30.03.2016, 11:42
Пальмира, далее — везде
Пальмира, далее — вездеМеждународная военная политика
Освобождение Пальмиры столь же символично, сколь и её потеря в 2015 году. Тогда захват силами «чёрного халифата» (он же ИГИЛ, ДАИШ, запрещённый в России и признанный террористической организацией в мире) означал не только лишь тактическую потерю для Дамаска.

После того как разномастные антиправительственные силы «отжали» у Асада больше половины прибрежной, населённой, развитой Сирии, потеря ещё одного городка в оазисе посреди пустыни являлось не военным, а в первую очередь психологическим поражением. Президент Башар Асад, сам незаурядного личного мужества человек, ещё держался, но из его армии будто выпустили дух. И общее поражение казалось неминуемым и закономерным.


Восток: неощутимая грань поражения

Там, на Востоке, важно ведь не просто быть сильным. Надо быть ещё и успешным. Лидер на Востоке лишь до тех пор лидер, покуда идёт от победы к победе над своими врагами. Тогда у него будет много союзников, друзей и того, что в древнем Риме называлось «клиентами». Но стоит споткнуться — и клиенты начинают постреливать глазами по сторонам. Споткнулся ещё раз — союзники начинают думать, что союз с тобою опасен. На следующем этапе неудач начинают отпадать друзья.

Ничего личного — просто безопасность. В условиях, когда военный и политический императив веками велел вырезать врагов под корень, чтобы не выросло поколение мстителей, умение вовремя перейти на сторону победителя становилось критически важным. «Эмир ослаб — где новый сильный эмир?»

Вот режим Асада после потери Пальмиры и встал перед перспективой потери поддержки со стороны всех основных сил Сирии. Племенные воинства, местные территориальные ополчения, политически мотивированные «армии» стали исподволь искать, к кому приткнуться. И главным претендентом в новые «эмиры» были радикальные суннитские силы — ИГИЛ и Джабхат-ан-Нусра, тоже запрещённая террористическая организация.

Это было закономерно: терроризм на Востоке — понятие растяжимое, а вот суннитов большинство. И поддерживают их суннитские заливные монархии, имеющие большие деньги и боевитую идеологию ваххабизма — по сути, исламского (суннитского) протестантизма. Все «арабские вёсны», начиная с незаслуженно забываемой алжирской гражданской войны 1991–2002 годов, так или иначе происходили в контексте этой глобальной перелицовки в суннитском исламе. Победа ваххабитских сил в Сирии означала бы крупный геополитический успех для «протестантов» и немалый шанс на вторую попытку взять власть там, где они её утеряли. Прежде всего — в Египте, самом сильном государстве арабского мира. Далее — Пакистан, Афганистан, Ливия, Алжир… Далее — везде.

После Пальмиры это «далее — везде» было вполне осуществимым…


И тут вмешался Путин

И пришла Россия, со своими 20 процентами мусульманского населения имеющая полное право участвовать в исламских разборках как в своих. Тем более что она уже и так была втянута в них ситуацией на Кавказе. И в то же время со своими 80 процентами православного населения продолжающая византийский цивилизационный путь, в котором всегда счастливо сочеталась и способность душевно договориться даже с иноверным оппонентом, и способность врезать от души, если оппонент недоговороспособен.

С её помощью и при её участии правительственным силам удалось выскользнуть из воронки, в которую их, казалось, окончательно засосала причинно-следственная парадигма Востока. Сирия стала обратно поворачиваться к Асаду. Мирный процесс, при всей его незавершённости, формально зафиксировал это положение: правительство может теперь позволить себе выйти из позиции круговой обороны.

А то, что при штурме Пальмиры погиб российский офицер, погиб героически, показав всем, кто является гарантом силы Асада. И главное — какую цену готов за это платить.

Ещё недавно это казалось фантастикой. Русские военные! Участвуют! В штурме Пальмиры! Им, русским войскам, вместе со всей их Россией ещё недавно отводили роль на заднем дворе человечества. Мол, пусть ковыряется себе на краю тундры в собственных язвах, питаясь подачками истинных хозяев мира!

Да, конечно, на самом деле всё не так, и русские войска вот так прямо с криком «Ура!» не врывались на улицы Пальмиры. Но матери-истории это неважно. Русский офицер погиб при штурме Пальмиры — этого для матери-истории достаточно. Жаль, что погиб русский солдат, но эта гибель не напрасна: ведь он погиб прямо на руках Истории! И историю творит ныне Россия!

И главное — все это видят. Чувствуют. Ощущают. И значит, то, что делает в истории Россия, уже стало материальной силой!


«Курская битва» под Пальмирой

Что означает взятие Пальмиры сегодня, для нас пояснил один из ведущих военных и политических аналитиков страны Семён Багдасаров. «Это — победа, — заявил он. Пусть ещё не победа в войне, но всё равно победа, настолько важная символически, что её можно сравнивать с величайшими победами во Второй мировой войне. Вплоть до взятия Берлина, хотя тут, конечно, не идёт пока речи о последней битве в войне. Но это важнейший перелом, открывающий путь прежде всего к столице ИГИЛ городу Ракке. Это — должно стать важнейшей следующей целью правительственных войск».

«Взятие Пальмиры — это переломный пункт в войне, — соглашается с этой точкой зрения другой военный аналитик Виктор Литовкин. — Потому что она была символом, с одной стороны, всего того варварства, человеконенавистничества что продемонстрировали террористы так называемого Исламского государства, которые не только взрывали исторические памятники античного времени, но и устраивали демонстративные казни людей прямо на этих памятниках. А с другой стороны она стала символом моральной победы сирийской правительственной армии, её второго дыхания, её укрепившегося духа — с поддержкой российской авиации».

