13.02.2017, 21:24
От спасения Пальмиры сирийскую армию отвлекает слишком многое
От спасения Пальмиры сирийскую армию отвлекает слишком многоеМеждународная военная политика
Правительственные войска продолжили наступление на Пальмиру. И на этом, и на других участках фронта есть значительные успехи, но по-прежнему велик риск того, что спасительный для культурной жемчужины контрудар вновь отведет чья-то рука. Причем под виновником в равной степени можно понимать и Турцию, и оппозицию, и сам сирийский генштаб.

В понедельник части 5-го легиона и 18-й танковой дивизии атаковали позиции боевиков ИГИЛ* на высотах у газового месторождения Хаййян. Если хотя бы одна из этих высот будет отбита у джихадистов и удержана относительно долго, это позволит правительственной армии рассчитывать на освобождение всего газового поля, которое, по сути дела, – один из флангов обороны ИГИЛ у Пальмиры.

В сочетании с удержанием перекрестка дорог Джихар это создаст благоприятную обстановку для возможного флангового обхода Тадмора (жилая часть) и выдавливания оттуда противника без втягивания в боевые операции в старом городе – той самой Пальмире.

Различные источники, включая и Министерство обороны РФ, говорят о завозе боевиками в Пальмиру большого количества взрывчатки для уничтожения тех античных памятников, которые они еще не успели сровнять с землей. Это может свидетельствовать о планах по оставлению города джихадистами, но по большей части они такими тактическими категориями не оперируют. Уничтожение языческих памятников архитектуры и культовых сооружений доисламской эпохи – внесистемная задача, ее ИГИЛ будет выполнять, не оглядываясь на тактические события на фронте вокруг города.

Наступление на Пальмиру хотя и готовилось довольно долго, но развивается практически без поддержки с воздуха. Российские ВКС, как и сирийская авиация, сосредоточились на бомбардировках позиций ИГИЛ у Дейр-эз-Зора и других джихадистов в провинции Хомс. В последние дни целями были в основном газовые поля Сухана в Хомсе и опорные точки террористов южнее и восточнее аналогичных полей Аль-Маядин у Дейр-эз-Зора.

При этом локальные столкновения продолжаются практически по всей прежней линии фронта. В том числе к востоку от Алеппо, где правительственная армия расширяет территориальный контроль вокруг военно-воздушной базы Кувейрис. В то же время в провинции Дераа не присоединившиеся к перемирию группировки ведут между собой переговоры о создании некой новой коалиции, боевики которой уже сейчас совершают вылазки против правительственных войск, и на них приходится отвлекать значительные силы.

Это уже говоря о странной или, как выражаются некоторые арабские комментаторы, «угловатой» ситуации вокруг Эль-Баба, где рано или поздно столкнутся между собой антагонистичные друг другу системы – турки и курды, правительственные войска и «Сирийская свободная армия» из бывшей «умеренной» коалиции.

ИГИЛ продолжает довольно эффективно огрызаться и на тех участках фронта, где присутствие правительственных войск Сирии, как и воздушная поддержка со стороны России, в данный момент невозможны. Так, в последние несколько дней джихадисты успешно атаковали позиции курдов к востоку от Ракки и осадили пять курдских населенных пунктов неподалеку от дамбы Табака. Объективно оценить потери ИГИЛ за весь этот период очень сложно, но, по данным Минобороны РФ, террористы потеряли более 100 позиций и элементов инфраструктуры. Сколько это «в головах», пока не понятно.

Если предположить, что сирийский генеральный штаб в данный момент погрузился в не совсем военную задачу и пытается избежать бессмысленного и катастрофического для переговорного процесса конфликта вокруг Эль-Баба (именно с этим могут быть связаны странные «танцы» отдельных частей вокруг, казалось бы, уже взятых населенных пунктов типа Бзаа), это опять может парализовать затянувшееся наступление на пальмирском направлении. В конце концов, там давным-давно все подготовлено, и выдергивать уже переданные под Пальмиру части для закрытия других участков фронта не актуально.

Если же мы имеем дело с типичной для Дамаска нерешительностью при определении главного удара и выборе политических приоритетов, это уже какая-то родовая травма, с которой придется просто смириться и на будущее записывать лишний месяц на «раздумья» при подготовке той или иной операции. Как правило, подобная неопределенность заканчивается с переходом инициативы к противнику, когда выбор становится естественным и не зависящим от тех, кто должен принимать решения в генштабе. Нежелание брать на себя окончательную ответственность – еще одна местная политическая черта, а многосторонние переговоры только способствуют размытости общей картины.

