03.11.2017, 09:54
Путин отправляет США в долларовый нокаут
Путин отправляет США в долларовый нокаутМеждународная военная политика
Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предложил президенту РФ Владимиру Путину аннулировать американские санкции и изолировать США.

«Мы можем аннулировать санкции США, используя такие методы, как отказ от доллара и замену его национальными валютами в сделках между двумя или более сторонами, изолировать американцев», — заявил Хаменеи в ходе встречи с российским лидером 1 ноября в Тегеране.

Слова аятоллы приводятся на его сайте. Хаменеи, кроме того, подчеркнул, что разделяет позицию Путина по решению региональных проблем без участия внешних сил.

Он отметил, что российский лидер — «сильная личность». «Поэтому с Россией можно сотрудничать в том, что касается больших действий, которые требуют решимости и настойчивости как от супердержавы», — добавил Хаменеи.

Идея «изолировать» американцев, высказанная на столь высоком уровне, звучит заманчиво. Правда, надо понимать: сейчас доля РФ во внешнеторговом обороте Ирана занимает всего 4,2%, а иранская доля в обороте России и вовсе едва заметна — 0,4%. Это значит, даже если перевести всю взаимную торговлю на национальные валюты, погоды в плане дедолларизации такой шаг не сделает.

Но, во-первых, только в 2016 году объем товарооборота между Ираном и РФ вырос по сравнению с 2015-м сразу на 70%, до $ 2,2 млрд. И этот показатель будет и дальше расти. В Тегеране Путин подтвердил, что российская сторона планирует поставлять газ на север Ирана по трубопроводу Азербайджана. А глава «Роснефти» Игорь Сечин на полях российско-иранского саммита сообщил о планах сотрудничества с Иранской национальной нефтяной компанией (NIOC) в области нефтегазодобычи с объемом инвестиций до $ 30 млрд. и добычей нефти до 55 млн. тонн в год.

Во-вторых, никто не отменял бартер. В феврале освободившийся от санкций Иран вернулся к теме «нефть в обмен на товары» — о таких поставках Москва и Тегеран начали договариваться еще с 2014 года. Речь идет о продаже России 100 тыс. баррелей нефти в сутки (5 млн. тонн в год), половина из которых может быть оплачена деньгами, половина — товарами из РФ на сумму до $ 45 млрд. (железнодорожная техника, большие грузовики и автобусы, оборудование для аэродромов, самолеты). Как заявил в сентябре министр энергетики РФ Александр Новак в кулуарах Восточного экономического форума, РФ и Иран «дорабатывают» детали этой сделки.

Так что если новые российско-иранские проекты, как предлагает Али Хаменеи, будут финансироваться в национальных валютах, это может стать для США болезненным ударом. Во внешней торговле важен прецедент, и примеру Тегерана могут последовать другие страны Ближнего Востока. И не только они.

По мнению Пола Крэга Робертса — доктора экономических наук, бывшего заместителя по экономической политике главы Минфина США в администрации Рональда Рейгана — больше всего Вашингтон волнует, что от взаимных расчетов в долларах могут отказаться Китай с Россией, и тем самым ослабить могущество американской валюты.

В Пекине, напомним, поддерживают осуществление инвестиций в российские проекты в юанях, и говорят об интересе к Дальнему Востоку РФ. Как заявил глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, первые инвестиции в юанях совместного с China Development Bank фонда могут быть одобрены уже в первом квартале 2018 года.

Если Тегеран и Москва начнут теснить долларовую систему, и к ним присоединится Пекин, это может стать началом конца доллара как инструмента контроля США над остальным миром.

— У Ирана богатый опыт противостояния экономическим санкциям США, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Впервые эти санкции были введены Вашингтоном в 1979 году, и скоро будет четыре десятилетия, как Тегеран живет в условиях ограничительных мер.

Безусловно, Иран понес определенные издержки, но с другой стороны, он полностью адаптировался к санкциям. России и раньше был полезен иранский опыт противостояния. А сейчас новый закон США о дополнительных санкциях, который Дональд Трамп подписал 2 августа, фактически объединил три страны — Россию, Иран и КНДР. Как говорится, сам бог велел нам сотрудничать в рамках этого треугольника.

К сожалению, пока сотрудничать не слишком получается. С Пхеньяном, к примеру, у нас довольно тяжелые отношения из-за того, что в августе мы подержали резолюцию Совбеза ООН о новых санкциях против Северной Кореи, внесенную американцами.

— Сам Иран использует доллары во внешних расчетах?

— Формально — не использует: в свое время США заблокировали работу иранских банков. По итогам подписания в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе США начали потихоньку размораживать иранские активы, но с приходом в Белый дом Трампа ситуация стала возвращаться на круги своя.

На деле, иранцы все же используют американскую валюту — через подставные фирмы, банки и компании в Европе. Это довольно сложные схемы.

Кроме того, у Ирана установились тесные связи с Китаем — гораздо более тесные, чем у Ирана с Россией. Тегеран поставляет в КНР «черное золото» в рамках так называемой встречной торговли. Это означает, что нефть продается за юани, и часть этих юаней размещается на счетах китайских банков. Именно поэтому Иран значительную часть импорта осуществляет из Поднебесной. При этом деньги, которые у Ирана лежат на китайских счетах, до конца не используются.

