать решения на принуждение к посадке, а тем более, на ликвидацию самолета-нарушителя: национальное или наднациональное объединенное командование? Вопрос тонкий, но он решаем. На мой взгляд, главное препятствие – это все-таки поставки современных комплексов ПВО. В сердюковские времена было много чего разрушено и сейчас технические средства продает не Минобороны, а торгующие организации, и им все равно кому продавать – своим или странам дальнего зарубежья, главное – выгода.

Основная угроза, которой должна противостоять объединенная система ПВО – это, конечно, американская концепция быстрого глобального удара. У нас мало современных средств, которые способны перехватывать крылатые ракеты большой дальности, идущие со сверхзвуковой скоростью и с огибанием местности, а у других стран ОДКБ их практически нет. К тому же, мы сегодня наблюдаем и другое направление развития американских вооруженных сил – беспилотники, которые также могут прилететь с любого направления. И здесь, на мой взгляд, надо подумать над тем, как в рамках ШОС создать единое радиолокационное поле и единые средства ПВО. Это было бы дешевле и эффективнее.

Бывший начальник зенитно-ракетных войск ВВС России, генерал-лейтенант запаса Александр Горьков замечает: вдоль наших границ с Казахстаном недостаточно сосредоточено сил для первого эшелона ПВО.

- И в этом смысле Казахстан может помочь исправить ситуацию, если, конечно, система ПВО-ПРО будет не объединенная, а единая. Единая - значит под единым командованием, свободная от различных дополнительных соглашений и договоров по выдаче информации, по применению совместных сил ПВО и т.д., что предполагает объединенная система противовоздушной обороны.

А так объединенная система ПВО государств-участников СНГ существует с 1995 года, но, скажем, Грузия и Туркменистан оттуда вышли почти с самого начала. От систем РЛС, которые располагались на Украине и вели наблюдение за космическим пространством над Южной Европой и Средиземноморьем, мы отказались по целому ряду причин, в том числе и экономических. Габалинская радиолокационная станция дальнего обнаружения в Азербайджане прекратила свое существование в 2012 году. Мы видим, что периодически в СМИ появлялись сообщения о создании региональных систем ПВО на двусторонней основе, в частности с Арменией и тем же Казахстаном, однако, видимо, это всего лишь заявления о намерениях, о практических шагах начали задумываться только сейчас.

Конечно, у той же Киргизии довольно устарелые средства ПВО: ЗРК «Круг», ЗРК «Стрела-2», ЗСУ-23-4 «Шилка», советские подвижные зенитные ракетные комплексы С-75 «Двина» и зенитно-ракетные комплексы малого радиуса действия С-125 «Нева». Поэтому говорить о том, что они могут внести какой-то весомый вклад в нашу систему ПВО нельзя. Однако привлекать и вовлекать эту страну в единую систему ПВО надо, потому что она находится южнее Казахстана. А если в ближайшем будущем переоснастить системы ПВО Киргизии наземными средствами, средствами разведки – то появится мощный сдерживающий фактор. То же касается и Таджикистана, где у нас, кстати, действует оптико-электронный узел наблюдения за космическим пространством «Окно» (комплекс «Нурек»), принадлежащий войскам ВКО России.

Так что, думаю, у этой идеи есть здравое зерно, тем более что, видимо, уже делались научные расчеты появления на этих территория единой системы ПРО. Конечно, не стратегического плана, но средств, которые могут бороться с оперативно-тактическими ракетами.

— Есть мнения, мол, системы ПВО на центрально-азиатском направлении не нужны, потому что нам не надо защищаться от Китая и Ирана…

- Если вспомнить историю, то Пауэрс откуда прилетел? Через те края, взлетев с аэродрома в Пешеваре. Если бы его под Свердловском не сняли, он бы спокойно дошел до Норвегии и сел на аэродром, как и планировалось. То есть угроза с этого направления по досягаемости авиации, по их целям и задачам, которые они могут решать с южного направления, уже исторически подтверждена. А южное направление, на минуточку, – это выход к нашему промышленному потенциалу – к Южному и Среднему Уралу, Поволжью, Ханты-Мансийску и т.д.

