07.10.2014, 19:37
Пушки не для войны
Пушки не для войныМеждународная военная политика
Зачем Черноморскому флоту шесть патрульных кораблей дальней морской зоны?

В ближайшей перспективе боевой состав Черноморского флота будет пополнен шестью патрульными кораблями дальней морской зоны проекта 22160. Об этом сообщил главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Виктор Чирков. Первый уже заложен в Зеленодольске в минувшем феврале и назван «Василий Быков». Второй – «Дмитрий Рогачев» - строится с нынешнего июля там же. Предполагается, что новые корабли придут в Севастополь уже через два-три года.

Казалось бы, во всех отношениях замечательная новость. Черноморский флот, вооруженный, в основном, плавучими раритетами, новостройками не пополнятся ровно столько, сколько провел на украинской территории. То есть – почти четверть века. А тут сразу шесть кораблей дальней морской зоны. Но, как выяснилось, не всех экспертов и флотских специалистов эта новость привела в восторг.

Начать с того, что заявленные адмиралом Чирковым патрульные корабли – это, по сути, корветы, поскольку водоизмещение имеют соответствующее – лишь 1300 тонн. Однако корветы прое́кта 20380 Россия и без того давно строит в Санкт-Петербурге. Четыре из них уже сданы флоту («Стерегущий», «Сообразительный», «Бойкий» и «Стойкий»). Все на Балтике. Еще пять таких же на стапелях. Тогда зачем тратить деньги еще и на освоение патрульных кораблей дальней океанской зоны?

Более того. При сопоставимых размерах корветы типа «Стерегущий» несравненно мощнее тех, за которые теперь взялись в Зеленодольске. Их «главный калибр» составляет противокорабельный ракетный комплекс «Уран» в составе двух пусковых установок с боекомплектом в восемь противокорабельных ракет Х-35 с дальностью стрельбы до 260 километров. А еще на каждом - универсальная 100-мм артустановка А-190 с максимальной скорострельностью 80 выстрелов в минуту (дальностью стрельбы 21,3 километра), две шестиствольные 30-миллиметровые артустановки АК-630М, зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Кортик-М»… Да и много чего еще.


 

На этом фоне будущий патрульный корабль дальней океанской зоны проекта 22160 смотрится едва ли не прогулочной яхтой. Справедливости ради стоит отметить, что на патрульном корабле предусмотрена модульно-контейнерная система размещения оружия и оборудования, поэтому, как говорится, возможны варианты. Но и их не так много. Один таков: необитаемые надводные или подводные аппараты. Их наличие делает возможным выполнение пограничных, спасательных и даже минно-тральных задач. А в остальном…

Да, на патрульном корабле проекта 22160 тоже предполагается иметь сверхзвуковые противокорабельные крылатые ракеты «Калибр» или «Яхонт» приблизительно с сопоставимой дальностью полета. А вот его артиллерия явно слабовата – лишь автоматическая 57-миллиметровая пушка да все те же две шестиствольных 30-миллиметровые АК-630М. Других средств борьбы с низколетящими крылатыми ракетами и самолетами противника нет вообще. Как практически не предусмотрены и средства борьбы с подводными лодками, если не считать палубный вертолет.

Тогда вполне резонен вопрос: если это корабль дальней морской зоны, выходит, выполнять задачи он будет где-нибудь у берегов, допустим, Сомали, Сирии или Туниса. То есть – вдали от собственных баз. И, возможно, от других наших сил, в одиночном плавании. Сможет ли он в таких условиях и с таким вооружением защитить хотя бы сам себя?

Ответ может показаться удивительным: новый российский патрульный корабль дальней морской зоны строится вовсе не для большой войны. Его удел – что-то вроде борьбы с морскими пиратами или досмотровые операции где-нибудь в океане, в смысле борьбы с международным терроризмом. Не случайно его прообразом оказался исключительно удачный пограничный сторожевик проекта 22460 «Охотник», который строился там же, в Зеленодольске. Несмотря на размеры втрое меньшие, чем у патрульного корабля, заказанного на том же заводе ВМФ России, пограничный «Охотник» обладает практически неограниченной мореходностью.

Почему у России возникла надобность в специальных кораблях для океанского патруля? Потому что такие задачи перед нашими военными моряками встали уже давно. Достаточно вспомнить хотя бы бесконечную борьбу с сомалийскими пиратами у берегов Сомали. В 2009 году к ней привлекли даже находившийся в районе Аденского пролива тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». В феврале того же года экипаж крейсера с помощью корабельного вертолета даже захватил три пиратские быстроходные лодки морских разбойников. Погоня получилась впечатляющей. Но во что она обошлась казне?

Ясно, что небольшой быстроходный океанский патруль для такого дела годится куда больше, чем тяжелый атомный ракетный крейсер. Как впрочем, и большие противолодочные корабли Тихоокеанского флота и Северного флотов, которые, сменяя один другого, месяцами жгут моторесурс и топливо, занимаясь проводкой гражданский судов через те негостеприимные воды. Но если все же серьезная война, а до родного причала тысячи миль? Тогда, видимо, экипажу оказавшегося где-то у Сомали небольшого слабо вооруженного патрульного корабля останется лишь героически умереть за Родину…

Но если серьезно: зачем это все? Почему борьбу с пиратами не доверить куда более оснащенным корветам типа «Стерегущий»? Глядишь, они бы и боевую задачу выполнили, и к родному причалу имели бы шансы вернуться в случае крупной заварухи. Но увы – у этих корветов есть один крупный недостаток – малая автономность плавания. Всего 15 суток. Что диктуется объемом корабельных запасов, которые экипаж того же «Стерегущего» может взять с собой в океан. У патрульного корабля автономность вчетверо больше и дальность плавания очень приличная - 3,5 тысячи миль.

Впрочем, у адмиралов есть и еще один резон – деньги. Именно по причине не слишком сложных систем оружия, которые предполагается устанавливать на борту патрульного корабля, его строительство несравнимо дешевле, чем полноценного корвета или фрегата – всего порядка 100 миллионов долларов за единицу. Сколько стоил «Стерегущий» узнать для сравнения не удалось. Но вот, скажем, достраивающийся в Санкт-Петербурге головной фрегат проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков» обошелся Министерству обороны уже 420 миллионов долларов и траты на него продолжаются по мере доработки новых систем оружия.

Кстати, именно путем строительства небольших патрульных кораблей для выполнения задач океанского размаха сегодня идут многие страны мира. Достаточно вспомнить зарубежных собратьев нашего строящегося «Василия Быкова» - британские патрульные корабли типа River, германские корветы типа Braunschweig, французский корвет Gowind, чилийские PZM, голландские Holland, британские River.

Все это, конечно, боевые корабли. Но не для войны. Для мирного времени. Которое в наши дни слишком часто пахнет порохом.


Из досье 

В Севастополе очень ждут шесть новых патрульных кораблей. К слову: цифра «6» обещает стать счастливой для черноморцев. В начале следующего года в свою главную базу на Черном море с Балтики должен прийти только что построенный фрегат проекта 11356 «Адмирал Григорович». Первый из шести подобных «адмиралов».

Примерно в те же месяцы, если ничего худого не произойдет, туда же направится и новая дизельная подводная лодка проекта 636.3 «Новороссийск», которая заканчивает глубоководные испытания на полигоне Северного флота в Баренцевом море. Тоже первая из шести, которые строятся на «Адмиралтейских верфях» в Санкт-Петербурге для черноморцев.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.