18.10.2014, 12:49
Политическая катастрофа Украины закономерна
Политическая катастрофа Украины закономернаМеждународная военная политика
Не случайно восстание против неолиберального националистического режима произошло в индустриальных районах страны.

Украина была и остается слабым звеном в цепи европейских экономик. Она очень болезненно перенесла 2008–2009 годы. Национальная валюта ее была тогда девальвирована.

В июне 2008 года за 100 долларов давали 484 гривны. В январе 2009 года – уже 770 гривен. Летом-осенью 2009 года гривна опустилась еще немного. Очень плохой была ситуация в экономике. Особенно сильно снизилось в 2008–2009 годах производство стали, цена которой на мировом рынке упала. Однако 2010 год подарил экономике Украины стабилизацию.

В 2010 году украинские власти и бизнес решили, что мировой кризис закончился. Они считали девальвацию гривны правильным решением. В 2008–2009 годах они бесстрашно принесли в жертву внутренний спрос, и демон глобального рынка помиловал Украину. Оживление мировой торговли в 2010 году улучшило ситуацию в экономике Украины.

Столичный средний класс получил новые рабочие места. Уровень жизни населения начал медленно подниматься. Виктор Янукович был избран президентом на этой волне. Он стал символом оздоровления экономики и дал надежду на сильное государственное управление, которое избавит Украину от новых потрясений. В 2011 году Украина вступила в ВТО.

Правительство и пресса утверждали, что начался новый этап развития страны. Многим гражданам казалось, что Украина вошла в мир цивилизованной торговли. Но Украина выторговала плохие условия членства в ВТО. И это сказалось на экономике уже в 2012 году. ВВП Украины в 2009 году снизился на 14,8%.

В 2010 году он вырос на 4,1%. В 2011 году ВВП увеличился на 5,2%. Чиновники Украины делали позитивные прогнозы. Но в 2012 году ВВП вырос всего на 0,2%. В промышленности начался спад. На украинском рынке продавалось все больше импортных товаров.

Росла безработица. Росла неуверенность народа в будущем. Раздражала коррупция и семейственность бизнеса.

Возможно, тогда родился анекдот про Януковича. Проезжая по стране, он спрашивал у водителя: «А чей это завод? А чья это фирма?» Ответ всегда был один: «Вашего сына». Наконец президент возмутился: «Ну, я не пойму! Что один мой сын, что ли, работает?».

Сужение рыночных возможностей на Украине, казалось, подстегивало «отжимы рабочих бизнесов» близкими к власти людьми.

В 2013 году кризис вернулся на Украину. Рост ВВП составил 0%. Не снижалось только производство стали и угля. Промышленность Донбасса работала до 2014 года. Заводы остановили лишь радикальные неолиберальные реформы нового правительства и гражданская война. Но до этого (в 2013 году) миллионы граждан Украины поверили в «европейскую мечту».

Они поверили, что экономические проблемы могут быстро исчезнуть. Они поверили, что после ассоциации Украины с ЕС заработная плата украинских рабочих будет не ниже 1000 евро в месяц. Поразительно, но множество людей забыло о кризисе в ЕС.

Налицо культурная деградация общества Украины. Не вышло с «цивилизованной торговлей» по правилам ВТО, значит нужно идти дальше – в самую настоящую Европу, в ЕС.

Народ Украины не понял, что второй экономический спад на Украине есть результат мирового кризиса. В 2012–2013 годах закончилась финансовая и торговая стабилизация. Ослабли два ее источника – ФРС США и Китай. Правительство США избрало экспортную модель реиндустриализации.

Подобная политика нанесла удар по старым торговым связям. Украина пала жертвой этих перемен. Она стала беззащитной из-за ВТО и недальновидной политики своего правительства. Противоречия между ЕС и Таможенным союзом России, Казахстана и Белоруссии росли. Украина стала полем боя.

В феврале 2014 года ЕС и США одержали победу. Следом экономический и политический кризис перешел в гражданскую войну неолиберального аграрного Севера (киевская власть) с индустриальным Юго-Востоком (Новороссия). И бандеровские войска очень логично уничтожали заводы Донбасса, это проклятье примитивной националистической Украины.

В январе 2014 года 100 долларов на Украине стоили 799 гривен. В мае 100 долларов стоили уже 1167 гривен. Осенью 100 долларов стоили уже 1300 гривен. Падение украинской национальной валюты означало падение доходов населения. Большинство населения получает в месяц заработную плату не более 3000 гривен.

