07.10.2015, 19:05
По Сирии — главным «Калибром»
По Сирии — главным «Калибром»Международная военная политика
Против террористов мы ведем войну «шестого поколения». На такую же способны только США.

Любая современная война заставляет повсюду побыстрее переписывать и переиздавать учебники для военных академий. И выкидывать в утиль те, по которым еще вчера учили будущих командиров. Нет сомнений, что боевые действия, которые Россия сегодня ведет в Сирии, буквально завтра станут пристальнейшим образом изучать во всех ведущих армиях мира. Потому что впервые в своей истории наша страна начала локальную войну с элементами «войн шестого поколения». То есть — бесконтактную, с широким применением (наряду с обычным) и высокоточного оружия. Ту, на которую раньше были способны только страны НАТО. И прежде всего — армия США.

До сих пор самым ярким примером такого рода применения войск считалась воздушно-космическо-морская ударная операция «Союзническая сила» стран Североатлантического альянса в 1999 году в Югославии. Ее характерной особенностью стало не просто использование созданных вблизи Балканского полуострова крупнейших группировок военно-морских и военно-воздушных сил. Как это было, скажем, в ходе операции «Буря в пустыне» против Ирака (1991 год). Нет, поражение югославской армии и важнейшим объектам инфраструктуры этой страны наносилось разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Их основой стали космические спутники различного назначения и носители высокоточного оружия в воздухе и в акватории Средиземного моря.

Причем, одновременно в боевую работу оказались включены порядка 50 космических аппаратов, которые вели не только наблюдение и разведку целей. Через орбитальную группировку осуществлялось управление, навигация, связь и метеообеспечение войск и сил.

Было осуществлено порядка полутора тысяч пусков высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования. Что важно — большей частью не по военным объектам противника. Только на первом этапе операции «Союзническая сила» «Томагавки» полностью смели с лица земли нефтяную промышленность Югославии, 50% ее индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 100% мостов через Дунай, 70% важнейших узлов автомобильных и железных дорог.

Все, что уцелело у югославов, потом добили ракетно-бомбовыми ударами обычными средствами поражения на втором этапе операции.

Еще одна важная особенность: управление силами НАТО на театре военных действий впервые осуществлялось дистанционно, за многие сотни миль от Балкан — непосредственно из Пентагона.

А теперь посмотрим, как подобная война выглядит в исполнении российских военных в Сирии. Учтем, конечно, что никакой особой инфраструктуры нашим там уничтожать не приходится. В тылу у исламских боевиков нет ничего, кроме командных пунктов, узлов связи, складов горючего, оружия и боеприпасов, тренировочных лагерей, парков автомобилей и бронетехники. Отметим лишь то, что использовано впервые в боях и о чем открыто объявлено в прессе.

Совершенно очевидно, что в Сирии вооруженные силы РФ получили возможность в реальных боевых условиях проверить новейшие системы вооружений. Прежде всего — недавно поступившие в войска фронтовые бомбардировщики Су-34 и многофункциональные истребители Су-30СМ.

В этом ряду можно было бы упомянуть и мобильные комплексы ПВО «Панцирь», поставленные в оборону российской авиабазы под Латакией. Но, учитывая, что у бандформирований «Исламского государства» своей авиации нет и не предвидится, не предвидится и работы для наших «Панцирей».

Известно, что в интересах наших военных летчиков куда шире, чем прежде, используется техническая разведка. О ее космической составляющей мы, скорее всего, узнаем нескоро. А вот то, что для исключения поражения случайных целей и гражданских объектов ракетно-бомбовые удары с воздуха впервые наносятся едиными разведывательно-ударными комплексами, Минобороны РФ объявило официально.

Подробностей с нашей стороны не последовало. Но зарубежные эксперты считают, что речь идет о совместном использовании модернизированных дозвуковых штурмовиков С-25СМ и беспилотников (возможно, типа «Орлан-10» и «Элерон-3СВ»). Эти машины осуществляют непрерывное наблюдение за объектами предстоящих ударов и наводят на цели боевые самолеты.

В сети появились и изображения новейшей российской станции радиолокационной борьбы 1РЛ257 «Красуха-4», попавшей в объектив телекамеры в окрестностях используемой нашими пилотами авиабазы «Хмеймим». «Красуха» принята на вооружение лишь в 2012 году. На удалении до 150 километров она способна ослепить бортовые РЛС самолетов-разведчиков, а также ударной авиации. Поскольку, как и «Панцирям», воевать в Сирии и этой машине пока особенно не с кем, остается предположить, что она доставлена под Латакию на случай, если ИГИЛ обзаведется все же собственными современными беспилотниками.

Наконец, собственно о нашем высокоточном оружии. До 7 октября его арсенал в Сирии был не особенно широк: корректируемая авиабомба КАБ-250, бетонобойные авиабомбы БЕТАБ-500 и ракета Х-29Л класса «воздух—поверхность» с лазерным наведением. Маловато, если вести речь о полноценной войне «шестого поколения».

Обращало на себя внимание полное отсутствие на поле боя российских высокоточных крылатых ракет. Хотя они у нас есть. И в авиационном, и во флотском вариантах. Понятно, что каждая такая «штуковина» — очень дорогое удовольствие. Но испытать их в боевых условиях — это ведь не только получить дополнительную информацию для конструкторов и генералов. Для экспортного потенциала таких ракет демонстрация их реальных возможностей тоже нелишнее.

И вот 7 октября свершилось. Причем, самым эффектным образом. Как в тот же день доложил министр обороны России Сергей Шойгу «для поражения боевиков, кроме авиации, сегодня утром привлекли корабли Каспийской флотилии. Четыре ракетных корабля произвели 26 пусков крылатых ракет морского базирования „Калибр" по 11 целям». Причем, с дистанции в полторы тысячи километров.

Шойгу не сказал, какие именно корабли флотилии были привлечены к нанесению удара. Но это ясно и без того — малые ракетные корабли проекта 21 631 «Буян-М». Таких на Каспии пока всего три — «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг». Все в строю, все недавно участвовали в стратегических учениях «Центр-2015», на которых как раз и отрабатывалась борьба с террористами.

Но на каждом «Буяне-М» по 8 пусковых установок комплекса «Калибр-НК». Дальность стрельбы этими ракетами по наземным целям — до 2600 километров. Хватит не только до Сирии. Из Астрахани, главной базы каспийцев, можно «достать», скажем, Варшаву или Берлин. Или Исламабад.

Впрочем, только малыми ракетными кораблями дело в этой стрельбе ограничиться не могло. Поскольку суммарный залп каспийских «Буянов-М» — не более 24 крылатых ракет. А таковых было выпущено по Сирии 26. Стало быть, в операции участвовали и другие. С комплексом «Калибр-НК» на флотилии еще только два — сторожевые корабли проекта 11 661 «Дагестан» и «Татарстан». На каждом еще по 8 пусковых установок комплекса «Калибр-НК». Как официально сообщило Минобороны, в ударе участвовал «Дагестан».

Самое сенсационное в сообщении Шойгу становится очевидным, если взглянуть на карту Ближнего Востока. Поскольку стрельба осуществлялась из акватории Каспийского моря, наши крылатые ракеты к целям в Сирии не могли пролететь иначе, чем через воздушное пространство Ирака и Ирана. Это значит, что время и направление удара заранее согласовывалось с политическим и военным руководством этих стран.

Можно ли было обойтись без таких сложностей? Хотя бы в целях обеспечения внезапности? Ведь первые два малых ракетных корабля проекта 21 631 с недавних пор входят и в состав Черноморского флота. Их имена — «Зеленый дол» и «Серпухов». Оба сейчас в Севастополе. Что, в принципе, не помеха для удара по Сирии и оттуда, расстояние-то куда ближе. Но тогда стрелять пришлось бы через воздушное пространство Турции. А турки и так весьма нервно относятся к действиям России в этом регионе. Поэтому все лавры пока достались каспийцам.

Другое дело, что и «Серпухов», и «Зеленый дол» вместе или поодиночке в скором времени наверняка войдут в состав постоянного оперативного соединения ВМФ в Средиземном море. Как, впрочем, и только что построенная дизельная подводная лодка проекта 636.3 «Новороссийск», лишь 21 сентября прибывшая в свою базу из Баренцева моря, где проходила заключительный этап государственных испытаний. На «Новороссийске» стоят те же крылатые ракеты.

Пополнение такими кораблями Средиземноморской эскадры резко повысит возможности наших военных продолжать «войну шестого поколения» против «Исламского государства».

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.