01.03.2015, 13:45
Предчувствие гибридной войны
Предчувствие гибридной войныМеждународная военная политика
Какие способы защиты от «оранжевых» революций есть у нашей страны?

Россия успешно наступает по всему миру, используя методы гибридной войны, а Запад даже не знает, как на это реагировать. Таков посыл статьи, вышедшей в британской Daily Telegraph. По мнению обозревателя Фрейзера Нельсона, в ближайшее время Москва может посеять хаос в нескольких европейских странах и тем самым распространить свое влияние. При этом автор совершенно не говорит о том, что подобные действия характерны, скорее, для государств Запада.

Как пишет Daily Telegraph, пока НАТО продолжает готовиться к противостоянию времен Советского Союза, Кремль наступает, просто договариваясь с политиками. Если, скажем, Россия захотела получить средиземноморскую базу и напала бы на Кипр, то на защиту своего члена встал бы весь Североатлантический альянс. Но Путин поступил мудрее, предоставив Кипру займ в 2,5 млрд. евро и договорившись о возможности расположения российских кораблей.

Еще интереснее Россия поступила в случае с Грецией. По мнению журналиста, победившая на парламентских выборах СИРИЗА была тесно связана с Москвой, получала от нее деньги. Сейчас Кремль финансирует французского оппозиционера Марин Ле Пен, и если она победит на ближайших выборах, то западный блок даст серьезную трещину.

Да и Латвия, по мнению Фрезера Нельсона, может пострадать от «российской агрессии». Нет, танки не перейдут границу, просто в стране возникнет хорошо финансируемая сплоченная группа русскоязычных жителей, которая заявит о притеснениях и попросит защиты. Появятся неизвестные военные в масках, а Путин будет утверждать, что он понятия не имеет, откуда они взялись, - пишет газета. Последнее предположение – явный намек на события в Крыму, где в критический момент появились «вежливые люди».

Британское издание сетует, что к таким сценариям Запад объективно не готов, не знает даже как избавиться от энергетической зависимости от России...

Может создаться впечатление, что в НАТО действительно сидят генералы-неучи, которые подчиняются по-детски наивным политикам. Однако реальность говорит об обратном.

Во-первых, сама теория гибридной войны, то есть войны, сочетающей самые разнообразные силовые и несиловые операции, была изобретена на Западе. Автором концепции считается бывший офицер морской пехоты США, а ныне научный сотрудник Пентагона Фрэнк Хоффман. Именно он подробно обрисовал, как для достижения целей можно сочетать использование войск, СМИ, неправительственных организаций в стране-жертве, не гнушаясь при этом политическими убийствами, подкупом главарей преступных сообществ и терактами.

Во-вторых, события последних лет по всему миру показывают, что Запад не только активно разрабатывает, но и применяет методы гибридных войн. Скажем, в Колумбии и Мексике для того, чтобы держать в постоянном напряжении зависимые от Вашингтона правительства, США используют наркокартели. В Ливии и Сирии Штаты поддерживали террористические группировки. Использовали дипломатию, неправительственные организации, информационные ресурсы для совершения «цветных» революций в Грузии и на Украине. Сейчас уже пекутся «майданные пирожки» для Армении.

При этом вряд ли кто сможет найти доказательства, что Россия использовала в других странах банды уголовников, террористов или активно вмешивалась во внутренние дела государств посредством своих НКО. Уместно напомнить, что и возвращение Крыма произошло только после инициированного из-за рубежа госпереворота на Украине и в соответствие с монолитной волей жителей полуострова, высказанной на всеобщем референдуме.

– О гибридных войнах, ведущихся Россией, на Западе активно заговорили после возвращения Крыма. Дескать, там Путин применил тактику гибридной войны, а сейчас она оттачивается на Юго-Востоке Украины, – говорит ведущий научный сотрудник РИСИ Владимир Карякин.

– Теперь говорят, что Москва использует методы гибридной войны для давления на Запад.

Но я не согласен с автором статьи в Daily Telegraph. Нельзя так широко писать и про Францию, и про Грецию и про другие страны. Та же Ле Пен вполне себе самостоятельный политик. Мы не собирались спасать Грецию от финансового кризиса, и никакой войны вокруг этой страны не будет. Что касается Прибалтики, то всё зависит не от действий России, а от выбора русскоязычных жителей. И речь тут идет не о гибридных войнах, а о политической борьбе. Не надо везде это пугало выставлять. Какая может быть гибридная война на Кипре? Мы просто заключили договор с этой страной.

Другое дело, что теория гибридных войн изучается российским военным руководством. Еще в 2013 году глава нашего Генштаба Валерий Герасимов обрисовал, как будут вестись современные войны.

Надо признать, что у нас пока не всё получается. Скажем, против нас ввели экономические санкции, мы в ответ ввели эмбарго на западное продовольствие, но у нас возникли финансовые трудности, упал курс рубля. Запад пока применяет гибридные войны довольно эффективно.

Но мы научились сочетать силовые и несиловые операции. В Крыму появились «вежливые люди», а потом народ спокойно проголосовал на референдуме.

Гибридная война в какой-то степени была в Донбассе, до августа прошлого года. Сейчас там самая настоящая «горячая» война, есть линия фронта. Хотя признаки гибридной войны присутствуют в экономической, информационной, духовной сферах. Защищая русский язык, жители Донбасса осуществляют противодействие Западу.

— Но получается так, что Запад устраивает «цветные» революции, а обвиняет в их планировании нас?

