22.09.2014, 21:42
Порошенко признал суверенитет Донбасса?
Порошенко признал суверенитет Донбасса?Международная военная политика
Военные поражения в Донбассе заставляют отказаться Киев от идеи «единой Украины».

Петр Порошенко фактически согласился признать государственную самостоятельность Новороссии в нынешних границах. По крайней мере, так можно расценить его слова о том, что в буферной зоне будут работать украинские пограничники. «Кроме возведения линии обороны вдоль административной границы будет выбрана ещё определенная зона, где будут работать, в том числе, и пограничники, где сейчас они готовят соответствующее инженерное, техническое и нормативное обеспечение для этого», – сказал Порошенко.

Заявление Порошенко можно считать довольно радикальным. Если посмотреть на опыт некоторых государств постсоветского пространства, то ни какое государство, где возникал вопрос о территориальной целостности, не устанавливало пограничные посты на линии разделения со спорными территориями. К примеру, на границе с фактически состоявшимся Приднестровьем со стороны Молдовы стоят только полицейские посты. Да, мол, есть некие неразрешенные вопросы, потому стоят служители правопорядка, но страна едина и никаких границ внутри государства нет. Между Южной Осетией и Абхазией с Грузией есть ярко выраженный этнический конфликт, а потому на границе стоят усиленные части грузинских силовиков. Но пограничников – нет.

В то же время, Порошенко вынужден открыто говорить обществу о своих военных поражениях. «На 60-65 процентов военная техника в частях, которые находились на передних рубежах, была уничтожена, и нам нечем было защищаться. Сейчас уже есть чем. Сейчас мы проводим — и я не скрываю этого — очень серьезную работу под руководством вице-премьера Гройсмана по строительству фортификационных сооружений, которая обеспечит надежную линию обороны и создаст возможность удерживать рубеж», – говорит Порошенко. Получается, что ополченцы, начинавшие оборонять свою независимость с охотничьими ружьями, смогли разбить основные силы украинской армии, имеющей в тылу всю мощь государственной машины.

С другой стороны, слова Порошенко о восполнении утраченной техники выглядят сомнительно. Доставшееся от Советского Союза военное наследство было практически полностью бездарно разбазарено за 23 года «незалежности», оставшееся – разбито и захвачено при неумелых боевых действиях. Иначе – Порошенко и Яценюк не просили бы США и НАТО поставить новое вооружение.

Но как в предвыборный период и на волне военной истерии Порошекно сможет объяснить обществу военное поражение и свой поворот к оборонительной тактике?

– Если власти Украины поставят в Донбассе своих пограничников, то это будет фактическим признанием независимости народных республик как иностранных государств, – говорит профессор кафедры политологии НИУ ВШЭ Леонид Поляков.

— Но у жителей Донбасса много связей с жителями остальной Украины.

– Сам факт пограничного контроля превращает тех, кто по другую сторону, в иностранцев. Соответственно, к ним будут применяться все процедуры, характерные для иностранных граждан, пересекающих государственную границу. Вообще, на мой взгляд, заявление Порошенко довольно странное. Оно должно встретить, по крайней мере, большое недоумение в среде киевских политиков. Не могу представить себе, чтобы конкуренты Порошенко на предстоящих выборах в Раду могли простить ему такие вещи.

— Ранее многие эксперты говорили о том, что именно внутриполитический расклад заставляет Порошенко продолжать войну. Сейчас он идет на мирные соглашения.

– Есть настроения в элитах. Но общее мнение среди простых граждан меняется. Хотя это трудно зафиксировать, результаты социологических опросов довольно противоречивые. Но можно предположить, что наряду с желанием реванша и экстремистскими настроениями, транслируемыми лидерами вроде Ляшко, нарастает недовольство войной. Есть ощущение, что шаги по прекращению боевых действий поддержаны минимум половиной электората.