Небогатое население Украины в 2014 году стало нищим. Этот процесс консультанты из МВФ и чиновники назвали «рыночными реформами» или «структурными реформами». В результате к 2015 году экономический кризис на Украине достигнет невиданной в современной Европе остроты.

Слабым звеном в цепи экономик оказалась не только Украина, но и весь Евросоюз. Чиновники и экономисты обрадовались победе над кризисом несвоевременно. Кризис 2008 года не был обычным торгово-промышленным кризисом. Это был большой циклический кризис. Схожий с нынешним кризис мы могли наблюдать в 1973–1982 годах и во время Великой депрессии 1929–1933 годов.

Такими были кризисы 1899–1904, 1873–1879, 1847–1850, 1810–1820 годов. Кризис 1948 года не смог развиться в крупный из-за тяжелых последствий Второй мировой войны. Помешала ему и своевременная реакция США (эпицентра кризиса). Был запущен план Маршалла. Для Северной Америки и Западной Европы наступило время кейнсианской экономики и общества потребления.

Кстати, никакого плана Маршалла для Украины нет и не может быть. Он не нужен ни США, ни ЕС, для их неолиберальных экономик он не ценен.

Активисты Майдана мечтали стать обществом потребления. Парадоксально, но они не догадывались, что кризис 1970-х годов установил неолиберальный порядок. Он изменил мировой капитализм, как менял его каждый большой кризис. И каждый большой кризис начинал длительный период развития экономики (Кондратьевскую волну разного вида). Советский экономист Николай Кондратьев выделил понижательные и повышательные волны.

Сейчас мы знаем, что каждый большой кризис создает революцию в технологиях. Кризис 1970-х годов породил революцию в информационных технологиях. Это облегчило финансовую глобализацию, но не сделало мир единым и справедливым.

Длинные волны имеют немало секретов. Наука раскрыла далеко не все. Большие кризисы революционизируют не все технологии и не всегда. Капитал открывает путь не всем разработкам, а лишь облегчающим дальнейшее накопление капитала. И если есть возможность расширения мирового рынка без помощи науки, то происходит именно это.

Но технический прогресс идет все равно. Правда, если без структурных изменений нельзя обойтись и нельзя обойтись без революции в технике, то большой кризис меняет мир очень сильно. Такой кризис открывает повышательную (очень динамичную) волну развития капитализма.

Кризис 1970-х годов породил понижательную волну. Мировой капиталистический рынок расширился за счет стран Восточного блока. Распад СССР создал новые возможности для транснациональных корпораций. Однако рост мировой экономики создал условия и для роста мировых цен на нефть.

Россия выиграла от сырьевого кризиса 2000-х годов. Это усилило российский капитал и увеличило внутренний рынок. Государство стало более амбициозным. Был создан Таможенный союз. Затем появился Евразийский экономический союз.

Правительство и корпорации России не хотели конфликта с США и ЕС. Но решали не они. В Вашингтоне и Брюсселе поняли, что российские интеграционные инициативы есть угроза для ЕС и неолиберального порядка в Европе. Это обострило отношения.

Кризис 2008 года начал новую повышательную волну. Такие волны всегда связаны с острыми политическими конфликтами, войнами и революциями. Повышательные волны характеризуются быстрым ростом национальных рынков, что часто связано с интеграцией и протекционизмом.

Украина в 2014 году деинтегрировалась с Россией и усилила политику «свободной торговли». Это обострило экономический кризис и привело к распаду страны, пусть и замедлившемуся на время. Однако итоги кризиса в мировом масштабе будут совершенно иными. И Украина не удержится за счет «бандеровской правды».

Политическая катастрофа Украины закономерна. В 1991–2013 годах эта периферийная страна имела индустриально-аграрную экономику. Но «структурные реформы» 2014 года привели к деградации этой модели. Экономика Украины становится преимущественно аграрной.

И не случайность, что восстание против радикального неолиберального националистического режима произошло в индустриальных районах страны. Может быть, это только первое революционное восстание такого рода в Европе. Может быть, вскоре ЕС будет разрушен. Он не может справиться с экономическим кризисом уже много лет.

Неолиберальная политика только ухудшила положение с 2010 года. Для начала нового экономического подъема в Евразии потребуется другая политика и другой союз стран.

Таков сухой остаток для Украины и ЕС, но нам – в России – тоже нужно подумать о завтрашнем дне. Что мы будем делать со всеми проблемами, что уже проявились у нас? Неужели между ними и развитием «второго» кризиса на Украине нет сходства? А если есть, то какой нужен вывод?

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?