29.12.2014, 18:17
Полеты российской авиации «убивают» ресурс натовских перехватчиков
Полеты российской авиации «убивают» ресурс натовских перехватчиковМеждународная военная политика
Военная авиация НАТО ведет себя у российских границ гораздо наглее, чем еще несколько лет назад. Упреки НАТО в адрес российской боевой авиации служат по сути только прикрытием собственной разведывательной и тренировочной активности в воздухе. Впрочем, полеты российских летчиков беспокоят НАТО не только с военной, но и с экономической точки зрения.

Жалобы НАТО на существенное усиление активности российской боевой авиации – и якобы вызываемые этим угрозы для полетов гражданских лайнеров – стоит сравнить с реальной активностью натовской авиации у российских границ.

Согласно неоднократным заявлениям Министерства обороны, авиация НАТО в 2014 году удвоила число полетов у границ России. К примеру, увеличилось количество разведывательных полетов над акваториями Баренцева и Балтийского морей – с 258 самолето-вылетов в прошлом году до 480 в этом. Ранее в этом месяце соответствующее заявление сделал главнокомандующий. «С 2014 года значительно возросла интенсивность полетов разведывательной авиации США и стран НАТО над территорией прибалтийских стран, акваториями Балтийского и Баренцева морей, количество которых составляет до 8–12 вылетов в неделю», – цитируют информагентства слова главкома ВВС России генерал-полковника Виктора Бондарева.

По данным Минобороны, основная масса самолето-вылетов приходится на стратегические разведчики Boeing RC-135, совершившие за 2014 год более 140 полетов к нашим границам по сравнению с 22 в 2013 году. Кроме того, к разведывательным операциям привлекаются самолеты Gulfstream IV и Saab 340 Argus 7-го авиакрыла ВВС Швеции, Lockheed P-3C UPD+ Orion из 601 эскадрильи ВВС Португалии (с авиабазы Зокняй в Литве), Bombardier CL-604 Challenger из 721 эскадрильи датских ВВС, а также «Орионы» с авиабаз ФРГ. Все эти самолеты, оснащенные новейшими средствами сбора и обработки информации, при пролете вдоль наших границ способны вести инструментальную разведку на 500 км вглубь российской территории.

Добавим к этому увеличение контингента истребителей в рамках так называемой Воздушной полиции Балтии. Под этим названием действует группировка истребителей стран НАТО, призванная защищать воздушное пространство прибалтийских государств, не способных потянуть собственные ВВС. С 2004 года периодически сменяемые группы натовских истребителей дежурят на базе, развернутой в северной части гражданского международного аэропорта Шауляй, периодически осуществляя облеты охраняемой территории. С мая 2014 года к программе подключены еще две авиабазы: польская Мальброк, где вместе с польскими МиГ-29 базируются французские «Миражи», а также эстонская Эмари (в советское время – аэродром Сууркюль), где размещены четыре истребителя Eurofighter Typhoon Бундеслюфтваффе.

Таким образом, группировка из четырехсамолетного состава выросла до 12 единиц, не считая шести американских истребителей F-15C Eagle, переброшенных в Шауляй с авиабазы в Лэйкхерст в первых числах июня.

Как заявил начальник Национального центра управления обороной России генерал-лейтенант Михаил Мизинцев, в ответ на полеты НАТО самолеты российских ВВС в 2014 году провели более 300 полетов вблизи государственных границ различных стран – почти на сто больше, чем в прошлом году. Генерал подчеркнул, что в 2014 году авиация НАТО 140 раз поднималась в небо, чтобы сопровождать российские самолеты, однако число полетов тактической военной авиации НАТО у границ России и Белоруссии выросло в два раза и достигло трех тысяч.

Собственно, никто в России не ставит под сомнение право прибалтийских стран на защиту своего воздушного пространства путем привлечения авиации союзников по блоку. Дело в малых размерах самих стран: совершая облеты, истребители неизбежно совершают маневры в сторону и вдоль границ РФ, что держит наши силы ПВО на данном направлении в постоянном напряжении. Но даже эти полеты не сравнятся с тем, что творилось в Европе в годы межблокового противостояния.

