16.02.2015, 19:57
Первое донбасское предупреждение
Первое донбасское предупреждениеМеждународная военная политика
Вступление Украины в НАТО или другой военный блок станет поводом для разрыва Минских соглашений.

Полномочные представители Донецкой и Луганской народных республик в контактной группе Денис Пушилин и Владислав Дейнего назвали возвращение Украины к внеблоковому статусу одним из условий выполнения Минских соглашений. «Любое поползновение Киева в сторону НАТО или какого-либо иного антироссийского военного союза неприемлемо для нас», — заявили Пушилин и Дейнего 16 декабря, добавив, что в этом случае взаимодействие ДНР и ЛНР с Киевом будет немедленно прервано, а Минские договоренности на Донбассе будут считаться «ничтожными»

Напомним, что законопроект об отказе Украины от осуществления политики внеблоковости был подписан Петром Порошенко после одобрения парламента 28 декабря 2014 года. Как сказано в пояснительной записке, внеблоковый статус «оказался неэффективным в контексте обеспечения безопасности государства от внешней агрессии и давления». В Москве к этому решению отнеслись негативно. Премьер-министр Дмитрий Медведев даже сказал, что подписывая этот указ Порошенко, фактически, направил «заявку на вступление в НАТО, превратив Украину в потенциального военного противника России».

Впрочем, большой вопрос, хотят ли в самом Североатлантическом альянсе видеть Украину в своих рядах. С одной стороны, США и некоторые «младоевропейцы» активно лоббируют вступление «незалежной» в альянс. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг после ряда заявлений российских политиков отметил, что никто не может запретить Украине вступить в блок и никаких гарантий того, что страна не войдет в НАТО, Россия не получит. «Вступать в НАТО или не вступать — решение принадлежит только стране-кандидату. И организации», — сказал генсек.

С другой стороны, тот же Столтенберг подчеркнул, что это не значит, что процесс вступления Украины в Североатлантический альянс начнется уже завтра. По его словам, на приведение стандартов в соответствии с натовскими, у «незалежной» может уйти до шести лет.

Ряд европейских политиков также критично высказываются по поводу евроатлантических перспектив Киева. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер неоднократно говорил, что видит партнерские отношения Украины и НАТО, но не членство. Против вступления «незалежной» в альянс выступал и президент Франции Франсуа Олланд. Большинство западноевропейских стран признают, что такой шаг вызвал бы еще большее осложнение отношений с Россией.

Кроме того, по уставу в организацию, как правило, не принимают страны с нерешенными территориальными проблемами, а у Украины их сразу две – Донбасс и Крым, присоединение которого к России Киев не признает. Хотя при желании любые формальности можно обойти. Еще в августе 2014 директор информбюро НАТО в России Роберт Пшель заявил, что если страна не виновата в том, что у нее территориальные проблемы с соседями, ее могут принять в альянс.

Нужно отметить, что пункта о внеблоковом статусе Украины в Минских соглашениях не было. Да и речь о скором вступлении «незалежной» в блок, вроде бы, не идет. Как же понимать заявление Пушилина и Дейнего о возврате к внеблоковому статусу Украины?

- Это заявление следует расценивать, как заявку со стороны ДНР и ЛНР на некую международную политическую субъектность, — объясняет политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров. — Можно считать, что политические силы республик уже сформировались – у них есть и руководство, и парламенты. Сложилось и внутреннее сознание этих сил. Они считают себя субъектами международного права, которые могут выступать с предложениями и вести независимую внешнюю политику.

Можно сказать, что это первое серьезное заявление народных республик не как участников внутреннего конфликта, а как независимых субъектов международного права. У них есть претензия на международное признание. Кстати, так как ДНР И ЛНР были признаны Южной Осетией (пусть она и сама частично признанное государство), у них даже есть какое-то право на такие заявления.

Это политическое заявление также свидетельствует о внешней политике, которую республики намерены проводить после разрешения конфликта. Они выступают за внеблоковый статус соседнего для них государства Украина.

— Может ли это повлиять на результаты Минска-2?

- Нельзя сказать, что именно это заявление может как-то повлиять на соглашения. Весь смысл договоренностей в Минске сводится к тому, что конфликт будет разрешен, но ДНР и ЛНР остаются частями Украины. Заявление по поводу НАТО говорит о том, что они таковыми себя не считают.

Но не думаю, что сейчас на этих заявлениях будут акцентировать внимание третьи стороны, в том числе Россия и Европа. Всерьез его никто не воспримет. Соответственно, не воспримет его и Украина, которая не считает ДНР и ЛНР независимыми субъектами. В лучшем случае Киев считает их сепаратистами, в худшем – террористами. Поэтому не стоит ждать заметной реакции от Украины, России и всего мирового сообщества на это заявление.

— Но в перспективе республики рассчитывают на международное признание?

- Заявка на это уже сделана. Набор таких действий и заявлений и формирует политическую субъектность. В одних случаях для ее реализации могут потребоваться десятки лет, в других — два-три года. Но если эти действия последовательны, они становятся фундаментом для будущей независимой политики и субъектности на международной политической арене. Но моментальных последствий такие заявления иметь не будут.

— Стоит ли вообще говорить о вступлении Украины в НАТО, ведь по уставу туда не могут принять страны с нерешенными территориальными вопросами?