– Так и происходит. Это информационно-психологическое противоборство сторон. Гибридная война всегда начинается в информационном пространстве, потом осуществляется психологическое воздействие на общественное мнение. Следом идут политические акции, хаос, «оранжевые» революции. Если это не получается, то начинается гражданская война, которая приобретает черты гибридной войны, что и произошло на Украине.

— Защищена ли сегодня Россия от западных технологий ведения гибридной войны? Украина защитить себя не смогла. Но в США не скрывают, что главная их цель – наша страна.

– Считаю, что сейчас Россия защищена достаточно надежно. Конечно, есть недоработки и ошибки. Но в целом правительство и президент обеспечивают стабильность. Конечно, всё зависит от нашего руководства, которое должно удержать ситуацию в экономике и в информационном поле.

— В гибридной войне свои средства наступления, каковы же средства обороны? Применяются ли они у нас?

– Технологии обороны известны. Это патриотическое воспитание молодежи, правдивое освещение событий. Чем сильна Россия? Она сильна правдой. Эта правда должна быть донесена до мировой общественности. Это и есть основной фактор обороны.

– Я не согласен с выводами Daily Telegraph о ведении Россией гибридных войн, –говорит член Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Просто Россия в последние годы стала активно учиться геополитике, в том числе и у американцев. США заявляют о своих интересах в любой точке мира, говорят, что будут их защищать. И они содержат огромное количество военных баз. Россия же выбрала многовекторную внешнюю политику, перестав считать доминирующим направлением Запад.

Вот пишут про Кипр. А почему мы не должны заключать с ним договор? Россия и Кипр – независимые государства. Военную базу там нам открывать не стоит, так как Кипр может не выдержать американского давления, а вот обеспечить заход военных кораблей можно. Нам нужны порты в регионе, а сирийский порт Тартус фактически единственный в этом большом регионе.

Англосаксам надо не Россию обвинять, а своих политиков, которые проводят линию на доминирование во всем мире. Это из-за их действий Россию сегодня ждут в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии, да и в Европе. Франция и Германия не хотят идти на острый конфликт с Москвой, потому что понимают: он в интересах США. Что же до Греции и Кипра – это традиционно близкие нам православные страны. Так что Москва действует весьма логично.

— Может, Запад просто хочет перекинуть ответственность за нестабильность в разных странах на нас?

– Да, это в традициях англосаксонской политики. Им обязательно нужен образ врага. Раньше врагом был коммунизм. Потом врагом сделали исламистов, но с ними заигрались, и теперь они угрожают Европе и интересам США на Ближнем Востоке. Сейчас решено врагом сделать Россию. К этому надо относиться спокойно.

— А защита у нас надежная?

– К сожалению, у нас много слабых мест. Почти четверть века мы не занимались собственной безопасностью. Не увидели вовремя возможность использования против нас информационных войн, кибератак. Хорошо, что сейчас начали понимать угрозы. Ведь в военной доктрине 1993 года вообще было записано, что у нас нет возможных врагов, а только риски.

Сегодня мы уступаем в информационных войнах. Отвечаем по линии МИД, но это как постреливать в сторону противника при тотальном отступлении. А надо планировать широкую наступательную стратегию в информационном пространстве, предлагать свой комплекс мер. Скажем, почему мы прямо не говорим о геноциде на Украине? Есть же принятая ООН Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Но мы почему-то молчим.

— Как можно нам уберечься от гибридных войн, которые ведет Запад?

– Вначале скажу с военной точки зрения. Нам надо не только иметь возможность защититься от сотен крылатых ракет. Первое и главное – необходимо иметь группировки сил и средств, способных нанести серию ответных ударов по территории противника. В первую очередь надо выбирать энергетические объекты и другие узлы жизнеобеспечения.

Если говорить о «мирной» составляющей, то надо защищать наше духовное, информационное пространство, оно – главный театр войны. И надо говорить больше правды об истории. Надо гордиться нашей великой историей, в особенности советским периодом.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  20.01.2018
Пентагон официально признал, что в России разрабатывается оружие сдерживания принципиально нового типа, которое существенно превышает возможности традиционных межконтинентальных ядерных ракет как по мощности, так и по скрытности подготовки нанесения удара. Речь идет о ядерной торпеде, имеющей дальность 10000 км и мощность заряда до 100 мегатонн.
Геополитика  18.01.2018
Никто ни в Минске, ни в Киеве и не делает секрета из того, что упомянутые бронированные армейские автомобили «Казак Богдан», уже воюющие за Донбасс, это, вообще-то урожденные белорусские тягачи МАЗ-6425. В Черкассах просто осуществляют «отверточную» сборку машинокомплектов, которые регулярно получают от Минского автомобильного завода. Соответствующее соглашение было подписано в марте 2016 года.
Мировой ВПК  17.01.2018
Немецкий журнал «Штерн» переживает за скорую судьбу американских авианосцев. «Эти корабли („Петр Великий“ и „Адмирал Нахимов“) превратят океаны в опасные воды для американских авианосцев», — говорится в статье Гернота Крампера. Впрочем, сначала автор говорит, что два эти крейсера — пережиток прошлого. Их водоизмещение громадно — 25 тыс. тонн. Они неповоротливы. У них огромные экипажи — 1100 человек. Промахнуться, обстреливая их даже из самого несовершенного оружия, невозможно. Поскольку высота ракетных крейсеров — 59 метров, длина — 250 метров, а ширина — 28 метров.
Мировой ВПК  16.01.2018
Уже более года эсминец «Замволт» находится в составе американского флота. Но все еще не решен вопрос о том, какие снаряды будут использованы в его артиллерийской установке, сообщили на прошлой неделе официальные представители ВМС США журналу Defense News.
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.