Говоря же об исторических аналогиях, Виктор Литовкин сравнил взятие Пальмиры с победой русских войск на Курской дуге: «Курская дуга переломила ход войны, после неё мы уже не отступали. Мы только шли вперёд, как, надеюсь, теперь пойдёт дальше сирийская армия».

Но вот куда теперь она пойдёт? Пальмира лежит в оазисе посреди пустыне. Выброшенные оттуда, игиловцы могут зацепиться теперь за позиции вокруг Дэйр-эз-Зора, на которых они сегодня блокируют этот город. Снятие блокады с этого пункта будет означать для «басмачей» ИГИЛ, как их называют необходимость или отступать в Ирак по долине Евфрата, или усаживаться уже самим в плотную стратегическую осаду в их «столице» Ракке, которая зажимается между сирийской асадовской армией и курдами.

Вторым вариантом для сирийской армии является сразу наступление на Ракку, которое, по мнению Семёна Багдасарова, в случае своего успеха решит основные цели борьбы с ИГИЛ. «Это будет означать взятие столицы, со всеми вытекающими», — отметил аналитик. После этого ИГИЛ будет стратегически и политически сломлен.

Со своей стороны, Виктор Литовкин считает, что невозможно на данный момент уверенно судить, какую цель изберёт сирийское командование в качестве приоритетной. «Оба важнее», — сформулировал он.

На данный момент военные обозреватели указывают, что первой целью должен стать город Карьятейн, который находится прямо в «подмышке» у группировки, взявшей Пальмиру. Приходят сообщения о концентрации там правительственных и союзных с ними войск. Наша авиация только что уничтожила здесь крупнейший склад ГСМ «игиловцев», а также нанесла ряд мощных ударов по позициям бандитов. Одновременно сирийские войска идут по дороге через пустыню по пятам отступающих террористов в сторону Дэйр-эз-Зора. Похоже, таким образом, что чисто военная инициатива действительно прочно перешла в руки Дамаска.

То есть снова: Пальмира — далее везде!


Новые старые политические векторы в сирийской головоломке

Сложнее с инициативой политической. Как часто бывает, победа не сгладила, а обострила потенциальные политические разногласия между нынешними союзникам — сирийским правительством и курдами. Так, президент Башар Асад высказался против федерализации Сирии, на что негласно, но активно рассчитывали курды и что явочным порядком претворили в жизнь в контролируемых ими регионах. Проблема, однако, в том, что в этих регионах курды не составляют большинства, и расселены компактными группами в трёх относительно крупных кантонах. А между ними проживает разное, в том числе смешанное население.

На это и указал вполне содержательно президент Асад, отметив, что общая численность курдов на севере Сирии не превышает 23%, а это очевидным образом не позволяет говорить о какой-либо бесспорности автономии на севере страны.

Что с этим делать, пока неясно, отметила в интервью «Царьграду» одна из ведущих экспертов России по курдскому вопросу, заместитель директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Анна Глазова. «Понятно, что курдам, конечно, хотелось бы как-то это объединить в более-менее единое пространство. Но пока этого не просматривается», — констатировала она, оговорившись, впрочем, что в чисто курдских кантонах «факт налицо: эти автономии созданы, эти автономии существуют». «Совершенно однозначно, что курды власть, которую они получили в этих кантонах, уже не отдадут, — убеждена исследователь. — Это должно восприниматься как факт, с которым мы имеем дело. Возможно, это приведёт к тому, что Сирия поменяет своё устройство, станет, скажем, федеративной, или найдёт ещё какие-то формы государственного устройства, сочетающие унитарность с автономностью».

Но это — вопросы именно послевоенного урегулирования, отметила Анна Глазова.

На данный же момент сирийская правительственная армия и курды ведут общую борьбу против общего врага, а потому едва ли заинтересованы в обострении отношений друг с другом. Но факт, что взятие Пальмиры вновь открыло и этот, некогда актуальный, но «притушенный» нападением ИГИЛ вектор в сирийской политической головоломке.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.02.2017
Глава Минпромторга России Денис Мантуров сообщил, что проходящая в ОАЭ выставка вооружения и военной техники IDEX-2017 принесла успех российским производителям танков. Представители одной из ближневосточных стран заявили о намерении заключить крупный контракт на приобретение танков Т-90МС. При этом страна, решившая усилить свои сухопутные силы российской бронетехникой, не называется.
Мировой ВПК  27.02.2017
Первенство в создании самолёта пятого поколения осталось за Америкой. Россия лишь вторая. Что удалось нашим авиаконструкторам извлечь из этого проигрыша и есть ли в "кармане" у ПАК ФА козыри, способные удивить американского "хищника"? Первым быть почётно, первых помнят, о них говорят. Первый человек в космосе, первый на Луне. Попроси вспомнить второго, и собеседник начинает мяться и судорожно вспоминать то, что не задержалось в голове и на минуту. Да, США действительно первые создали истребитель пятого поколения. И тут уже ничего не поделать. В 1997 году первый "хищник" F-22 Raptor уже взмыл в демократическое небо Америки, в то время как до начала работ по Т-50 — истребителю пятого поколения (боевому авиационному комплексу нового поколения И-21) — оставалось ещё два года.
Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?