17.08.2015, 19:16
Пять козырей Китая против США
Пять козырей Китая против СШАМеждународная военная политика
О каких «смертельных» видах вооружений Пекина забывают в Вашингтоне?

Китай в рамках наращивания военного потенциала разрабатывает новые системы вооружений, которые вызывают у США беспокойство. Однако не только истребители пятого поколения J-20 или противокорабельные баллистические ракеты DF-21 пугают Вашингтон и его союзников, пишет авторитетный американский журнал The National Interest.

— Есть целый класс «вооружений», который должен вызывать такое же — если не большее — беспокойство. The National Interest выделяет пять таких «смертоносных», но упускаемых Вашингтоном из виду, козырей Китая.

На первом месте — боевые космические системы, развивая которые КНР может оставить Вооруженные силы США «глухими, слепыми и немыми». Именно с помощью сети военных спутников американские военные могут точно отмечать по всему земному шару собственное местоположение и дислокацию противников, передавать данные и оставаться информированными о военной обстановке, отмечает издание.

Второе место занимает производственная база Китая. КНР по-прежнему остается «мировой фабрикой», производящей все виды товаров — от грилей до iPhonе. Если в прошлом году в КНР выпускалось 540 тысяч iPhonе в день, то страшно представить, что будет, если использовать все производственные мощности Китая для военных нужд.

На третьем месте, по версии американского журнала, находится кадровый ресурс, который представляют выпускники колледжей. Ожидается, что к 2020 году в Китае будет 195 миллионов выпускников колледжей, знания которых в НОАК будут крайне востребованными, что, в свою очередь, повысит технологический уровень армии страны.

Еще один вид вооружений, которого стоит опасаться Вашингтону, — это морские мины. The National Interest считает, что они могут стать «экономическим оружием» для Китая, которое позволит ему проводить операции по изоляции морских районов от доступа ВМС США. Американские минные тральщики столкнутся с большими трудностями, поскольку Китай может устанавливать минные поля как с помощью подлодок, так и с помощью морской авиации (в частности патрульных самолетов Y-8X).

В качестве угрозы для Вооруженных сил США называется и китайский спецназ, подразделения которого есть во всех видах ВС Китая. О китайских спецназовцах известно крайне мало, однако, как пишет издание, можно предположить, что в случае конфликта китайские силы СпН могут быть направлены против американских войск, развернутых в Восточной Азии, в частности, во Вьетнаме или на Филиппинах.

Насколько же реальны опасения американцев?

Замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин говорит, что во всех пунктах, перечисленных The National Interest, есть здравое зерно.

— Особенно верно подмечены колоссальные производственные мощности Китая: в настоящий момент его ВПК работает только на 30% от максимума, но при этом по выпуску вооружений и военной техники страна все равно сохраняет лидирующие позиции в мире. То есть при необходимости китайцы могут запросто утроить производство продукции военного назначения.

Про китайский спецназ то же верно написано: в силу своей глубокой засекреченности о нем известно крайне мало, но можно не сомневаться, что его бойцы имеют высококлассную подготовку.

Кроме того, не надо забывать, что у Китая есть межконтинентальные баллистические ракеты, способные поразить любой район континентальной части США — DF-5 и DF-31А. Причем сколько их на самом деле у КНР — 30 или 300 — неизвестно.

Но что касается мин и противоспутникового оружия, то не нужно преувеличивать их значение. Минирование производится только у своих берегов, то есть мины — это оборонительное вооружение. Противоспутниковое оружие у китайцев, конечно, есть, но пока оно довольно ограничено по масштабу применения.

Военный эксперт, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Евсеев согласен только с тезисами относительно потенциала производственной базы КНР и пополнения кадрового состава армии.

— Китай имеет серьезное отставание от США в сфере военно-воздушных сил. В частности, пока он не может самостоятельно производить авиационные двигатели с высоким ресурсом, поэтому вынужден их закупать, в том числе и у Российской Федерации.

Отставание от США будет сохраняться и в области ВМС. Пока у Китая есть только один авианосец «Ляонин» — это купленный у Украины и доработанный советский авианесущий крейсер «Варяг». И хотя в составе ВМС Китая есть современные эсминцы УРО и фрегаты, которые включаются в состав охранения авианосца, однако в целом говорить о том, что китайская АУГ будет проводить какие-то операции в сильной удаленности от своих берегов — вопрос долгосрочной перспективы. Китайский флот пока больше прибрежный, впрочем, как и российский. Кроме того, судя по всему, после 2020 года центр военной тяжести США все-таки будут переносить в Азиатско-Тихоокеанский регион. В этом случае стратегическое превосходство США будет выражаться не только в техническом, но и в количественном плане.

Народно-освободительная армия Китая, конечно, довольно многочисленна, и китайский спецназ действительно хорошо подготовлен, но США — это все-таки не Тайвань. Вряд ли всерьез можно говорить о каких-то масштабных десантных операциях.

Кроме того, авиационная и морская составляющие СЯС китайцев сильно уступают американским. Количество баллистических ракет наземного базирования, которые могут достигать американских берегов, не разглашается, но, судя по всему, не так уж их и много. А ракеты DF-4A и DF-31, которые у китайцев числятся как МБР, имеют ограниченную дальность полета и вряд ли долетят до Гавайев и Аляски.

А что касается противоспутникового оружия Китая? Американцы намеренно нагнетают обстановку?

— Пока речь идет только о поражении целей в ближнем космосе — на дистанции нескольких тысяч километров, в то время как геостационарные спутники, от которых действительно во многом зависит потенциал США по боевому применению, располагаются совершенно на иных высотах над поверхностью Земли. Для справки: Китай в 2007 году уничтожил свой метеорологический спутник на высоте 865 км, и именно этот эпизод вызвал бурное обсуждение в американских СМИ. Испытания в 2014 году лишь подлили масла в огонь. Но дело в том, что если Россия и Китай показали свои возможности по созданию противоспутникового оружия, то США уже готовы к выводу оружия в космическое пространство. Может быть, тут возможны какие-то негласные договоренности о взаимном ограничении, поскольку сейчас стороны боятся сделать лишний шаг, чтобы не провоцировать своего оппонента.

Сильно смущает и пункт про морские мины. Минирование всегда осуществляется вблизи национальных границ. К примеру, чтобы заминировать стратегически важный Малаккский пролив, через который проходит 85% нефти, идущей в Китай из Африки и с Ближнего Востока, нужно посылать довольно крупную группировку ВМС. И надо понимать, что ее там обязательно встретят, что означает угрозу прямого военного конфликта. Скрытное минирование возможно только с подводных лодок. Но субмарины имеют весьма ограниченные возможности по постановке мин. То есть это будет не масштабное, а локальное минирование, которое будет довольно легко парировано имеющимися у США средствами. Готовность к такому сценарию американцы демонстрируют, проводя масштабные учения по разминированию в Персидском заливе.

Отмечу, на самом деле перекрыть транспортные артерии, тот же Малаккский пролив, угрожают сами Соединенные Штаты, которые уже проводили в его акватории масштабные совместные учения с ВМС Филиппин, Сингапура, Малайзии, Таиланда, Индонезии и Брунея. Именно поэтому руководство КРН для выхода из «малаккского тупика» вынуждено искать альтернативные пути транспортировки углеводородного сырья.

Таким образом, в статье The National Interest хотя и присутствует своя логика, однако в сильно преувеличенном и субъективном ключе. Цель — показать для США нарастающую военную опасность, исходящую от Китая.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb