05.10.2014, 10:11
Пентагон без «русской тяги»
Пентагон без «русской тяги»Международная военная политика
Соединенные Штаты отказываются приобретать российские двигатели для своих космических кораблей.

В запале санкционной кампании американские власти последовательно разрывают торговые и экономические связи между Россией и США. На этот раз задачи геополитического противостояния на земле показались Вашингтону важнее взаимовыгодного сотрудничества в космосе.

Еще весной NASA объявило о приостановке «заоблачного» сотрудничества с Россией за исключением проекта МКС. В развитие заявленного курса руководство военно-воздушных сил США в начале ноября представит Пентагону свои рекомендации относительно планов «импортозамещения» приобретаемых в России двигателей РД-180 на американский аналог. Напомним, в настоящее время на ракетах-носителях типа «Atlas» используется «движок», изготавливаемый химкинским НПО «Энергомаш». В свою очередь, «Atlas» выступает в качестве «рабочей лошадки» для вывода на орбиту военных и разведывательных спутников.

Надо сказать, что властям США было не так просто «морально созреть» до решения распрощаться с высокотехнологичной продукцией российской космической отрасли. Дело в том, что отказ от поставок РД-180 может привести к пересмотру целого сегмента американской космической программы, не говоря уже о серьезных финансовых затратах. Тем не менее, группа решительно настроенных конгрессменов от обеих партий направила соответствующее письмо министру обороны США Чаку Хейгелу. Его составители и подписанты не без труда настояли на том, чтобы обойтись без русских, с которыми «очень трудно иметь дело, будучи слабыми». В итоге сенат США выделил первый транш на разработку отечественных двигателей. Как предполагается, последствия «развода» американцы будут переживать примерно шесть лет (столько времени потребуется на создание собственного двигателя), а сам процесс обойдется примерно в $1,5 млрд.

Впрочем, первый шаг на выход с американского рынка сделало российское руководство. В частности, ранее вице-премьер России Дмитрий Рогозин говорил о возможности прекращения поставок двигателя РД-180 в США. Поскольку на использование РД-180 «завязана» программа запуска военных спутников. После объявленной Вашингтоном санкционной войны, Москва вполне логично заявила, что готова поставлять ракетные двигатели только для реализации гражданских проектов.

Мнение российских экспертов по вопросу о целесообразности такого шага разделились. Критически настроенные комментаторы обращают внимание, что военные старты можно осуществлять с помощью уже имеющейся у американцев в наличии ракеты-носителя четвертого поколения «Дельта». А поскольку заменить «Атлас» не стоит большого труда (пуски «Дельты» обходятся дороже, но это не станет непреодолимым препятствием), прекращение поставок РД-180 наносит больше вреда российской авиакосмической промышленности, чем Пентагону. Одно дело отказаться от закупки польских яблок, наказать, тем самым, Польшу, а заодно создать условия для подъема полуживого российского агропрома. И совсем другое, рисковать финансовым благополучием чуть ли не единственной высокотехнологичной отрасли российской промышленности, не нанося при этом ощутимого вреда своим геополитическим конкурентам.

В разговоре с корреспондентом ведущий конструктор советской многоразовой транспортной космической системы «Буран» Владимир Бугров подтвердил, что РД-180 действительно считается одним из лучших российских двигателей.

– У нас есть два двигателя, которые вошли в историю советской и российской ракетно-космической техники – НК-33 Николая Кузнецова и разработки Валентина Глушко. РД-180 оптимален со всех точек зрения. В частности, по своей номинальной тяге – ее увеличение связано с повышением массы двигателя. Недостаточно тяга приводит к тому, что придется устанавливать большее количество камер сгорания. Если не вдаваться в детали, главное достоинство РД-180 состоит в том, что это давно отработанный и надежный двигатель.

— Сколько времени может потребоваться американцам на то, чтобы найти замену продукции «НПО Энергомаш»?

– Как бы то ни было, они эту задачу решат и достаточно быстро. В конце концов, если они разработали двигатель для ракеты Сатурн-5, которая летала к Луне. Причем, он до сих пор остается самым мощным и грузоподъемных – тяга одной камеры сгорания составляла 700 тонн. Когда мы говорим про РД-180, то считается, что его тяга составляет 740 тонн. Но здесь работают сразу четыре камеры сгорания. В прежние времена это называлось связкой двигателей. Для создания ракеты «Сатурн-5» использовался проект двигателя, разработанного еще знаменитым Вернером фон Брауном. Повторюсь, только ему удалось достичь того, что одна камера имела тягу в 700 тонн.

— И все же американцы к Луне больше не летают. Получается, российский РД-180 эффективнее для решения менее амбициозных задач?

– Естественно, какой смысл американцам с нуля отрабатывать новый двигатель, если у русских есть готовый. На это уйдет как минимум лет 7-8. Наши РД-180 стояли на каждом из боковых блоков А ракеты «Энергия», выводившей на орбиту «Буран». В качестве центрального блока стояли кислородно–водородные двигатели, которые создали в воронежском Конструкторском бюро химавтоматики. Валентин Петрович (Глушко – прим. ред.) не рискнул делать водородные двигатели, а воронежцы сделали. Кстати говоря, на американском «Сатурн-5» тоже использовались кислородно-водородные двигатели.

Создание аналога российской РД-180 не станет неразрешимой задачей для американских подрядчиков НАСА, согласен член бюро Президиума Федерации космонавтики Российской Федерации Олег Мухин.

– Просто выгоднее было закупать двигатели для своей ракеты у нас. Учитывая, что США предусмотрительно создали запас до 2016 года, им будет легче пережить переходный период. Так или иначе, по оценкам американских специалистов, российский двигатель по совокупности своих характеристик до сих пор выступает единственной альтернативой тяжелым ракетам-носителям, способным выводить на околоземную орбиту спутники самого разного класса.

— При этом РД-180 это уже не последнее слово в ракетно-космической отрасли.

– Последним словом будет, когда появятся ядерные двигатели для межпланетных полетов. Их главное преимущество – не нужно перевозить такое количество топлива. В этом смысле ядерная энергетика в космической отрасли это очень перспективное направление. Пока РКК «Энергия» занимается модернизацией разгонного блока ДМ3, но нужно идти дальше.

— Пока этого не произошло, не отразится ли отказ американцев приобретать РД-180 негативно на перспективах российской космонавтики? Все-таки экспортные поставки позволяли отечественным предприятиям по всей технологической цепочке держаться на плаву в финансовом плане. Нет опасности потерять наши позиции на рынке космических перевозок?

– Потребность в ракетоносителях и двигателях для них будет всегда. Да, у Китая и Индии появились свои разработки, но желающих выводить в космос свои спутники гораздо больше.

— Но это уже не страны первого мира. Судя по всему, скоро свои ракетоносители появятся у Бразилии и, как говорится, далее везде. Что будем делать потом – запускать по дешевке спутники для Уганды или Чада?

– Это явное преувеличение. В мире почти две сотни государств, а возможность выводить на орбиту полезные грузы, решать задачи телекоммуникации есть лишь у немногих. К тому же мало создать ракетоноситель, нужна и соответствующая инфраструктура, включая стартовые комплексы, центр управления и так далее. Поэтому чисто экономически для небольших государств нет смысла заниматься носителями и осуществлять собственные запуски, если эти услуги можно приобрести у России.

С другой стороны, современные технологии позволяют создавать спутники все меньших габаритов. Соответственно, нет необходимости использовать мощные ракетоносители для их запуска.

— Какова судьба НПО «Энергомаш», учитывая, что РД-180, основной на сегодняшний день продукт объединения, может лишиться своего единственного рынка сбыта в США?

– Предприятие, разумеется, не закроется. Просто оно будет выпускать другие двигатели. Тем более, что в повестке дня нашей космической отрасли находится вопрос о создании новой тяжелой ракеты «Ангара». Ракетные двигатели всегда будут востребованы, – главное, что есть производственная база и специалисты, а чем загрузить мощности найдем.

— Как отразится на состоянии российской авиакосмической промышленности сворачивание совместных проектов с западными партнерами?

– Я бы не увлекался особо алармизмом. Сотрудничество в космосе выгодно всем, в противном случае пострадают все стороны. Наоборот, все перспективные проекты в силу своей науко- и капиталоемкости могут быть реализованы только в международном формате. И без участия России здесь, уверяю, не обойтись.

Самый яркий пример – российские «Союзы» это главная «рабочая лошадка», которая доставляет на МКС грузы и астронавтов. Если западные страны откажутся от услуг России, то летать на международную орбитальную станцию будет не на чем.

— Многие страны выразили желание закончить работу на Международной космической станции к 2020 году. В этом плане отказ от наших услуг не представляет для них проблемы.

– Я считаю, что наши власти поторопились, когда принимали решение о затоплении орбитальной станции «Мир». Ее еще можно было бы эксплуатировать. Правда, в то время предполагалось, что ей на смену придет орбитальная станция четвёртого поколения «Мир-2». Под этот проект была создана ракета «Энергия», которая могла выводить в космос до 100 тон полезного груза. Думаю, пришло время вернуться к этим наработкам. Конечно, это потребует серьезных затрат, но, по крайней мере, техника отлажена, все запускалось. В этом плане сворачивание МКС может сыграть положительную роль. Так что перспективы развития нашей космонавтики, на мой взгляд, весьма благоприятные.

Член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского Юрий Караш признался, что не разделяет оптимизма своих коллег.

– У американцев есть все необходимое, чтобы полностью уйти в самостоятельное космическое «плавание». РД-180 использовали до поры до времени просто потому, что это было дешевле, не надо было разрабатывать альтернативный вариант. А российский «движок» надежный и вполне проверенный. Чисто технически РД-180 это «половинка» РД-170, который был отработан на «Энергии».

Плюс был политические аспект. В конце 1990х гг. нужно было подкрепить чем-то практическим тезис о том, что Россия и США теперь не противники, а партнеры. Насколько я знаю, американцы даже планировали наладить у себя производство РД-180 по лицензии. Однако потом признали это нецелесообразным из-за мирового финансового кризиса.

