13.02.2017, 21:24
От спасения Пальмиры сирийскую армию отвлекает слишком многое
От спасения Пальмиры сирийскую армию отвлекает слишком многоеМеждународная военная политика
Правительственные войска продолжили наступление на Пальмиру. И на этом, и на других участках фронта есть значительные успехи, но по-прежнему велик риск того, что спасительный для культурной жемчужины контрудар вновь отведет чья-то рука. Причем под виновником в равной степени можно понимать и Турцию, и оппозицию, и сам сирийский генштаб.

В понедельник части 5-го легиона и 18-й танковой дивизии атаковали позиции боевиков ИГИЛ* на высотах у газового месторождения Хаййян. Если хотя бы одна из этих высот будет отбита у джихадистов и удержана относительно долго, это позволит правительственной армии рассчитывать на освобождение всего газового поля, которое, по сути дела, – один из флангов обороны ИГИЛ у Пальмиры.

В сочетании с удержанием перекрестка дорог Джихар это создаст благоприятную обстановку для возможного флангового обхода Тадмора (жилая часть) и выдавливания оттуда противника без втягивания в боевые операции в старом городе – той самой Пальмире.

Различные источники, включая и Министерство обороны РФ, говорят о завозе боевиками в Пальмиру большого количества взрывчатки для уничтожения тех античных памятников, которые они еще не успели сровнять с землей. Это может свидетельствовать о планах по оставлению города джихадистами, но по большей части они такими тактическими категориями не оперируют. Уничтожение языческих памятников архитектуры и культовых сооружений доисламской эпохи – внесистемная задача, ее ИГИЛ будет выполнять, не оглядываясь на тактические события на фронте вокруг города.

Наступление на Пальмиру хотя и готовилось довольно долго, но развивается практически без поддержки с воздуха. Российские ВКС, как и сирийская авиация, сосредоточились на бомбардировках позиций ИГИЛ у Дейр-эз-Зора и других джихадистов в провинции Хомс. В последние дни целями были в основном газовые поля Сухана в Хомсе и опорные точки террористов южнее и восточнее аналогичных полей Аль-Маядин у Дейр-эз-Зора.

При этом локальные столкновения продолжаются практически по всей прежней линии фронта. В том числе к востоку от Алеппо, где правительственная армия расширяет территориальный контроль вокруг военно-воздушной базы Кувейрис. В то же время в провинции Дераа не присоединившиеся к перемирию группировки ведут между собой переговоры о создании некой новой коалиции, боевики которой уже сейчас совершают вылазки против правительственных войск, и на них приходится отвлекать значительные силы.

Это уже говоря о странной или, как выражаются некоторые арабские комментаторы, «угловатой» ситуации вокруг Эль-Баба, где рано или поздно столкнутся между собой антагонистичные друг другу системы – турки и курды, правительственные войска и «Сирийская свободная армия» из бывшей «умеренной» коалиции.

ИГИЛ продолжает довольно эффективно огрызаться и на тех участках фронта, где присутствие правительственных войск Сирии, как и воздушная поддержка со стороны России, в данный момент невозможны. Так, в последние несколько дней джихадисты успешно атаковали позиции курдов к востоку от Ракки и осадили пять курдских населенных пунктов неподалеку от дамбы Табака. Объективно оценить потери ИГИЛ за весь этот период очень сложно, но, по данным Минобороны РФ, террористы потеряли более 100 позиций и элементов инфраструктуры. Сколько это «в головах», пока не понятно.

Если предположить, что сирийский генеральный штаб в данный момент погрузился в не совсем военную задачу и пытается избежать бессмысленного и катастрофического для переговорного процесса конфликта вокруг Эль-Баба (именно с этим могут быть связаны странные «танцы» отдельных частей вокруг, казалось бы, уже взятых населенных пунктов типа Бзаа), это опять может парализовать затянувшееся наступление на пальмирском направлении. В конце концов, там давным-давно все подготовлено, и выдергивать уже переданные под Пальмиру части для закрытия других участков фронта не актуально.

Если же мы имеем дело с типичной для Дамаска нерешительностью при определении главного удара и выборе политических приоритетов, это уже какая-то родовая травма, с которой придется просто смириться и на будущее записывать лишний месяц на «раздумья» при подготовке той или иной операции. Как правило, подобная неопределенность заканчивается с переходом инициативы к противнику, когда выбор становится естественным и не зависящим от тех, кто должен принимать решения в генштабе. Нежелание брать на себя окончательную ответственность – еще одна местная политическая черта, а многосторонние переговоры только способствуют размытости общей картины.

С этой точки зрения попытки недобитых в провинциях Дераа и Дамаск группировок объединиться в нечто новое и единое можно только приветствовать – в конечном счете шаги к объединению создают перед Дамаском образ единого и понятного врага. Переговорный процесс с десятком странных персонажей изматывает, перманентно усложняет ситуацию и сильно запутывает всех его участников, особенно официальный Дамаск. Военные теряют внятный ориентир к действию, а они и ранее принимали решения не слишком быстро, теперь же расстроились окончательно. ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра» пока еще не превратились для Дамаска в единственных врагов, на которых можно было бы быстро сосредоточить свое внимание. А, к примеру, «Джейш аль-Ислам» стала дробиться на десятки отрядов, часть из которых поддержала «астанинский процесс», часть ушла куда-то в сторону «ан-Нусры», а третьи вовсе превратились в тех, кем изначально были – в племенной ополчение без точных представлений о политике и религии. Они даже границы своей племенной территории не до конца осознают, как и своей обязанности на ней.

За всеми этими хлопотами мы действительно можем лишиться Пальмиры в ее культурном понимании. И те вещи, которые мало кто произносит вслух из-за ложно понимаемой политкорректности, станут реальностью: война за уничтожение нашей цивилизации превратится в предельно наглядную, понятную даже для тех, кто до сих пор считает, что население Ракки – это мученики, стонущие под гнетом ИГИЛ.

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb