28.04.2015, 17:55
Процесс вступления Украины в ЕС будет вечным
Процесс вступления Украины в ЕС будет вечнымМеждународная военная политика
От саммита Украина – ЕС в Киеве ждали многого, а получили лишь упреки в медлительности по части реформ. Но украинцам пора привыкнуть. Их «роману» с Европой не один год, и сценарий у него стандартный: ЕС берет от Украины полезное, расплачиваясь обещаниями. Есть ли хоть малейшие шансы на то, что когда-нибудь Украина станет членом Евросоюза?

Буквально накануне саммита комиссар ЕК по вопросам расширения и политике добрососедства ЕС Йоханнес Хан заявил, что в «ближайшие 10 лет не будет приемов в ЕС», попутно добавив, что «в силу обстоятельств» прием в ЕС в этот период «нереален». В качестве слабого утешения Хан сообщил, что «это не означает, что мы не ведем переговоров».


Комиссарские штучки

Такая обидная откровенность ошарашила не только тысячи «героев евромайдана». Не на шутку оскорбились и власть имущие, вопреки демонстрируемому неприятию всего «имперского» тут же озадачившиеся извечными русскими вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?».

Быстро разобрались и с первым, и со вторым. Принадлежащее олигарху Игорю Коломойскому информагентство УНИАН со ссылкой на анонимного европейского дипломата сообщило, что Франция и Германия блокируют совместное заявление ЕС, которое должно быть принято по результатам саммита. «Они сейчас пытаются внести в текст заявления поправки, которые полностью нивелируют его содержание», – поведал корреспонденту агентства осведомленный инкогнито.

В ходе экстренного заседания постоянных представителей стран ЕС, продолжавшегося все воскресенье, компромиссный вариант заявления все же был сочинен и утвержден. Но судя по тому, что его текст так и не обнародовали, а глава европейской дипломатии Федерика Могерини под благовидным предлогом неотложных дел отказалась от поездки в Киев, ничего сколь-нибудь утешительного в этом документе для Украины нет. Что косвенно подтвердил и председатель Евросовета Дональд Туск: «Мне кажется, что от этого саммита нельзя ожидать слишком много. Особенно в отношении решений».

Но украинскую сторону такой пессимистический настрой старших партнеров только раззадорил. В комментарии порталу «Главное» видный политолог-международник Александр Палий посоветовал вообще не обращать внимания на высказывания всяких там еврочиновников: «В ЕС много комиссаров. Столько же, сколько и стран-членов. И пока что только один из них заявил об отказе от идеи расширения. Не нужно преувеличивать эти слова. Говорить о том, что ЕС не будет расширяться 10 лет, комиссару, мандат которого всего пять лет, нелогично».

Образно говоря, пусть Хан себе лает, а украинский караван идет еврозвездам навстречу. Тем более, еще в минувшем сентябре Верховная рада приняла постановление «О европейском выборе Украины», а президент Петр Порошенко гордо презентовал программу реформ «Украина-2020», позволяющую, по его словам, уже через шесть лет подать заявку на приобретение членства в Евросоюзе. Это любого еврокомиссара с пятилетним сроком годности перевесить должно.


Золотые перспективы

Чтобы понять, откуда у украинцев европейская грусть, нелишне совершить краткий экскурс в историю высоких отношений Украины и ЕС.

Первой попыткой созданного на обломках СССР украинского государства влиться в братскую семью европейских народов стал поиск мифического золота Петра Полуботка – одного из бесчисленных героев пантеона борьбы за независимость (преимущественно – с клятой Московией). Успев перед гибелью в казематах Петропавловки переправить в Английский банк 200 тысяч золотых монет, этот предусмотрительный гетман подарил своим землякам-потомкам главную национальную идею – внезапное сказочное обогащение.

