04.03.2016, 11:50
Планы по созданию в РФ истребителей 6-7 поколений вызывают скепсис
Планы по созданию в РФ истребителей 6-7 поколений вызывают скепсисМеждународная военная политика
Анонс о создании российского истребителя не только шестого, но даже и седьмого поколения пока не подкреплен конкретикой. А с учетом ряда объективных факторов, больше напоминает пиар-компанию, чем реальные намерения. О том, сколь колоссален объем работ над такими машинами, можно судить на примере США.

Говоря о будущем российской истребительной авиации, главнокомандующий ВКС РФ генерал-полковник Виктор Бондарев сказал: «Если мы сейчас остановимся, то остановимся уже навсегда. (Идут) работы и шестого, и, наверное, седьмого (поколения). Много говорить не имею права». В свою очередь, вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что конструкторское бюро «Сухой» уже представило первые разработки по истребителю шестого поколения. Что ж, забота государства о постоянном совершенствовании его военной техники, в частности, воздушной, достойна только похвалы.

В настоящее время в мировой истребительной авиации четко обозначились две тенденции. Первая – доводить до совершенства традиционные качества самолета, обозначенные в формуле Покрышкина «высота-скорость-маневр-огонь», – то есть делать машину максимально высотной, скоростной, маневренной и «огненосной». Россия развивает именно это направление, и ПАК ФА, при некоторой своей «стелсовости», являющейся атрибутом истребителя пятого поколения, полностью вписывается в его рамки.

Правда, некоторые профессионалы считают увлечение, по крайней мере, одним из этих качеств избыточным. «Так называемая сверхманевренность должна достигаться ровно настолько, насколько нужно чтобы реально воевать, а вовсе не для того, чтобы удивлять экзотическими кульбитами толпу на авиашоу, постоянно таская при этом за собой лишний вес в ущерб полезной нагрузке», – заявил заслуженный летчик-испытатель, Герой России Александр Гарнаев.

Вторая тенденция – это создавать «высокоумные» истребители и их вооружения с тем, чтобы разбираться с противником на дальней дистанции вне зависимости от того, на какой высоте и скорости он летит и как при этом «кувыркается». Это – путь США, который получил свое пока еще довольно сырое практическое выражение в F-35. Данный ударный истребитель в настоящее время считается (хоть и не бесспорно) самым «продвинутым» самолетом пятого поколения.

Само деление на поколения носит весьма условный и расплывчатый характер. «Декларации типа «поколение 3,4,5++ и пр...» меня как профессионала никогда не волновали, равно как и любого иного профессионала, – подчеркивает Гарнаев. – Эти клейма были изначально придуманы для малограмотных дилетантов». При всем при этом, поскольку главком ВКС Бондарев не имеет права много говорить о перспективном российском истребителе шестого и седьмого поколения, придется обратиться за сведениями о том, какой должна быть такого рода машина, к американцам, которые по данному вопросу несколько более разговорчивы. 


Лазерный, адаптивный, модернизируемый, беспилотный

Согласно американскому интернет-ресурсу Nationalinterest.org, «шестипоколенный» истребитель должен обладать, как минимум, пятью качествами. Первое – быть вооруженным высокоэнергетическим лазерным оружием.

Второе – иметь так называемый двигатель изменяемого цикла с адаптивной технологией, который сможет работать, как турбовентиляторный двигатель, когда нужно будет совершать длительные, в том числе трансокеанские полеты, и как турбореактивный, когда потребуется развивать большую скорость.

Третье – самолет должен обладать высокой радиолокационной малозаметностью «стелс». Это, в свою очередь, предъявляет очень строгие требования к форме самолета. Он должен быть «летающим крылом – бесхвосткой». Если в бомбардировщике с его достаточно большими крыльями такую схему реализовать с аэродинамической точки зрения достаточно просто, то в «короткокрыльном» истребителе очень сложно – машина получается практически неуправляемой. Выход один – обеспечить истребитель шестого поколения активной системой «стелс», то есть той, которая способна подавлять работу установленных на неприятельских истребителях низкочастотных радаров, используемых для обнаружения «невидимок» противника.

Четвертое – «шестипоколенный» истребитель должен обладать исключительно большими возможностями к непрерывной модернизации, включая оснащение более современными бортовым радиоэлектронным оборудованием (БРЭО) и вооружениями.

