17.02.2015, 02:36
От «Рафаля» до «Мистраля»
От «Рафаля» до «Мистраля»Международная военная политика
Военному экспорту Франции грозит черный год.

Самый крупный оружейный контракт Франции под угрозой: индийское руководство угрожает отказом от закупки истребителей Rafale ввиду завышенной цены этих самолетов. С другой стороны, «подвешенный» контракт с Россией на поставку кораблей типа «Мистраль» грозит Парижу, помимо потери доходов, ударом по репутации. Мы разбирались в ситуации с помощью военного эксперта, заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константина Макиенко.


Насколько велик риск срыва контракта на Rafale?

Сообщения, что у французской стороны могут возникнуть проблемы при заключении контракта на поставку истребителей Rafale, объявленных в 2012 году победителями индийского тендера MMRCA, появились довольно скоро: цена истребителей была явно выше определенного условиями тендера потолка в 10 миллиардов за 126 машин, а условия сделки, на которые были готовы французы, серьезно отличались от тех, с чем могла согласиться индийская сторона.

«Срыв маловероятен, но возможен, — полагает Константин Макиенко. — В пользу французов работает индийская бюрократия — запущенный процесс отменить трудно, но сделка в любом случае очень сложная и затратная как по ресурсам, так и по времени», — отмечает эксперт.

«Можно выделить несколько основных трудностей, серьезно тормозящих проект, — продолжает Константин Макиенко. — Во-первых, это требования Индии по трансферу технологий и изменению технического облика машины, в том числе, не исключено, с использованием оборудования индийского производства. Во-вторых, сложности с самим Dassault: французская фирма — крайне неуступчивый, даже, наверное, высокомерный партнер, что уже создало им немало проблем. Они проиграли южнокорейский и сингапурский тендеры — здесь, правда, сыграло роль и американское давление. Но бразильский контракт и почти подписанную сделку с Марокко они упустили исключительно по своей вине, равно как сами же не сумели воспользоваться обстановкой в Алжире, сложившейся после отказа этой страны от российских МиГ-29СМТ. В итоге французы продали 24 машины в Египет, где ожидается скорое подписание контракта, но Египет не предъявляет и малой доли требований, на которых настаивает Индия. Там не играет роли ни технический облик, ни трансфер технологий, ни офсетные программы (программы реинвестирования части полученного от экспорта дохода в экономику страны-импортера — прим. Интерполит.ру) : просто закупают 24 истребителя, вдобавок за чужие деньги (финансовую поддержку перевооружения ВС Египта сегодня обеспечивает Саудовская Аравия — прим. Интерполит.ру).

В-третьих, достаточно сложно согласовать цену. Индийцы — очень жесткие переговорщики, продавливающие продавца на понижение цены, Dassault, в свою очередь, не склонна поддаваться, а время идет, и цены растут.

Дополнительные сложности возникли из-за того, что сделка попала под индийский электоральный цикл. Предыдущее правительство под конец своего срока не было склонно форсировать решение, а после победы на выборах «Бхаратия Джаната парти» (БДП) все пришлось начинать, по сути, с нуля — новым руководителям требуется время, чтобы просто войти в тему. Наконец, есть ощутимая разница в подходах ВВС Индии и индийской же промышленности: если ВВС заинтересованы в новом самолете, то индийский авиапроизводитель, компания HAL, комфортно чувствует себя в "Суховской"/"Иркутской" технологической среде, к которой она привыкла с освоением производства Су-30МКИ и постепенной их локализацией. Смена этой среды не будет легкой».


Каковы возможные альтернативы?

Индийская Business Standard, вбросившая очередную порцию информации о готовности Индии отказаться от французских истребителей аккурат к началу стартующего 18 февраля авиасалона в Бангалоре, назвала следующие альтернативные решения: увеличение объема заказа на российские истребители Су-30МКИ корпорации «Иркут» (Индия заказала 272 эти машины, сборка из российских машинокомплектов должна завершиться к 2018 году), расширение закупок собственного индийского истребителя HAL Tejas (первый передан ВВС 17 января 2015-го) и интенсификация работ по совместному с Россией проекту Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA), в рамках которого на основе российского истребителя Т-50 КБ Сухого разрабатывается истребитель пятого поколения. Первоначально участвовавший в конкурсе истребитель МиГ-35, по имеющимся данным, не рассматривается.