Прикинув, что данное сокровище с набежавшими за два с половиной века процентами тянет на многие триллионы фунтов стерлингов (или по 38 кг золота на каждого жителя Украины), депутаты Верховной рады создали спецкомиссию и даже отправили на переговоры с английской стороной внушительную парламентскую делегацию. Однако свято блюдущий традиции официальный Лондон поступил в полном соответствии со старинным казачьим принципом «С Темзы выдачи нет!» и развернул непрошеных наследников восвояси.

Пока в первой половине 90-х население одной из самых благополучных союзных республик занималось выживанием, а новосозданная элита – дележом-грабежом общенационального достояния, процесс евроинтеграции двигался ни шатко ни валко. Ускорение ему придал Леонид Кучма, одолевший предшественника-тезку Кравчука благодаря предвыборным заверениям развивать стратегические отношения с Российской Федерацией. Уже во время его первого президентства вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС, проведен первый саммит Украина – ЕС и утверждена стратегия украинской евроинтеграции.

Несомненно, на втором сроке Кучма углубил бы и усугубил успехи на этом направлении. Но тут случилось т. н. дело Гонгадзе, после которого незадачливый евроинтегратор оказался нерукопожатным во всех благородных домах Старого Света. Лишь на закате своей каденции всесторонне способный Леонид Данилович создал Госсовет по вопросам европейской и евроатлантической интеграции и родил бессмертный труд «Украина – не Россия».

Само название книги предполагало продолжение. Как поговаривали на Украине, автор и впрямь хотел неким хитромудрым способом обеспечить себе третье президентство. Однако в финале всех хитромудростей случился Майдан № 1, главным лозунгом которого и стал самый вероятный заголовок так и не увидевшего свет второго тома: «Украина – цэ Европа!».


От Майдана до Майдана

Свои надежды и чаяния на светлое европейское будущее средний класс и новая буржуазия, ставшие локомотивом «помаранчевой революции», связали с экс-премьером Виктором Ющенко, обещавшим в случае своего избрания президентом скорейшее вступление Украины в Европейский союз. Нужным фоном для этих обещаний были многочисленные европолитики, практически прописавшиеся тогда на Майдане.

Заполучив гетманскую булаву, Ющенко тут же отправился в большое европейское турне, где в обмен на овации в Европарламенте и дружеские объятия первых лиц ЕС в первый и далеко не в последний раз предложил им Украину в качестве очень перспективного кандидата на членство в Евросоюзе. В самой же обновленной Украине для подтверждения серьезности намерений с тех пор, копируя опыт Грузии, сделали флаг ЕС неотъемлемой частью официальной атрибутики – будь то администрация президента или кабинет главы сельсовета.

При этом Ющенко, надо отдать ему должное, на всем протяжении не очень удачного (мягко говоря) президентства истово верил в непреходящую ценность своего предложения. «Без Украины Европа неполноценна. Мы не соседи Европы, мы часть Европы, мы – Европа. Поэтому мы стремимся вступить в ЕС», – заявлял он в интервью немецкому изданию Die Welt весной 2005 года, на самом пике своего недолгого триумфа. А это уже из интервью, данного им французской газете Le Figaro осенью 2009-го – за полгода до позорного проигрыша в первом туре выборов: «Украина будет членом Европейского союза. У меня сомнений нет, так как это потребность не только Украины. Это потребность ЕС».

Между тем неполноценные, не понимающие собственного счастья и ограниченные в потребностях европейцы всю пятилетку общения с майданным «мессией» без устали сочиняли «дорожные карты», решения о намерениях и прочую дипломатически выверенную и юридически необязательную документацию. Все эти результаты жизнедеятельности евробюрократов официальные киевские власти неизменно преподносили собственному населению как очередной проблеск в конце тоннеля порядком затянувшихся ожиданий.

Чтение мантры про безальтернативность европейского выбора подхватил сменивший Ющенко в президентском кресле Янукович, сообщивший как-то своим избирателям: «Вступление Украины в ЕС – та стратегическая цель, которую мы заложили еще 16 лет назад в программу Партии регионов». Подобно Кучме, пришедший к власти в том числе благодаря обещаниям развивать отношения с Россией Янукович быстро и привычно переключился на политику многовекторности, апофеозом которой стало роковое для него решение подписать с ЕС Соглашение об экономической ассоциации.

Когда же Виктор Янукович наконец-то понял, что именно ему подсовывают на подпись, и ушел в отказ, на главной украинской площади немедленно возник Майдан № 2. И снова с главной его трибуны звучали обещания о скорейшем вступлении Украины в ЕС. И вновь среди протестующих бродили колонны представителей европейского и американского политического истеблишмента. А все принципиальное отличие евромайдана от его варианта образца 2004 года состояло лишь в разнице главного цвета революции: на смену помаранчевому (оранжевому) пришел красный – цвет пролившейся крови.


Платить подано

«Вступит ли Украина в Евросоюз к 2015 году? Разумеется, нет!», – таким был заголовок статьи Марсина Собчика, опубликованной в Wall Street Journal в январе 2010 года. Автор (он же – замначальника редакционного бюро Центральной и Восточной Европы) писал тогда: «Как бы Польша ни хотела протащить Украину в ЕС, в реальности никто не собирается его всерьез расширять в ближайшие десятилетия, пока страны, вступившие в Евросоюз в 2004 и 2007 годах, не закончат интеграцию и не догонят более развитую часть блока».

Собственно, то, что Европа и не собиралась присоединять Украину, лучше всего иллюстрирует «бородатая» поговорка, некогда рожденная в брюссельских коридорах: «Украина станет членом ЕС сразу после Турции, а Турция – никогда». Принимать в свой состав страны с такими размерами территории и численностью населения (не говоря уже об имеющихся там политических, экономических, религиозно-этнических и прочих проблемах), предоставляя им не только необходимую финансовую поддержку, но и пропорциональное количество мест в органах управления, – это смерти подобно для Европейского союза, и без того переживающего сейчас не самые легкие времена. Да что там членство, если даже разговоры о безвизовом режиме до сих пор так и остались разговорами – несмотря на то, что Ющенко в одностороннем порядке еще 10 лет назад отменил визы для граждан стран ЕС.

Другое дело, что под ширмой разговоров и туманом обещаний Европа год за годом продавливала выгодные для себя и своего американского брата решения. Это и участие Украины в проекте «Восточное партнерство», нацеленном на создание «санитарного кордона» у российских границ, и согласие на ввоз и хранение на ее территории ядерных отходов из США и Европы, и подписание Соглашения об ассоциации, ограничивающего не только экономический, но и политический суверенитет. Или вот еще новость последних дней: украинский премьер Арсений Яценюк в беседе со своим итальянским коллегой Маттео Ренци предложил в рамках заключенного ранее между Украиной и Евросоюзом Соглашения о реадмиссии развернуть на юго-востоке Украины лагеря для нелегальных мигрантов из стран Африки и Азии, поток которых нынче грозит захлестнуть южные рубежи ЕС.

Кстати, о мигрантах. Один из символов Майдана, киевлянка Оля Значкова (которая хотела кружевные трусики и ЕС) сегодня ищет работу не в вожделенном ЕС, а в России. Также можно вспомнить недавний скандал с трудоустройством на НТВ донецкого ненавистника «колорадов» Даниила Грачева, сбежавшего от мобилизации в проклятую Московию приятеля евромайданной поэтессы Насти Дмитрук («Никогда мы не будем братьями...») и прочих фанатов «Революции достоинства», в поисках безопасности и хлеба насущного растворившихся на российских просторах.

То, что одними кружевными трусами сыт не будешь, дошло до них довольно быстро. Осталась самая малость – понять, что жить нужно своим умом, а за дармовой сыр (даже и европейского качества) в конечном итоге приходится платить по самому гамбургскому счету.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).