09.04.2015, 18:38
ПРО США – «мыльный пузырь»?
ПРО США – «мыльный пузырь»?Международная военная политика
Перспективы России и Китая по прорыву американской стратегической обороны.

Недавно во влиятельном американском издании Los Angeles Times появилась статья с заголовком «10 миллиардов долларов, которыми рискнул Пентагон, пропали зря». Речь о том, что американские военные, пытаясь создать противоракетный щит, сделали ставку на дорогостоящие проекты - радар Х-диапазона морского базирования (SBX), лазер воздушного базирования, установленный на Boeing и т.д. В итоге, как отмечает издание, «проекты потерпели неудачу, что пробило брешь в обороне территории США».

31 марта бывший посол США на Украине, старший сотрудник Центра по делам США и Европы при Брукингском институте Стивен Пайфер в журнале The National Interest написал, что в США не существует надежной и доступной системы обороны от межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).

- Когда я однажды спросил американского чиновника, разбирающегося в вопросе, о том, что бы он сделал, если бы КНДР запустили межконтинентальную баллистическую ракету в сторону Сиэтла, он сказал, что запустил бы несколько ракет-перехватчиков «Наземной системы противоракетной обороны на маршевом участке полета» (Ground-Based Midcourse Defense, GBMD) и скрестил бы пальцы, - написал эксперт.

Как заметил Пайфер, эти ракеты-перехватчики, введенные в эксплуатацию во времена президентства Джорджа Буша-младшего, так и не были протестированы должным образом.

- Спустя 11 лет после размещения первых ракет-перехватчиков на Аляске Пентагон пытается сделать все для того, чтобы они работали эффективно, - заметил он.

Скептически возможности американского «противоракетного зонтика» оценивают и в России. Вот, к примеру, точка зрения заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина.

- Что касается прорыва ПРО США ядерными носителями, то после того, как Рональд Рейган в 1983 году объявил «Стратегическую оборонную инициативу», в СССР произошел бум: все наземные и морские ракеты у нас создавались с максимальным количеством элементов преодоления ПРО, - отмечал эксперт в одном из интервью «СП». - Я бы сказал, такое количество было избыточным по отношению к тому, что у американцев в действительности есть. На самом деле частые разговоры об их мудреных и надежных системах ПРО – это фикция.

Подобного взгляда на ПРО США придерживается и ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин:

- Система ПРО США находится, как говорится, на стадии лабораторных испытаний. Ну, сбили американцы противоракетой спутник на высоте 200 километров. Но кто сегодня будет атаковать ядерную ракету всего одной МБР и БРПЛ? Испытания их системы проходили, так сказать, в облегченной обстановке – без постановки помех, была заранее известна траектория целей, их параметры. Так что, американская система ПРО не такая уж и грозная сила, как об этом порой пишут.

Для того чтобы понять реальные возможности ПРО США по перехвату ядерных ракет наземного или морского базирования, надо четко представлять, как будут работать соответствующие системы ПРО, если в сторону США была запущена баллистическая ракета. Слово директору Центра общественно-политических исследований, кандидату технических наук Владимиру Евсееву.

- Достоинство ПРО США в том, что она носит глобальный характер. Создано несколько рубежей перехвата. Первый включает территорию от Аляски до Австралии, второй – создаваемую ЕвроПРО, а третий – Персидский залив.

В принципе, Соединенные Штаты имеют возможность по перехвату межконтинентальных баллистических ракет на всех участках полета: на активном участке – пока работают двигатели ракеты, на пассивном – в космосе, а также при падении головных частей на нисходящей траектории. Соответственно, на каждом участке работают разные системы.

Например, для перехвата МБР на активном участке используются корабли, оснащенные БИУС Aegis с трехступенчатыми противоракетами SM-3, работающие на высоте до 250 километров. Однако таким образом можно осуществлять перехват, если корабль находится на удалении до 1000 километров от места старта ракеты. Понятно, что на такое расстояние эсминцы и крейсера с элементами ПРО не всегда могут подойти. Плюс важную роль здесь играют сектор и траектория стрельбы. То есть, если американцы заходят в северные моря, и мы запускаем МБР через Северный полюс, то перехват будет осуществляться по догоняющей траектории, что, как вы понимаете, в разы уменьшает вероятность поражения нашей ракеты.