С этой точки зрения попытки недобитых в провинциях Дераа и Дамаск группировок объединиться в нечто новое и единое можно только приветствовать – в конечном счете шаги к объединению создают перед Дамаском образ единого и понятного врага. Переговорный процесс с десятком странных персонажей изматывает, перманентно усложняет ситуацию и сильно запутывает всех его участников, особенно официальный Дамаск. Военные теряют внятный ориентир к действию, а они и ранее принимали решения не слишком быстро, теперь же расстроились окончательно. ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра» пока еще не превратились для Дамаска в единственных врагов, на которых можно было бы быстро сосредоточить свое внимание. А, к примеру, «Джейш аль-Ислам» стала дробиться на десятки отрядов, часть из которых поддержала «астанинский процесс», часть ушла куда-то в сторону «ан-Нусры», а третьи вовсе превратились в тех, кем изначально были – в племенной ополчение без точных представлений о политике и религии. Они даже границы своей племенной территории не до конца осознают, как и своей обязанности на ней.

За всеми этими хлопотами мы действительно можем лишиться Пальмиры в ее культурном понимании. И те вещи, которые мало кто произносит вслух из-за ложно понимаемой политкорректности, станут реальностью: война за уничтожение нашей цивилизации превратится в предельно наглядную, понятную даже для тех, кто до сих пор считает, что население Ракки – это мученики, стонущие под гнетом ИГИЛ.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.12.2017
Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Государственную Думу соглашение с Сирией о преобразовании 720-го пункта материально-технического снабжения (ПМТО) ВМФ в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу. Первую для наших моряков за рубежами страны. К тому же расположенную в одном из самых чувствительных для Москвы регионов мира — восточном Средиземноморье, откуда, как давно подсчитано, кораблям 6-го флота ВМС США очень просто держать под угрозой обстрела высокоточными ракетами «Томагавк» практически всю европейскую часть РФ.
Мировой ВПК  14.12.2017
В Багдаде состоялся военный парад, посвященный победе над террористами группировки ИГИЛ. В едином строю прошла российская и американская бронетехника, принимавшая участие в боевых действиях. Тяжелый огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» и танки Т-72М1, а также бронемашины «Хамви» и танки «Абрамс». Что интересно, сами иракцы окрестили «Солнцепек» оружием победы.
Мировой ВПК  12.12.2017
Новейший американский эсминец USS Michael Monsoor типа Zumwalt вышел из строя во время испытаний и был вынужден вернуться в верфи. Как говорится в заявлении ВМС США, через день после выхода в море у суперэсминца-невидимки стоимостью 4,4 миллиарда долларов отказали фильтры гармоник, защищающие чувствительное электрооборудование от нежелательных колебаний мощности.
Геополитика  12.12.2017
Родившаяся в недрах интернета шутка, что Россия отправит на Олимпиаду под национальным флагом сборную ВДВ, Краповых беретов и спецназа ГРУ, оказались близка к истине. Российские и китайские военные действительно будут внимательно следить за происходящим не только в Пхёнчхане, но и на всем Корейском полуострове, где помимо Олимпиады, США затеяли провести крупнейшие военные учения совместно с Южной Кореей. Целью учений открыто называется «оказание давления на Северную Корею с использованием превосходящей военной силы»
Конфликты  14.12.2017
Несмотря на то, что Владимир Путин лично прибыл в Сирию и там заявил о выводе российского военного контингента, далеко не все ему поверили. Представитель Министерства обороны Соединенных Штатов Америки заявил, что есть большие сомнения по поводу заявления Путина, во всяком случае, пока никаких серьезных попыток вернуть на родину хотя бы даже часть военных американцы не зафиксировали. Кроме того, мол, руководство РФ до этого делало подобные заявления, но так ничего и не произошло.
Конфликты  13.12.2017
23 ноября в небе над Сирией произошло знаковое событие не только с политической, но и с военной точки зрения. Столкнулись российская и американская концепции создания техники для воздушного боя. В этот день штурмовик Су-25 ВКС РФ наносил удары по позициям боевиков в районе Меядина. Внезапно в работу нашего самолета вмешался истребитель F-22 ВВС США.
Конфликты  11.12.2017
Российские войска уходят из Сирии. Об этом в Хмеймиме заявил президент Российской Федерации Владимир Путин. По его словам, задача контингента в Сирии выполнена и солдаты теперь могут возвращаются домой с победой. С этим не поспоришь. Целью нахождения войск в Сирии было уничтожение террористической группировки под названием Исламское государство. И этого удалось добиться за два года — именно столько РФ находилась в арабской республике. От ИГ не осталось почти ничего, хотя в первые месяцы российского присутствия боевики контролировали более трети территории Сирии.