29.11.2014, 15:28
Путин и Эрдоган могут разыграть региональную «карту»
Путин и Эрдоган могут разыграть региональную «карту»Международная военная политика
Первого декабря начинается визит президента России Владимира Путина в Турцию. Глава российского государства примет участие в работе пятого заседания Совета сотрудничества высшего уровня в Анкаре, которое будет проходить под председательством президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Предыдущее заседание состоялось в Санкт-Петербурге в 2013 г.

С этого времени на Ближнем Востоке и во всем мире утекло немало воды. Появились новые экономические, финансовые, политические и геополитические вызовы, затронувшие (в разной степени) Россию и Турцию на этапе осуществления модернизации. Эта политика, как часто бывало ранее, совпала не только хронологически (начало 2000-х ), но и получила общий ряд качественных характеристик именно в момент серьезных геополитических и геоэкономических сдвигов, связанных с формированием нового баланса сил в региональной и мировой политике.

В частности, Milli gazete отмечает, что Россия в Украине, а Турция в Сирии и в Ираке «вместе получили приграничные конфликты» при содействии Запада. Газета Habertürk, правда, со ссылкой на израильского футуролога Давида Пасига, обращается к фактору «коллективной памяти русских и турок»: либо Москва будет пытаться создать «буферные зоны» на Украине и в Турции, либо Турция пойдет на сближение с Западом и через Крым будет стремиться создать такую же «зону» с Россией, или Россия и Турция пойдут на сближение, совместно оттеснив Запад с Ближнего Востока.

Турецкие СМИ открыто ставят вопрос о поисках новой модели внешней политики страны. Отмечается, что в регионе формируется новый геополитический мейнстрим, когда подвергаются ревизии все соглашения начала ХХ века, которые предопределили появление некоторых государств на территории бывшей Османской империи. На примере курдов видно, что этот конфликт фактически вышел за национальные рамки регулирования именно в период, когда Турция оказалась вовлеченной в потрясения, связанные с «арабской весной» и до появления в приграничных Ираке и Сирии «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

Перед Анкарой возникло много новых проблем: исчез контроль над механизмами развертывания регионального кризиса, утеряна перспектива выявления его масштабов и продолжительности. К тому же все ее попытки через членство в ЕС заручиться «постоянной европейской пропиской» отодвигаются на неопределенное будущее. В Анкаре с «удивлением» констатируют: страна оказывается в системе геополитического кризиса, когда, с одной стороны, проходит ее трансформация от кемалистской национальной модели к федеративному устройству, а с другой — набирает силу процесс формирования новых государственных образований национального типа. При этом кризис распадается на ряд эпизодов и волн, характеризуется ускоряющейся турбулентностью, продолжительность которой неизвестна.

Подобная диагностика уже не вызывает сомнений у серьезных турецких экспертов, которые ведут дискуссии о характере сдвигов и сущности происходящей трансформации, ищут ответы на поставленные острые вопросы, что предполагает переосмысление российско-турецкой политики, поиск новых инструментов для двухстороннего и многостороннего взаимодействия, которое позволит выйти на новые геополитические реалии. Вот что пишет по этому поводу газета Zaman: «Раньше Турция действовала в обход направленных против Ирана санкций. Теперь же она предприняла такие же шаги и в отношении России.

До недавнего времени Анкара поддерживала территориальную целостность Украины и отважно заявляла о своем намерении защищать права крымских татар. Но в действительности она воздерживалась от принятия каких-либо шагов, которые могли бы поставить под угрозу ее отношения с Россией. Ситуация стала более сложной, когда министр экономики Нихат Зейбекчи заявил, что Турция готова заполнить пробел, заменив турецкими товарами запрещенные сельскохозяйственные продукты ЕС и увеличив экспорт продовольствия в Россию. Это была именно та реакция, которую, как надеялся ЕС, Турция демонстрировать не станет. А зачем проявлять солидарность с союзом, которого не интересует мнение Турции по многим другим вопросам? Помимо этого президент Эрдоган откровенно обвиняет западные страны в аморальных действиях в регионе. Но эти упреки практически не будут иметь смысла, если в случае с Россией Турция во главу угла поставит прежде всего свои стратегические преимущества».

Неслучайно президент России Владимир Путин в интервью турецкому государственному ИА «Анадолу» квалифицировал политику Турции «как продуманную и дальновидную относительно антироссийских санкций: Анкара не только не присоединилась к ним, но, напротив, готова укреплять сотрудничество с Россией». «Высоко ценим самостоятельность решений Турции, в том числе по вопросам экономического сотрудничества с Россией. Турецкие партнеры не стали жертвовать своими интересами ради чьих-то чужих политических амбиций. Считаю, что это по-настоящему продуманный и дальновидный расчет», — подчеркнул российский президент.

В данном случае речь идет не только о перспективах развития двухсторонних торгово-экономических отношений, хотя именно они создают фундамент для «броска вперед»: доведения товарооборота до 100 млрд долларов, осуществление энергетических проектов, включая строительство первой в Турции АЭС «Аккую», готовность к переходу во взаиморасчетах на национальные валюты, взаимодействии в освоении космоса — в 2015 г. Россия выведет на орбиту турецкий спутник Turksat-4В и т.д. И это не попытка, как выразился министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз, «строить отношения двух стран на чужих слабостях». Все намеченные проекты могут быть реализованы при сохранении в Турции внутриполитической стабильности и региональной безопасности.

Путин отмечает угрозы Турции: «Ситуация в Сирии по-прежнему вызывает серьезные опасения. И мы хорошо понимаем, какое тяжелое бремя ложится на Турцию в условиях продолжающегося у ваших соседей кровопролитного конфликта. Причем главная угроза дальнейшего обострения обстановки и в этой стране, и в других близлежащих государствах связана с деятельностью так называемого „Исламского государства“ и других радикальных группировок, на которые в свое время активно делали ставку некоторые западные страны, заигрывали с ними и поощряли». Президент отметил, что «с самого начала сирийского кризиса Россия последовательно прилагает усилия для его мирного, политического урегулирования самими сирийцами на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г., то есть путем внутреннего диалога, без предварительных условий и диктата извне».

Как заявил новый посол Турции в Москве Умит Ярдым, сирийский вопрос значится в повестке дня предстоящих в Турции переговоров президента Владимира Путина. По его словам, «к некоторым проблемам у Анкары и Москвы могут быть свои подходы», но исключать ничего нельзя. Турция сейчас не будет действовать по принципу «или-или» — или Вашингтон или Москва, и вряд ли сразу пойдет на сближение с Сирией. Но тот факт, что Москва и Анкара будут следовать политике защиты своих национальных интересов с выходом на общие интересы высокого уровня не вызывает сомнений. Вот почему визит Путина в Турцию может стать прорывным не только в выстраивании отношений между двумя странами, но и в определении дальнейшего хода событий на Ближнем Востоке.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.