К тому же есть прессинг со стороны европейцев. Именно Евросоюз заявил, что конфликт в Новороссии не имеет военного решения, а только политическое. Мне кажется, что есть связь у двух факторов. Порошенко ориентируется на свой электорат и одновременно пытается показать, что он сторонников европейских методов решения проблемы.

— Порошенко говорит, что армия потеряла более 60% боевой техники, но замечает, что потери уже восполнены.

– Некоторые потери восполнены, ведь какие-то заводы военно-промышленного комплекса остались на Украине от советского времени. С другой стороны, несмотря на официальный отказ в поставках боевой техники, США решили выделить Киеву на покупку вооружений 350 миллионов долларов. Видимо, эти деньги скоро придут, отсюда и оптимизм Порошенко. И он рапортует, что хоть и были большие потери, обороноспособность нации восстановлена. Но всё это симптомы того что, несмотря на желание Евросоюза, сценарий нового наступления в Донбассе Киев не откладывает.

Данные разведки Новороссии показывают, что Киев сосредотачивает в ключевых пунктах большое количество техники, которую и поставляют предприятия ВПК.

По мнению ведущего эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО Михаила Александрова, у ополченцев появляется хороший шанс использовать военную слабость Киева:

– Порошенко в преддверии полного поражения хочет как-то закрепить границу и не допустить разрастание Новороссии за пределы, которые сейчас контролируют ополченцы. Как мы знаем, они претендуют на всю территорию Донецкой и Луганской областей. Сейчас ополченцев вынудили подписать «пожарный» мир, согласно которому они отказываются от значительной части своих земель. Порошенко выгодно всякими инженерными сооружениями закрепить сложившееся положение. Потом любое продвижение ополченцев он будет трактовать как нарушение мирного соглашения.

Но стоит помнить, что никаких комплексов продолжить войну Порошенко не имеет. Если он увидит, что обстоятельства складываются в его пользу и есть возможность покончить с народными республиками, то он пойдет в наступление, не озираясь ни на какие пограничные столбы.

— Одно дело строить оборонительные сооружения, другое – работа погранслужбы.

– Пограничники нужны, чтобы на территорию Украины не просачивались ополченцы. Как Киеву иначе контролировать границу с народными республиками? На мой взгляд, единственно правильной тактикой у ополчения будет просачивание бойцов в другие области Украины.

«Партия поражения» в Москве продиктовала ополченцам условие сдать пол-Донбасса. Но они могут перенести боевые действия в Харьков, Запорожье, Николаев, Херсон. И тут уже никто не сможет обвинить в этом собственно Донбасс, так как это будут партизанские действия. Порошенко понимает, что вероятность этого достаточно велика, то есть началась долгая игра. Значит, ему надо как-то ограничить поступление добровольцев в партизанские отряды.

— Порошенко говорит о восполнении колоссальных потерь армии.

– Если руководствоваться информацией из Донбасса, то потери украинской армии в боевой технике действительно свыше 65%. Потери личного состава составили, по моим подсчетам, около 50%. Правда, данные эти не проверены. Но вот боеспособная авиация у армии практически полностью уничтожена. Артиллерия тоже износилась. Я видел кадры, как украинские военные везли гаубицы времен Второй мировой войны и использовали пулеметы 1930-х годов. Это говорит о том, что действительно запасы вооружений серьезно поистрепались. Хотя Украине досталось от Советского Союза много оружия, несопоставимо больше, чем, к примеру, Грузии. Были тысячи танков, сотни самолетов, а артиллерии – пруд пруди. Но весь потенциал Киев растерял. Согласие Порошенко на мирный план говорит о его желании застолбить то, что удалось отвоевать у народных республик.

— Но украинскому обществу постоянно говорили, что проблема Донбасса будет очень скоро решена, надо потерпеть совсем чуть-чуть.

– Порошенко отвечает за государство и вынужден исходить из возможного. Это в парламенте сидят крикуны и требуют продолжения войны.