Плюс ко всему, насколько я понимаю, не полностью обеспечивается сопряжение системы ПРО морского базирования с космической системой наведения. Как я уже говорил, корабли имеют ограниченную дальность обнаружения цели с помощью штатных радиолокационных станций, поэтому им нужен внешний источник. И насколько этот внешний источник – космическая спутниковая система – готов к реальной работе и какова его реальная точность наведения – неизвестно. Но в целом можно говорить, что если корабль находится от места старта дальше, чем на 1000 километров, то перехват МБР противоракетами SM-3 невозможен.

— Американцы долгое время вели разработки системы ПРО воздушного базирования. Насколько я понимаю, в двух вариантах. Первый (о нем много говорилось в СМИ) заключался в том, что перехват должен был осуществлять Boeing YAL-1 с боевым лазером на борту. Второй способ подробно осветил в 2013 году эксперт РИСИ Григорий Тищенко – перехват МБР противоракетами самолетных комплексов ПРО.

- Если программа по испытаниям «лазерного самолета» была закрыта в 2011 году, то работы по самолетным комплекса ПРО, как я понимаю, американцы продолжают, но о каких-то успехах в этой области я так и не слышал. Перехват МБР с помощью воздушных носителей возможен исключительно на активном участке полета ракеты, но проблема в том, что самолету сложно выйти в район досягаемости поражения цели, особенно учитывая наше географическое положение.

Что касается пассивного участка полета, то здесь перехват МБР или БРПЛ обеспечивается стратегическими противоракетами GBI (Ground Based Interseptor) шахтного базирования, которые размещены на Аляске и в Калифорнии. GBI – входят в систему GBMD - позволяют осуществлять перехват на высотах до 1,5 тысяч километров, это - значительная часть пассивного участка. Но проблема тут в сложности определения цели. Головные части ракеты идут «облаке» ложных целей, и выявить истинную – технически очень сложно, хотя в принципе возможно - подсветкой лазером и т.д. Но пока гарантированное выявление настоящей головной части, замаскированной в «облаке», не обеспечивается. Если идет хотя бы одно такое «облако», то для перехвата надо запускать как минимум несколько противоракет GBI, и даже в этом случае нет полной вероятности, что настоящая цель будет поражена.

Идем дальше. Если ракету не перехватили, она входит в плотные слои атмосферы. Тут стоит отметить, что если в космосе головная часть окружена легкими ложными целями, то на пассивном участке траектории отсекаются еще и тяжелые ложные цели. На нижнем участке у США работают два вида систем: территориальная защита обеспечивается системой THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), а объектовая - ЗРК Patriot PAC-3. Но если головная часть ракеты на этом участке траектории осуществляет маневр, то при ее скорости в несколько километров в секунду любой маневр практически исключает поражение, потому что расчет идет по баллистической траектории.

Отмечу, что использование ядерного оружия для перехвата ракеты в космосе приведет к разрушительным последствиям, например, к ликвидации собственной энергосистемы.

— То есть вы согласны с тем, что ПРО США – это «мыльный пузырь»?

- Не надо впадать в крайности. Я бы не стал недооценивать противоракетную оборону Штатов. Как я уже сказал, определенные возможности для перехвата МБР и БРПЛ у них есть. Но если брать серьезных игроков, таких как Россия, то США не могут обеспечить гарантированное сдерживание нашего глубокого ответного удара. При разных вариантах моделирования конфликта у России в любом случае сохраняется около 50 ядерных ракет. Для США это – весомый сдерживающий фактор.

— А что касается китайского потенциала по «удару возмездия»?

- В отношении Китая ситуация совсем другая. Там на данный момент не обеспечивается возможность по глубокому ответному удару. Но если китайские ПЛАРБ преодолеют рубеж перехвата, то в этом случае защита будет обеспечиваться противолодочными средствами. Что я имею в виду. Когда было объявлено о строительстве альтернативы Панамскому каналу – каналу через Никарагуа, то в США поднялась настоящая буря протестов. Почему? Если одна китайская ПЛАРБ через Никарагуа зайдет в Мексиканский залив, то это будет означать гарантированное ядерное сдерживание, потому что с этой стороны противоракетных систем у США нет.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.