Тогда, по словам бывшего главкома ВВС Петра Дейнекина, только стратегическая авиация СССР совершала от 120 до 180 вылетов в год на патрулирование в дальних зонах Атлантического и Ледовитого океанов, не говоря уже об активности тактических авиационных сил, количество самолето-вылетов которых близ границ НАТО исчислялось тысячами.

Да, порой случались инциденты со взаимными нарушениями воздушного пространства. Да, даже дембельские альбомы срочников, служивших в ВВС, обязательно украшали фотки натовских истребителей, выпрошенные у сделавших их летчиков. Однако при этом никто не вещал о «выборе провокационных маршрутов» над нейтральными водами, имитации «звездных налетов» (когда бомбардировщики заходят на цель одновременно с разных направлений) на Стокгольм, никто не смел возмущаться тем, что наш самолет не пожелал уступить дорогу норвежскому F-16, не поднимал истерик, обнаружив советский истребитель в 70 километрах от гражданского борта. Все понимали: идет нормальная военная деятельность великой страны, СССР в своем праве, международные договоры пока не нарушаются.

Но с 1992 года, когда полеты российской стратегической авиации были сведены до эпизодических вылетов, а тактической – к минимуму из-за нехватки горючего, Запад привык чувствовать себя в безопасности. Да в такой, что не только угроза применения силы, но и простая ее демонстрация (просто по факту: самолеты должны летать, раз уж они есть, а летчики – учиться летать), вызывает теперь нервную икоту.

Сильнее всего икается не только вечно трясущимся от страха перед «российской угрозой» прибалтийским государствам, но также Швеции. Уверовав в то, что холодная война позади и военная мощь России подорвана навсегда, они круто обошлись со своими ВВС, некогда весьма мощными и современными. Для начала сократили шесть авиакрыльев, летавших на старых, но вполне поддающихся модернизации истребителях JAS-37 Viggen, закрыв при этом авиабазы, где они размещались. Затем урезали военный бюджет так, что из пяти авиакрыльев, планировавшихся к перевооружению на новейшие SAAB JAS-39 Grippen, оснастили этими самолетами только два (F17 и F21), а третье на этой матчасти (F7) перевели в разряд учебных. И когда 29 октября группа из восьми российских самолетов (по западным источникам, двух МиГ-31, двух Су-34, двух Су-30 и двух Су-24М) совершила перелет в Калининград, на ее перехват и сопровождение шведы смогли поднять только четыре самолета», – сообщает ежемесячник Air Intrenational. Зачем нужен был весь этот цирк с перехватом, остается загадкой, поскольку, по сведениям того же журнала, все российские самолеты шли со включенными транспондерами.

Кстати, о тех самых транспондерах-ответчиках, на молчание которых на российских военных самолетах так жалуются натовские чиновники. По правилам ICAO, их включение обязательно только в том случае, если военный самолет следует в установленном международном воздушном коридоре, проще говоря – по «дороге», которой пользуются гражданские воздушные суда. В противном случае это необязательно. И это понятно: от танка в чистом поле соблюдения ПДД тоже не требуют. Однако на российские самолеты, совершающие полеты с иностранных авиабаз или полеты в гражданских корридорах, наносятся даже знаки Госавиареестра (вида RF-xxxx) в дополнение к тактическим бортовым номерам и знакам госопознавания. Такого от нас никто не требовал, это было сделано исключительно по доброй воле российского командования ради избежания недоразумений.

Активизация российских ВВС вызывает зуд в известном месте не только у европейских военных, но и у американцев. В последнем номере издания AirForce Monthly размещена большая статья, посвященная военной активности России в арктическом регионе. Между прочим, издание отмечает, что за 2014 год истребители F-22A Raptor из базирующейся на Аляске 90-й истребительной эскадрильи ВВС США совершили более 100 перехватов наших самолетов по сравнению с 30 в 2013 году.