Другие варианты расчетов, к которым прибегает Тегеран — это бартер и золото. Особенно активно желтый металл используется при торговле с Турцией — это видно из того, как активно Анкара стала скупать золото на мировом рынке.

Американцы, чтобы разрушить эту схему расчетов, включили в новый санкционный закон операции Тегерана с золотом. Но расчеты в желтом металле сложно проконтролировать — это вам не транзакции в долларах, которые проходят через банковскую систему США. Так что и сегодня золото как платежный инструмент используется Ираном очень широко.

— Россия может наладить с Ираном масштабную торговлю по бартеру?

— На мой взгляд, вряд ли. Масштабная бартерная сделка «нефть в обмен на товары», которая готовилась на протяжении последних лет, я считаю, не будет реализована. Когда она задумывалась, под санкциями находился только Иран. Предполагалось, мы будем закупать большие объемы иранской нефти и заниматься ее реэкспортом. Но сейчас ограничительные меры распространяются и на Россию. Я не исключаю, что в перспективе российские поставки «черного золота» также могут оказаться заблокированными.

В таких условиях нам важно обеспечить, прежде всего, реализацию собственной нефти. И вряд ли мы возьмемся оказывать такую услугу Ирану.

Нам, конечно, нужно наращивать товарооборот с Ираном, с тем, чтобы Тегеран входил хотя бы в десятку наших крупнейших торговых партнеров. Пока, увы, он не входит даже в двадцатку. Экономические санкции могут этому поспособствовать, но не через бартер «нефть в обмен на товары».

— Если мы уйдем от расчетов в долларах с Ираном и Китаем, насколько это ослабит американскую валюту?

— Плотину здесь, как ни странно, может прорвать не Россия и не Иран, а Саудовская Аравия. Пекин, не особо это афишируя, уже два года ведет переговоры с Эр-Риядом на предмет поставок нефти за юани. Надо сказать, КНР на сегодня является крупнейшим импортером «черного золота» в мире, и до недавнего времени главным поставщиком нефти в Китай была Саудовская Аравия (сейчас ее потеснила Россия).

Пекин фактически поставил Эр-Рияду ультиматум: давайте торговать за юани — и точка. Саудовская Аравия пока не соглашается, поскольку более 40 лет назад именно эта страна стала местом, где появились нефтедоллары: тогдашний госсекретарь США Генри Киссенджер провел переговоры с саудовским королем Фейсалом, и уговорил его продавать «черное золото» исключительно за доллары.

Поэтому сегодня Вашингтон грозит Эр-Рияду: мол, если продадите хотя бы баррель нефти за юани, вам не поздоровится. Но и нынешний король Сальман ибн Абдель-Азиз аль-Сауд — человек далеко не глупый. Он прекрасно видит, как США поступали со своими недавними союзниками, которые вдруг стали неугодными.

И здесь начинается серьезная игра. Эр-Рияд испытывает сейчас трудности с наполнением бюджета, и для поправки дел намерен продать 5% акций государственной компании Saudi Aramco — организовать IPO на площадках Нью-Йоркской и Лондонской бирж. По расчетам, это должно принести саудовской казне $ 100 млрд. Но неожиданно у Эр-Рияда стали возникать проблемы с готовящимся IPO — Запад пытается заблокировать сделку.

В этой ситуации Пекин сделал ход конем — предложил выкупить 5% акций у Эр-Рияда напрямую. Тем самым нейтрализуются попытки Вашингтона давить на саудовцев, а там, глядишь, Саудовская Аравия действительно начнет торговать нефтью за юани. Если Эр-Рияд решится на такой шаг, это действительно станет началом серьезного ослабления Америки.

Что касается России, к сожалению, у нашего кабмина нет четкой линии по уходу от расчетов в долларах. Лозунги, что надо переходить на альтернативные валюты во внешней торговле, время от времени провозглашаются. Но до дела, я считаю, по-прежнему не доходит.

— Уход крупных игроков от расчетов в долларах при торговле нефтью и газом действительно может изменить мировую экономику, — считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Но торговые отношения России с Ираном на это мало влияют, поскольку эти отношения ограниченные. Это связано с особенностью Ирана как торгового партнера.

Тегеран готов что-то покупать у двух категорий стран. Первая — у тех, кому он продает нефть и с кем рассчитывается энегоресурсами. Россия, понятно, к числу таких стран не относится. Еще одна категория — страны и государственные образования, от финансовых систем которых зависят иранские деньги, арестованные в рамках санкций. Это США и Евросоюз.

С точки зрения налаживания экономических связей с Ираном, именно США и ЕС имеют солидную фору. Именно в силу того, что иранские деньги в них зависли, и теперь могут использоваться — при наличии политических договоренностей — для новых сделок.

У России же Иран может что-то покупать только за «живые» деньги, а делать это ему очень не хочется. Именно поэтому готовность Тегерана «изолировать» США не стоит переоценивать.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.