05.09.2014, 22:08
Почему война на Украине будет продолжаться, несмотря на перемирие
Почему война на Украине будет продолжаться, несмотря на перемириеМеждународная военная политика
Кто мешает воплощению мирного плана Путина? Какие плоды принесёт перемирие на Украине? Что должна сделать Россия, чтобы изменить отношение Запада к себе? Об этом в интервью политолога, члена Совета по правам человека при президенте РФ Леонида Полякова.

— Я полагаю, что сама ситуация разговора о перемирии между ополченцами и властями Украины обусловлена резким поворотом в динамике АТО. Ополченцы отбили все атаки и теперь развивают серьёзное контрнаступление по всем фронтам, беря в котлы украинские части и частные армии олигархов. В этой ситуации у Киева не остаётся другого выбора, кроме как начать поддерживать разговор о перемирии. Это один момент, важный для того, чтобы понимать, почему разговор о перемирии, скажем, ещё две недели назад не воспринимался киевской стороной.

Второй момент — это личная позиция Порошенко. Он постоянно должен в глазах европейской общественности представать голубем мира, то есть человеком, который стремится к миру любой ценой. Собственно говоря, на саммите в Брюсселе была принята установка, что конфликт имеет не военное, а политическое решение. Поэтому Порошенко, несмотря на мощное давление изнутри со стороны так называемых друзей и так называемых коллег (а на самом деле скрытых оппонентов, которые прессуют его и будут пользоваться любой возможностью, чтобы подорвать его влияние, а может, в конечном счёте и свергнуть), должен показывать стремление к миру. Разговор о перемирии для Порошенко как нельзя кстати.

Мне кажется, что Россия (при всём том, что она не является участницей конфликта, что неоднократно подчёркивалось и президентом, и его пресс-секретарём, и министром иностранных дел), предлагает вполне реальный план, состоящий из семи пунктов, — так называемый план Путина, следовать которому выгодно для обеих сторон с той установкой, что все ищут мира. Судя по первым отзывам даже некоторых западных лидеров, в частности секретаря НАТО Расмуссена, план вполне приемлем. Поэтому сама идея перемирия обретает прагматичный смысл: есть дорожная карта, по которой дальше можно двигаться.

Совпадают несколько обстоятельств, которые сделали возможным достижение перемирия. Другой вопрос, что и со стороны ополченцев могут быть различные формирования, которые, поддерживая идею перемирия, в конкретной ситуации не могут его соблюдать. Например, когда какие-то украинские войска пытаются с боем выйти из окружения. В этом случае сложно говорить о перемирии. Если на тебя идёт вооружённый враг, что ты должен делать — поднять руки и сказать «не стреляйте, потому что мы договорились»? Нет, конечно, война будет продолжаться.

Кроме того, с украинской стороны нет достаточно чёткой координации взаимодействия различных отрядов. Регулярные войска — это одно, они могут подчиняться главнокомандующему Порошенко или министру обороны. А вот различные батальоны наёмников — это автономные боевые формирования, которые не обязаны подчиняться никому, кроме своего прямого командира. И нельзя предсказать, как этот командир будет действовать.

— Ополченцы отказываются прекращать огонь, потому что огонь продолжается со стороны силовиков.

— Совершенно верно. То есть слова есть, готовность есть, общее понимание, что это выгодно обеим сторонам, тоже есть, и даже этот самый шаг, вроде бы, сделан. Но не зря говорят, что войну легко начать, да очень трудно закончить.

— Какие результаты может дать перемирие?

— Первый результат — это возможность сесть за стол представительным сторонам. Если бы Порошенко согласился напрямую встречаться с лидерами Новороссии, это было бы фактическим признанием их легитимности. Трудно сказать точно про формат. Но сама возможность того, что между сторонами могут начаться переговоры, открылась сразу. Как только огонь прекращён, можно садиться и договариваться.

Как я говорил, есть конкретный план Путина. Очень важно, с чем стороны садятся за стол переговоров. У одной стороны один план, у другой — другой . На согласование уйдёт много времени, начнутся споры, придирки. А тут конкретный план уже лежит на столе, уже можно обсуждать. Вот мы идём по дорожной карте, которую начертил Путин или нет, а если нет, то почему.

Должны быть изложены — и это уже делается фактически — переговорные позиции сторон. Пока, судя по всему, представители Новороссии готовы пойти на серьёзную уступку, потому что до сих пор они настаивали на своей независимости. Они всё время подчёркивали, что воюют с иностранным государством и так далее. Сегодня со стороны ополченцев и их руководства уже речь идёт о том, что они готовы обсуждать формат включения Новороссии в состав Украины на условиях очень серьёзной автономии.

Украинская позиция пока непримиримая: унитарное государство, никакой федерализации, все украинцы и так далее. Но позиции заявлены, и главное — начать разговор. Ситуация крайне, крайне трудная: тысячи жертв с обеих сторон, уровень вражды и взаимной ненависти достаточно высок. Рассчитывать на то, что процесс примирения пойдёт легко и просто, было бы наивно.