- Наверное, ни один документ, написанный людьми, не может быть догмой. Любые корректировки возможны. Но что касается Украины, последние заявления Запада говорят о том, что о вступлении этой страны в НАТО в обозримой перспективе речи не идет. Может быть даже, этого не произойдет никогда. На самом деле Украине сейчас не столько нужно войти в НАТО, сколько получить поддержку со стороны альянса. Для этого не обязательно быть его членом. Достаточно заключить договор об особых отношениях, партнерстве, о чем и идет сегодня речь.

Я считаю, что страны НАТО, которые в большинстве своем представляют континентальную Европу, не горят желанием иметь в своем составе такую огромную страну с проблемами, как Украина. Они могут просто не переварить ее. Одно дело решать проблемы маленького балканского государства, а другое – огромной Украины. Поэтому не сомневаюсь, что в случае с Киевом эта оговорка о нерешенных территориальных вопросах будет использована.

Даже у Грузии больше шансов вступить в НАТО, чем у Украины. Грузия настолько мала, а интересы на Кавказе так велики, что НАТО может закрыть глаза на Южную Осетию и Абхазию. Но что касается Украины – получить такой клокочущий котел с беспорядками в составе НАТО никто не хочет.

Начальник сектора проблем региональной безопасности Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ Сергей Ермаков считает, что заявление о внеблоковом статусе можно рассматривать, как предупреждение против поставок летальных вооружений Киеву странами НАТО.

- Минские договоренности, безусловно, важны. Все понимают, что нужно остановить конфликт. Вместе с тем, пока не решено главное – насколько украинское сторона будет выполнять прописанные в соглашении пункты. Это и предоставление автономии регионам, и отвод войск, и амнистия. Уже начинаются разные толкования Минских соглашений всеми сторонами. Это путь к их срыву.

Что касается комментария по поводу НАТО… Прием государства в НАТО – процесс долгий и пока что совсем не ясно, состоится ли он в случае Украины. Такие решение принимаются только на основе консенсуса, но в самом блоке нет единства по этому вопросу. Есть отдельные страны — США, Прибалтика, Польша — которые активно ратуют за вступление Украины. Но не факт, что они будут за это голосовать, потому что этот шаг вызовет серьезные последствия для всего блока. Если они примут Украину в свои ряды, им придется нести за нее полную ответственность, а этого-то в НАТО совсем не хотят. Вопрос вступления Украины в НАТО сегодня никак не связан с Минскими договоренностями. Мне кажется, это больше политические заявления.

Но, возможно, речь идет о другом. Это заявления можно рассматривать, как предостережение ополченцев отдельных стран-членов НАТО с тем, чтобы они подумали, прежде чем начинать поставки тяжелых вооружений Киеву. Если мы говорим о мирном процессе, то поставки летального оружия, причем немедленные, как-то с ним не вяжутся. Допускаю, что это предупреждение членам НАТО, которые выступают за продолжение войны.

— А такие заявления не будут использованы Западом, как еще один повод обвинить в чем-то Россию?

- Если говорить дипломатично, предмета разговора вообще нет. Украина в ближайшем будущем не вступает в НАТО. Какие-то заявления, даже со стороны официальных лиц Украины или чиновников НАТО будут носить спекулятивный характер. Решения о приеме в блок принимаются не так быстро. Если это протест против поставок вооружения, мне кажется, его нужно высказывать открыто и конкретно. Собственно, об этом сейчас и нужно вести речь.

Что касается обвинений в адрес России, они всегда были и будут со стороны отдельных стран Запада, которые сделали на это ставку. Переложить ответственность на российскую сторону – это для них очевидный ход в политической игре. Причем эти заявления всегда носят бездоказательный характер. Сколько мы слышали со стороны НАТО об имеющихся доказательствах «российской агрессии», которые подтверждаются только ссылками на интернет. Когда военный блок, который имеет огромные военные разведывательные возможности, ссылается на какие-то сетевые ресурсы, это, мягко говоря, несерьезно.

Заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин полагает, что заявление постпредов народных республик рассчитано на внешних игроков.

- «Дополнять» Минские соглашения начал еще Петр Порошенко. Сразу после переговоров он заявил о скором освобождении Надежды Савченко, которого, судя по всему, не будет. Сейчас стороны продолжают это делать. В самих соглашениях нет ни слова о внеблоковом статусе Украины, в противном случае они вели бы переговоры не 16, а 116 часов и не факт, что о чем-то бы договорились.

Скорее всего, этот момент сейчас будет замят. Понятно, что никто не примет закон о внеблоковом статусе Украины, который только недавно был отменен. Но все, кому эта информация адресовалась, в том числе страны Европы и США, ее приняли к сведению. Если сейчас будет достигнута полная стабилизация, то вступление Украины в атлантический военный союз будет воспринято, как триггер для возобновления напряженности, вне зависимости от того, когда это произойдет – сегодня, завтра или через год.

Кроме того, увязывая требование о внеблоковом статусе Украины с Минскими соглашениями, ДНР и ЛНР демонстрируют, что независимо от того, как они будут называться киевскими властями и каким будет закон о расширении автономии и их полномочий, они считают себя долгосрочным проектом, который будет существовать долгие годы.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).