Государственная пропаганда обернулась своей другой стороной. Всем обещали скорую победу, и теперь никто не понимает, почему, собственно, начали переговоры. Порошенко вынужден раскрывать карты и признаваться, что воевать нечем, людей нет, третья волна мобилизации сорвана. Когда реальность становится очевидной для людей, то защищать свою позицию по мирному плану президенту легче.

— Получается, что минские соглашения помогли больше Киеву, чем ополченцам.

– Конечно, минские договоренности стали спасением Порошенко. Наши московские пораженцы просто не знали, что делать дальше. Ведь если бы ополченцы наступали и перенесли бы боевые действия за пределы Донбасса, то война бы разрослась. Запад тогда бы ужесточил санкции. Россия должна была бы прекратить поддержку ополченцев полностью, но тогда неизвестно, чем вся история завершится. Это может привести и к поражению ополченцев, и к хаосу на границе. В общем, в Москве испугались последствий, а потому решили законсервировать ситуацию.

В принципе, нынешний, «минималистский», вариант позволяет решить некоторые геополитические задачи России: не допустить вступление Украины в НАТО, дальше оказывать давление на Киев с целью недопущения его агрессивной антироссийской политики.

Но мы понимаем, что это временная ситуация. С точки зрения стратегии, надо было воспользоваться положением и сейчас добить киевский режим. Но победил другой вариант. Мол, Украина сама развалится под натиском экономических проблем.

Особенно в среде либералов сильны такие настроения. Дескать, экономика всё решает, и если ее не будет, то Украина не устоит. Я лично в этом не уверен. Даже со слабой экономикой при поддержке Запада националистический режим может держаться довольно долго, и нам придется иметь еще массу проблем, вплоть до возобновления боевых действий.

— Как может Россия повлиять на ситуацию?

– Я считаю, что Россия должна всячески укреплять армию Новороссии. Разумно для ополчения использовать своих добровольцев для партизанских отрядов в других областях Украины. Лучше всего пробить коридор в Крым, то есть, взять Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую области.

Сейчас мы хотим построить мост через Керченский пролив, его стоимость оценивается в четыре миллиарда долларов. На мой взгляд, чтобы пробить коридор в Крым, хватит и одного миллиарда. Можно на эти деньги создать мощную армию, и не надо будет строить никакой мост. Даже с экономической точки зрения выгоднее помогать создавать мощную армию Новороссии.

— Есть мнение, что украинская сторона сама пойдет на нарушение перемирия. Тогда по всем международным понятиям виноватым будет Киев.

– Занимать пассивную позицию означает готовить собственное поражение. К примеру, когда мы готовились к отражению немецкой атаки на Курской дуге, в тылу у германских войск шла партизанская война, немецкие поезда массово пускались под откос, разрушалась связь. Это не позволяло немцам укрепить ударный кулак. Партизанские действия сейчас на Украине не позволят Киеву создать мощную группировку для наступления. Сидеть и ждать – проигрышная тактика.

Тем более что повод для нового наступления в Киеве всегда найдут, а Запад всегда будет поддерживать Украину. Так что глупо рассчитывать на то, что мы сможем выглядеть миролюбивыми. Киев нанесет удар, когда ему это будет максимально выгодно.

Мы законсервировали ситуацию в Донбассе. Но мы ничего не обещали относительно других регионов, да и вообще партизанское движение к Донбассу не будет иметь отношение.

— Но разве Россия может относиться к Украине как к территории, где нет никакой власти?

– Украина это условно суверенная страна. Можно вдаваться в юридические тонкости, насколько законны были Беловежские соглашения и насколько они соответствовали всесоюзному референдуму о сохранении СССР. Допустим, что Украина была суверенным государством. Но после февраля, когда в результате переворота к власти пришла хунта и там установился диктаторский режим, Украина утратила законные основания считаться полноценным субъектом международных отношений.

Фактически Украина сейчас находится под протекторатом Запада и действует в западных интересах против России. И нам надо исходить из объективной реальности, а не из абстрактных догм.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.