Еще один фактор, заставляющий Запад волноваться, – фактор экономический. Дело в том, что ресурс самолетов Дальней авиации и натовских перехватчиков – несоизмеримы. Наши Ту-95 и Ту-160 (даже те, которым сейчас по 20 лет) будут летать еще два десятилетия, а возможно, и дольше. Большие самолеты стареют медленно, пример – американские B-52: некоторые из тех, что состоят сейчас на службе, участвовали еще в бомбардировках Ханоя. Между тем срок службы большинства американских F-15 уже перевалил за 20 лет, и ресурс их планеров близок к нулю. F-22 более не производятся из-за дороговизны, а F-35 пока слишком мало. В Европе ситуация получше, «Тайфун», «Рафаль» и «Гриппен» – самолеты сравнительно новые, но гонки за российскими «Медведями» (так по коду НАТО обозначается Ту-95) добьют их не хуже, чем афганские пыльные бури. Некоторые западные эксперты уже скучают по неубиваемым «Фантомам» F-4, служившим по полвека, и призывают сохранить на вооружении перехватчики «Торнадо» – простые и очень прочные.

Несладко приходится теперь и нашим дальневосточным соседям. Начиная с 2013 года в японских СМИ не раз появлялась информация об облетах воздушного пространства страны российскими самолетами. Правда, японцы сами отмечают, что нарушений воздушного пространства при этом зафиксировано не было. По данным газеты Asahi Sinbun, всего с марта 2014 года японские истребители поднимались на перехват воздушных целей (без уточнения госпринадлежности) более 400 раз.

Газета, правда, скромно умалчивает о том, что кроме русских «Медведей» у границ «страны Ямато» пасутся так же стада китайских «Барсуков» (Harbin H-7 Badger – так в НАТО называют построенные по лицензии в КНР средние бомбардировщики Ту-16, снятые в России с вооружения в 1991 году), да и северокорейские самолеты, бывает, залетают. Так, по данным издания Asia Defense Revue, облеты южных японских островов группами китайских бомбардировщиков-ракетоносцев по шесть–восемь машин имели место 24 и 26 ноября 2014 года, но, как кажется, японскую сторону этот факт беспокоит меньше всего.

А между тем проблема ресурса авиатехники стоит в Японии еще острее, чем в США. Последний истребитель F-15J покинул сборочный конвейер «Мицубиси» в 1997 году, тогда как самому старому из 223 самолетов этого типа скоро исполняется 34 года. Из запланированных к модернизации с восстановлением ресурса по программе «середина срока эксплуатации» 48 самолетов F-15J парламент одобрил только 26, а министерство обороны решило ограничиться всего 10 машинами, направив финансирование на другие цели. Правда, существуют еще 94 новейших истребителя Mitsubishi F-2 (от четырех до 18), но они пострадали в результате землетрясения и цунами 2011 года, да и базируются эти самолеты в основном в глубине страны.

Но, несмотря на всю свою «обеспокоенность», японская сторона вслед за западными союзниками свернула контакты с Россией по военной линии. Об этом еще 21 апреля сообщил замглавы оборонного ведомства по вопросам международного сотрудничества Анатолий Антонов.

«С учетом регулярных плановых полетов авиации ВВС России в регионе в 2013 году мы пошли навстречу пожеланиям японских коллег и согласились на запуск переговоров по разработке соглашения о предотвращении опасной военной деятельности. Такое решение было оформлено в качестве поручения военным ведомствам... Полагали, что такая договоренность будет отвечать интересам обеих стран», - заявил военный дипломат. Вместе с тем, по его словам, в середине марта в Москве из заявления МИД Японии с удивлением узнали, что Токио в одностороннем порядке приостанавливает совместную работу над соглашением. «К сожалению, в подходах наших партнеров возобладала некая «западная» солидарность, в жертву которой были принесены национальные интересы безопасности», - сказал Антонов.

Удивительный парадокс состоит в том, что во времена противостояния Варшавского Договора и блока НАТО уровень доверия между военными был, как кажется, выше. Существовала некая система правил, договоров – гласных и негласных, которые сторонами так или иначе соблюдались. На Западе привыкли к открытости и покладистости с российской стороны, в том числе и в вопросах, касающихся полетов военной авиации. Действительно, практика, когда российские военные на взаимной основе передавали западной стороне планы полетов больших группировок авиации, до недавнего времени существовала – и это всех устраивало. Теперь же РФ и НАТО больше не обмениваются информацией – и это отнюдь не по вине российской стороны.

«Все достижения в формировании взаимного доверия и открытости между НАТО и Россией, которые достигались годами, к сожалению, не имеют дальнейшего развития», – констатировал Михаил Мизинцев в упомянутом заявлении. Ну что же – пусть привыкают к тому, что у России есть ВВС.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.