К тому же, надо учитывать концепцию американского быстрого глобального удара, в соответствии с которой американские вооруженные силы способны в кратчайшее время нанести ракетные удары высокой мощности и точности по любой точке земного шара с совершенно разных направлений. То есть крылатые ракеты не только воздушного, но и морского базирования (скажем, с Индийского океана) могут выйти не только к южным границам, но и к объектам внутри России. И для того, чтобы успешно бороться с ними, нужно создавать такую единую систему ПВО, которая четко выполняла бы поставленные задачи.

Об идеи развертывания единой системы ПВО говорят, чуть ли не самого создания ОДКБ. Но все упирается в то, что этим делом, кроме России, никто не хочет заниматься. Мало того, другие страны-участники Договора еще пытаются выторговать у нас определенные преференции, замечает ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин.

- Сейчас Россия пытается укрепить Евразийский экономический союз, в том числе и за счет некого военного объединения в рамках ОДКБ, но до создания реальной единой системы ПВО еще очень далеко.

Дело даже не в том, что средства ПВО Киргизии и Таджикистана слабые, устаревшие. Еще вопрос – сколько их там на самом деле вообще, потому как на бумаге может быть записано одно, а в реальности – другое, считает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров.

Тема появления единой системы ПВО-ПРО дискутируется давно, и понятно, что в нынешней непростой политической ситуации ее актуальность возрастает, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

- Но это довольно дорогостоящий проект, оплатить который способна только Россия. Все остальные участники ОДКБ не обладают финансовыми ресурсами для создания полномасштабной системы ПВО-ПРО в рамках единого комплекса. Хотя вроде бы у того же Казахстана есть неплохой экономический задел, но, видимо, эта страна может ориентироваться только на свою систему, которая будет сопряжена с российской. Поэтому пока речь идет о создании системы по направлениям (южное – Армения, юго-восток – Казахстан, запад – Белоруссия), которая в будущем, возможно, будет вписана в единый контур. Причем даже в случае поэтапного развертывания системы ПВО-ПРО по странам ОДКБ это не дает полного прикрытия пространства. Скажем, со стороны Украины пространство перекрывает Белоруссия, но достаточно ли этого – вот вопрос.

Конечно, ни Киргизия, ни Таджикистан ничего не могут предложить России в военно-техническом плане, но мы не можем оставить эти страны, поскольку это обрушит всю системы безопасности в Центральной Азии, которая сейчас находится под угрозой. Во-первых, из-за того, что войска международной коалиции уходят из Афганистана, а во-вторых, из-за нежелания Вашингтона и НАТО работать с ОДКБ, хотя последняя не раз предлагала альянсу совместную серьезную работу по поддержанию стабильности в регионе. Однако представители НАТО всегда отвечали свысока, мол, вы – ОДКБ, организация молодая, и не такая крутая, как наша.

В итоге такое высокомерие может дорого обойтись и Вашингтону, и его союзникам, и России, поскольку мы видим, с каким размахом сегодня действуют боевики «Исламского государства». Я не думаю, что в Штатах не понимают всей опасности такой ситуации, но, тем не менее, желание находиться в конфронтации с нами и нежелание мыслить на перспективу может привести к печальным результатам.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Мировой ВПК  27.04.2017
В ночь на 7 апреля американские боевые корабли нанесли внезапный массированный ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. А 25 апреля президент России Владимир Путин в Рыбинске провел заседание Военно-промышленной комиссии РФ и дал старт производству в нашей стране корабельных газотурбинных двигателей. Эти события, на первый взгляд, такие разные, настолько далеко разнесены во времени и пространстве, что совершенно не связаны между собой. На самом деле связь есть. И самая прямая.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.