14.11.2015, 08:29
Польша припомнит Украине Львов?
Польша припомнит Украине Львов?Международная военная политика
Президент Анджей Дуда прозрачно намекает, что «восточные территории» должны принадлежать его стране.

Ежегодный марш в День независимости Польши в Варшаве запомнился не только массовостью — в нём приняли участие около 60 тысяч человек — в основном молодых поляков. Новым явлением во время марша стали антибандеровские лозунги, общий настрой которых можно обозначить, как: мы не забыли Волынскую резню и прочие преступления украинских пособников нацизма во время Второй мировой войны. Что характерно, как сообщает «ПолитНавигатор», обращение к участникам марша отправил президент Анджей Дуда.

До сих пор польские политики старались дистанцироваться от всех «щекотливых» моментов в истории отношений между Польшей и Украиной. Однако, похоже, что-то стало меняться в этом смысле.

Также во время марша были распространены листовки организации «Реституция Кресов», которая требует компенсации наследникам польских владельцев имущества на сегодняшней территории Украины.

То есть налицо тенденция — чем слабее восточный сосед, тем больше у поляков к нему вопросов и претензий. До какой степени может дойти этот процесс?

— Примерно две недели назад Анджей Дуда сделал довольно прозрачное заявление о том, что Польша реально рассматривает вероятность возвращения в свой состав Западной Украины, «отторгнутой» от неё в 1939 году, — говорит обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко. — Такой настрой обусловлен тем, что, по мнению польского истеблишмента, распад Украины неизбежен. До этого несколько раз схожие заявления делали сенаторы, представители правящей партии и т. д. Что характерно и представители оппозиционных партий высказывались в этом же духе. То есть польское общество по данному вопросу едино.

Кстати, прежде польская концепция безопасности предусматривала, что существование единой независимой Украины — гарантия от того, что со временем не поделят и саму Польшу. Но теперь поляки считают, что «больного» уже не спасти, и считают, что лучше воспользоваться слабостью Украины, чем только терпеть последствия в виде беженцев и т. д.

«СП»: — Поляки сохранили своё прежнее отношение к украинцам, как к людям «второго сорта»?

— Я думаю, сейчас неприятие поляков к украинцам даже усилилось, если сравнивать с периодом, скажем, перед Второй мировой войной. Был момент после распада СССР, когда поляки вполне искренне считали, что теперь после длительного периода «исторических недоразумений» у них с украинцами настало национальное примирение. Но после 2004 года, когда началась героизация Бандеры и других организаторов геноцида поляков, в Польше стало довольно быстро меняться общественное мнение. С того времени Украину и Польшу объединяла в основном антироссийская политика властей. Рядовые поляки всё чаще стали воспринимать жителей «незалежной» примерно так, как некогда относились польские паны к своим подневольным крестьянам-украинцам.

— Надо всё же разделять политические отношения между Польшей и Украиной, и общественные отношения, — считает генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. — В рамках польско-украинских отношений на межгосударственном уровне тема Волынской резни и прочих «подвигов» бандеровцев не поднимается. И по политическим соображениям в обозримой перспективе подниматься не будет.

Ясно, что польские власти будут поддерживать антироссийский режим в Киеве. И потому что такова позиция США, на которую ориентируется Варшава, и потому что сама польская элита хочет играть важную роль на Украине. И опёка над «европейской Украиной» для Польши — это способ повысить собственную значимость на международной арене. На этом фоне на политическом уровне вопросы, связанные с преступлениями бандеровцев против мирного польского населения почти не поднимаются.

С другой стороны, в общественной сфере происходят свои процессы. Эта тематика становится всё более значимой. Ещё несколько лет назад только организации, представляющие интересы выходцев с кресов (поляков, переселённых после Второй мировой войны с территории Западной Украины), поднимали вопрос о преступлениях украинских нацистов. Эти организации были достаточно влиятельны, но в целом тематика находилась на периферии общественного внимания.

Однако по мере того, как на Украине всё больше внимания уделяют героизации ОУН УПА, тем больше поляки уделяют этой теме внимания. Она из разряда исторической всё больше переходит в разряд злободневной современности. Рядовых поляков возмущает героизация в соседней стране тех, кто уничтожал их соотечественников.

Возможно, что пока это не влияет прямо на политику. Но при дальнейшем развитии эта тема, окончательной перейдёт в разряд политической для поляков. Уже сейчас мы видим, что в Польше растёт поддержка правоконсервативных сил. А польский национализм по отношению к украинскому — довольно конфликтен.

Поляки вообще с некоторым высокомерием относились к украинцам, если вспомнить историю. Не захотят ли они в итоге политическим или каким-то иным способом подчинить себе те территории, которые считают своими? Тем более в условиях тихого «расползания» и ослабления украинского государства?

— На политическом уровне Польша не рискнёт в ближайшее время поставить вопрос о присоединении к своей территории Западной Украины. В обществе такие настроения усиливаются. Ещё несколько лет назад были случаи, когда в польском общественном транспорте били украинских националистов с криками: «Вы нам ещё за Львов ответите…». Но всё же общественные настроения в ближайшее время вряд ли выльются в политические шаги польского руководства.

— А каковы могут быть последствия так называемой реституции кресов?

— Да, тут могут интересные повороты ситуации. Действительно, подписав документы, связанные с евроассоциацией, Киев дал согласие и на запуск процесса реституции. Для потомков сотен тысяч поляков, некогда проживавших на Западной Украине, это вопрос крайне важный. Многие из них знают, что множество зданий могли бы вернуться к правопреемникам прежних владельцев. Тут важен вопрос, насколько украинские суды будут признавать права новых претендентов на недвижимость. Думаю, что в большинстве случае кресы будут получать отказ. «Экономический пирог» на Украине и так съёживается стремительно, и допускать ещё и передачу значительной части имущества полякам украинцы не станут.

— Однако есть пример прибалтийских государств, где как раз реституция имела достаточно серьёзные последствия…

— Этот процесс зависит не только от принятых в стране законов, но и отношения к ним политической элиты. В Прибалтике был достигнут определённый консенсус между различными частями местных политических элит. Часть прибалтийских эмигрантов получила имущество своих предков, а выходцы из партийно-номенклатурной среды получили возможность приватизации созданного в советские годы. И все были довольны. Даже если предположить, что на Украину надавят с Запада, всё равно процесс реституции в стране будет довольно вялотекущим. К тому же в Киеве прекрасно понимают, что никакой реальной евроинтеграции им не светит. Их задача сейчас не сделать всё, чтобы понравиться евробюрократам, а сделать всё, чтобы получить кредиты МВФ.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).