К сожалению, на мой взгляд, если европейцы в принципе заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее этот конфликт был разрешён и Украина вернулась в мирное русло, то американцы в этом не заинтересованы. Американцы, наоборот, заинтересованы в обострении конфликта. По разным причинам. Первая из них — знаменитая концепция Бжезинского, что Украину нужно оторвать от России навсегда, тогда Россия никогда не сможет превратиться в империю, подобную бывшему Советскому Союзу.

Но там есть и газовый интерес. Американские энергетические компании нацелились на сланцевый газ, который находится на территории Новороссии. Чем дольше будет конфликт, чем безнадёжнее ситуация с точки зрения возможности движения Украины к России, тем выгоднее для американцев: энергопоставки газа через Украину могут оказаться под вопросом. Мы слышали заявления таких экстремистов, как [лидер «Правого сектора» Дмитрий] Ярош, что они вообще могут взорвать газопроводы и нефтепроводы. Так что американцы могут сыграть ещё и в эту чисто энергетическую игру, чтобы подорвать — на что они рассчитывают — возможности России для обеспечения Европы своим газом и тем самым поставить Европу в прямую зависимость от импорта сланцевого газа из США. Вот два таких соображения — геополитическое и геоэкономическое, — которые толкают американцев на то, чтобы фактически саботировать достижение мира в Новороссии и восстановление нормальных отношений между Украиной и Россией.

— Мирный план Путина может изменить отношение Запада к России?

— Отношение Запада к России меняется не потому, что тот или иной план, ту или иную идею предлагает её лидер. Отношение Запада к России очень конъюнктурно, при этом стратегически заточено. Стратегия Запада в отношении России очень проста — не допустить любой ценой усиления России, превращения её во вторую или третью сверхдержаву, если брать Россию, США и Китай. Россия воспринимается Западом как постоянная угроза. Все разговоры, что мы партнёры, что мы дружим, что у нас взаимовыгодное сотрудничество, что Запад заинтересован в сильной России — это всё демагогия. На самом деле боязнь Запада, которая обозначается термином «русофобия», это неискоренимое свойство очень многих западных политиков. И американцы эту русофобию всячески эксплуатируют и постоянно поддерживают, поэтому поменять отношение Запада к России в принципе невозможно, к сожалению.

— Перемирие заключено на фоне саммита НАТО. К тому же стало известно, что 15 стран планируют в сентябре провести военные учения на Украине. Есть мнение, что Петру Порошенко выгодно тянуть кота за хвост — вдруг кто-нибудь поможет.

— Фактически да, ситуация двусмысленная для НАТО. Руководители НАТО и отдельные лидеры, в том числе со стороны США, многократно подчёркивали, что никто из-за Украины с Россией воевать не будет. Это формула предполагает, что если это так, то никакого участия — поставки контингентов, вооружения — НАТО допустить не может. С другой стороны, смысл приглашения Украины на саммит сводится именно к тому, чтобы решить вопрос: как нам помочь Украине? Как бы здесь ни юлили, речь идёт о форме помощи.

Как известно, военная помощь бывает очень разной, бывают разные способы повышения обороноспособности той или иной страны, которые могут выглядеть вполне невинными, а на самом деле это не что иное, как прямая военная помощь. То, что члены НАТО неоднократно делали в некоторых странах, скажем, в той же Ливии, когда фактически снабжали вот этих самых боевиков «Исламского государства Ирака и Леванта», которые сейчас стали головной болью...

Перспектива очень опасная. И эта программа НАТО, которая предусматривает увеличение количества баз, увеличение живой силы, дополнительные тренировки, помощь партнёрам (в первую очередь, конечно, имеется в виду Украина) — всё это нагнетает градус милитаризма в Европе и всё это подстёгивает встречные меры со стороны России. Россия наряду вот с этими исламскими государствами фактически публично обозначается как противник номер один.

— А Вам не кажется, что Россия сама дала повод для усиления НАТО?

— Случай с попавшими на территорию Украины десантниками плюс малайзийский «Боинг»... Кстати, история с «Боингом» разворачивается в очень неприятную сторону для Украины и США. Тем не менее, мы помним истерику в иностранной прессе с прямыми обвинениями Путина в том, что сбил якобы он. А сейчас вот этот повод — десантники.

Как я понимаю, пропаганда на Украине строится на том, что людям внушают, что Украина воюет не с собственным народом, не с ополченцами Донецка и Луганска, а с российской армией. Причём этот разговор поддерживается западными лидерами на полном серьёзе. Обама заявляет, что он полностью убеждён, что там присутствуют российские войска. Кэмерон вторит этому. Каждый западный лидер считает своим долгом отметиться здесь — обвинить Россию во введении регулярных войск на территорию чужого государства. Но ни одного доказательства нет, кроме истории с десантниками. В информационной войне нормальность исключается, здесь работают чисто пропагандистские штампы.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.