— Получается, американцы закупали наши двигатели по той же причине, по которой они раньше переводили производства в страны Юго-Восточной Азии (в первую очередь, в Китай) – так дешевле?

– Такая аналогия уместна, если иметь в виду, что ракетные двигатели это производство другого уровня технологической сложности. Даже по сравнению с изготовлением сотовых телефонов, не говоря уже о каких-нибудь пластиковых стаканчиках.

— Что мы можем потерять от решения США локализовать производство аналога РД-180 у себя?

– Мы можем потерять НПО «Энергомаш». Потому что доходы от продажи двигателей в США до сих пор выступали основным источником финансовых поступлений для этого предприятия. Больше РД-180 никому не нужен. Раньше его планировали установить на ракету-носитель типа «Русь». Но, насколько я знаю, этот проект прикрыли.

— Хотелось бы разобраться с расстановкой акцентов – США отказываются от РД-180 в порядке очередной антироссийской санкции или мы сами их к этому подталкиваем, запрещая «выбрасывать» в космос с помощью отечественного «движка» американские военные спутники?

– Если мы сами прекращаем продавать РД-180, это откровенная глупость из разряда «бей своих, чтобы чужие боялись». Таким образом, мы вводим санкции против самих себя. НПО «Энергомаш» останется без своего основного заказчика, на какие деньги оно будет жить, я не знаю.

Если мы перестанем возить космонавтов и грузы на МКС, Россия потеряет около $500 млн. в год. Это не такие уж большие деньги. Так или иначе, к 2018 году американцы планируют использовать свои корабли CST-100, которые придут на смену шаттлам (их разрабатывает корпорация «Боинг» для НАСА). Плюс появится Dragon – частный транспортный космический корабль компании SpaceX. Как только эти корабли появятся, США сразу откажутся от российских «Союзов». Да и, вообще, американцы отказываются от сотрудничества с нами в космосе.

— Это форма давления или наказания России или нам просто нечего им предложить?

– Скорее, второе. У нас остались только старая техника, технологии и никому не нужный опыт. Потому что опыт длительных космических полетов уже есть у американцев, европейцев, японцев, канадцев. С другой стороны, как говорится, «погода не благоприятствует любви». Я имею в виду общий климат в отношениях между нашими странами, который совершенно не располагает к сотрудничеству между РФ и США в области высоких технологий. Потому что они, как правило, имеют двойное применение – как гражданское, так и военное.

— То есть, «жирные» нулевые годы наши власти не создавали задела на будущее в космической отрасли, а проедали советское наследие?

– Все эти годы Россия таксовала в качестве «космического извозчика» за счет старого технологического багажа. Вырученные средства проедались, практически без развития.

— Может, не стоит драматизировать, не далее как этим летом с космодрома Плесецк стартовала ракета «Ангара», представляющая новое поколение носителей.

– Успехи есть, но они имеют частный характер, отсутствует стратегия в отрасли. Если события будут развиваться по инерционному сценарию, мы скоро будем отставать не только от США, Европейского космического агентства, но и от Китая с Индией. Потому что Дели не так давно с первой попытки вывел свой спутник на марсианскую орбиту. А «передовая космическая держава» Россия два раза пыталась это сделать и оба раз ее космические аппараты не смогли покинуть даже орбиту Земли.

— Может быть, нынешняя санкционная война, как ни странно, станет хорошей встряской для нашего руководства, а вместе с этим, и для всей российской космонавтики?

– Трудно сказать – я не могу разобраться в мотивации наших правителей. Если они исходят из логики заботы о национальных интересах, то нам нужно срочно начать разрабатывать образцы ракетно-космической техники нового поколения. Хотя бы потому, что у России больше ничего и нет как у передовой в научно-техническом отношении державы. Если ничего не изменится, то рано или поздно космонавтика в России может быть вообще закрыта. После 2020 года, когда с орбиты сойдет МКС, летать нам будет уже некуда. У нас останутся корабли «Союз», но они не играют никакой самостоятельной роли. А лишь выступают как средство доставки людей и грузов на орбитальный комплекс. Если его нет, то зачем нужны «Союзы»? А, если не нужны они, то не нужна и пилотируемая космонавтика.

— Может, ее погубила коммерциализации, когда мы отказались от масштабных проектов покорения космоса? Если проводить аналогию, это напоминает ставку на прикладные исследования при полном игнорировании задач фундаментальной науки.

– Совершенно верно. Качественный рывок и второе дыхание нашей космонавтике могут обеспечить только проекты, связанные с дальним космосом. Это все, что находится за пределами лунной орбиты. Нам нужна пилотируемая экспедиция, если не с высадкой на Марс, то, хотя бы, для начала к Марсу и назад. Все остальное это повторение пройденного. Даже высадка на Луну, где американцы уже побывали полвека назад. Если лететь на Луну, то все, по большому счету, сведется к воспроизводству старых технологий. Потому что ничего другого больше и не нужно. Если вы хотите переплыть через речку, то вам достаточно казанки с мотором. На постройку ради этого атомного ледокола вам никто денег не даст.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?