«Ключевым элементом альтернативного решения должна стать отмена собственно тендера MMRCA, за последние 10 с лишним лет утратившего всякий военный и технологический смысл, — полагает Константин Макиенко. — Все начиналось в 2000 году с идеи закупить 126 истребителей на замену уходящим МиГ-21, и в качестве единственного претендента рассматривался Mirage-2000, отлично зарекомендовавший себя в Каргильском конфликте 1999 года. Во всяком случае, технические требования ВВС писались именно под эту машину. К середине 2000-х индийцы, не без влияния США, решили организовать конкурс и изменили условия, убрав ограничение максимального взлетного веса в 20 тонн, чтобы дать возможность поучаствовать в отборе самолету F/A-18E/F Super Hornet. К этому моменту французы ликвидировали сборочную линию самолетов Mirage-2000 и его в качестве претендента на индийский заказ сменил Rafale.

Так родился тендер, число участников которого быстро выросло: свои машины предложили и другие европейские производители: EADS с "Тайфуном" и SAAB с "Грипеном". Наши выдвинули последнюю разработку на платформе МиГ-29, сначала как МиГ-29ОВТ, затем под индексом МиГ-35. США добавили к F/A-18 еще и F-16. С таким набором решение не могло быть быстрым». 


    

Eurofighter Typhoon (слева) и JAS 39 Gripen

Су-30МКИ (слева) и МиГ-29ОВТ

    


«На данный момент ситуация сложилась не лучшим для ВВС Индии образом, — добавляет Макиенко. — Даже если контракт на поставку Rafale будет заключен, то это грозит Индии огромными расходами — около 20 миллиардов долларов, а возможно, и больше, при этом парк окажется морально устаревшим. В 2015 году выбирать платформу четвертого поколения можно лишь в качестве промежуточного решения. Долгосрочным вариантом должна быть лишь платформа пятого поколения.

Даже если контракт сейчас подпишут, первые машины ВВС Индии получат в 2017 году, а самолеты собственно индийской сборки будут переданы в ВВС не раньше 2020-2021 годов. По условиям тендера производитель предоставляет Индии 18 самолетов, остальные собираются на месте с постепенным ростом локализации. Значит, программа завершится не ранее 2028 года при самом оптимистичном развитии событий. К этому времени возраст платформы превысит 40 лет (первый полет Rafale состоялся в 1986-м). А Китай будет активно переоснащать свои ВВС самолетами пятого поколения, прежде всего — типа J-31, заодно перевооружая ими же ВВС Пакистана».

«Здесь возможен бинарный вариант, — отмечает Макиенко. — В первую очередь Индии надо закрыть "окно", чтобы не допустить проседания численности ВВС. Они могут это сделать увеличением объемов закупки Су-30МКИ на 60-70 машин, закупкой на МиГе дополнительного числа самолетов МиГ-29 в модификации UPG, но не модернизированных старых, а именно самолетов новой постройки, а также приобретением партии подержанных Mirage-2000, например в ОАЭ. Это позволит решить проблему "здесь и сейчас", затратив около 10 миллиардов долларов.

На перспективу же Индии необходимо помимо активизации FGFA вплотную заняться проектом легкого/среднего истребителя пятого поколения (AMCA), возможно, сделав его международным. Это очевидный шанс и для нашей Объединенной авиастроительной корпорации: Россия может предложить Индии совместную программу, особенно с учетом, что и наши ВВС нуждаются в подобной машине. Причем возможны дополнительные стимулирующие аргументы — например, выступить Индии в роли системного интегратора, что даст местной промышленности дополнительный и очень важный опыт».


Насколько связана проблема Rafale с поведением Франции в вопросе передачи России кораблей типа Мистраль?

Некоторые СМИ, прежде всего отечественные, быстро увязали эти два вопроса, придя к выводу, что срыв контракта на поставку оплаченных и построенных кораблей для ВМФ России может повлиять на решение Индии относительно выбора перспективного самолета для своих ВВС. Константин Макиенко с этим не согласен: «Не думаю, что здесь стоит искать связь, — отметил эксперт. — Индийцы достаточно индифферентно относятся к этой проблеме».

*** 

Комментируя ситуацию, вынесенную в заголовок и в последний раздел данной заметки, можно, однако, сказать следующее. Независимо от того, насколько ситуация с «Мистралями» влияет на решения руководства Минобороны и правительства Индии, само совпадение двух подобных эпизодов может оказать серьезное негативное воздействие как на общественное мнение, так и на экспертное сообщество и лиц, принимающих решение. В подобных вопросах заказчики, готовые расстаться с крупными средствами, прежде всего стремятся к минимизации рисков — а безрисковыми покупки оружия у Франции и других стран ЕС сегодня не назовешь, особенно для тех, кто имеет или может потенциально иметь проблемы в отношениях с ЕС и НАТО. Хотя Франция в течение десятилетий была едва ли не единственным регулярным западным поставщиком для «проблемных» стран, к которым предъявлялись претензии по части как внутренней, так и внешней политики. На этом поле она прямо конкурировала с СССР и сегодня продолжает конкурировать с Россией.

Насколько это скажется на объемах военного экспорта Франции в дальнейшем, можно лишь предполагать.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?