И, наконец, пятое – новая машина должна будет периодически использоваться в беспилотном варианте, хотя данному качеству не придается столь пристального внимания, как предыдущим.


Не один, а два

Одна из главных проблем, связанных с созданием F-35, состоит в том, что эта машина была задумана как универсальный ударный многоцелевой истребитель, который смог бы решать задачи в интересах всех видов вооруженных сил США, включая ВВС, ВМС и морскую пехоту. По утверждению корпорации RAND – одного из «мозговых трестов» США, Пентагон уже в 1994 году знал, что подобный подход к созданию нового истребителя является концептуально неверным.

Из сделанных ошибок нужно извлечь уроки, поэтому американские военные больше не рассматривают вариант создания «универсального» истребителя шестого поколения. По имеющимся у них планам, таких истребителей будет, как минимум, два. Это – разные типы самолетов, несмотря на то, что в их основу ляжет максимально большое количество одних и тех же технологий. Один из них – для ВВС – получил условное обозначение NGAD (Next Gen Air Dominance), или «истребитель следующего поколения для завоевания господства в воздухе». Другой – F/A-XX для ВМС – многоцелевой ударный истребитель, для которого удары по наземным и морским целям будут не менее, а может даже и более важны, чем по воздушным. Оба самолета будут создаваться для завоевания господства в воздухе и лишь после этого им придадут (в большей или меньшей степени) возможность «обработки» сухопутных или морских сил противника. Как показала практика, легче сделать из истребителя штурмовик или бомбардировщик, чем наоборот.


Дорогое удовольствие

Может ли СССР создать «Мерседес»? Говорят, именно такой вопрос задал однажды Сталин Берии. «Если один, то сможет», – ответил «железный нарком». Реально оценивая культуру производства, а также экономические возможности СССР, Берия не верил, что страна Советов сможет серийно производить столь высокотехнологичный автомобиль.

Эта история невольно приходит на ум, когда вспоминаешь о заявлении замминистра обороны по вооружениям Юрия Борисова, которое он сделал год назад. Тогда он сказал, что военные могут закупить меньшее количество истребителей пятого поколения ПАК ФА Т-50, чем запланировано в Государственной программе вооружения до 2020 года. По информации газеты «Коммерсантъ», военные законтрактуют только 12 истребителей, и после ввода их в эксплуатацию определятся с тем, сколько самолетов данного типа смогут себе позволить, хотя ранее твердо рассчитывали приобрести 52 машины. «Мы даже прописали график поставок, – сказал источник в Министерстве обороны. – В период 2016–2018 годов российские ВВС должны были получать по восемь истребителей ежегодно, а в 2019–2020 годах – уже по 14 самолетов данного типа». По его мнению, планы эти были вполне осуществимы, если бы не возникшие в стране экономические сложности.

Истребитель шестого поколения технологически должен быть намного насыщеннее, а значит и заметно дороже своего «пятипоколенного» собрата. Следовательно, экономические трудности России, если они не будут решены, окажут на процесс создания и постройки истребителя шестого поколения влияние более негативное, чем пятого. К тому же, по мнению американцев, «набивших шишку» с F-35, одним типом «универсального» истребителя не ограничишься, и придется создавать, как минимум, два. Это еще больше осложнит для России решение данной задачи.

Но даже без учета экономических факторов заявления о начале работ по разработке истребителя шестого и даже седьмого поколения в РФ вызывают странные чувства. Они сродни тем, которые возникают, когда слышишь из телевизионных репортажей о необходимости продвижения на мировые рынки российской продукции, «превосходящей лучшие мировые аналоги», при этом наименования данной продукции не оглашаются. О том, что будут представлять из себя российские истребители шестого и седьмого поколения, руководители российского оборонного комплекса «не имеют права много говорить», и туман этот лишь усиливается отсутствием четких критериев, определяющих не только шестое и седьмое, но даже пятое поколение истребителей.

В итоге складывается впечатление, что заявления о разработке в России истребителей, следующих за ПАК ФА, призваны укрепить в россиянах чувство, что российская истребительная авиация – «самая истребительная» в мире, но при этом данные слова так же далеки от реальности, как полет барона Мюнхгаузена на пушечном ядре на Луну. Вероятно, в обозримом будущем имеет больше смысла сосредоточиться на полноценном – как в качественном, так и в количественном отношении – вводе в строй ПАК ФА, чтобы избежать ситуации, когда Россия окажется вооружена «полуготовыми» Т-50 и их преемниками.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и