17.02.2015, 02:36
От «Рафаля» до «Мистраля»
От «Рафаля» до «Мистраля»Международная военная политика
Военному экспорту Франции грозит черный год.

Самый крупный оружейный контракт Франции под угрозой: индийское руководство угрожает отказом от закупки истребителей Rafale ввиду завышенной цены этих самолетов. С другой стороны, «подвешенный» контракт с Россией на поставку кораблей типа «Мистраль» грозит Парижу, помимо потери доходов, ударом по репутации. Мы разбирались в ситуации с помощью военного эксперта, заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константина Макиенко.


Насколько велик риск срыва контракта на Rafale?

Сообщения, что у французской стороны могут возникнуть проблемы при заключении контракта на поставку истребителей Rafale, объявленных в 2012 году победителями индийского тендера MMRCA, появились довольно скоро: цена истребителей была явно выше определенного условиями тендера потолка в 10 миллиардов за 126 машин, а условия сделки, на которые были готовы французы, серьезно отличались от тех, с чем могла согласиться индийская сторона.

«Срыв маловероятен, но возможен, — полагает Константин Макиенко. — В пользу французов работает индийская бюрократия — запущенный процесс отменить трудно, но сделка в любом случае очень сложная и затратная как по ресурсам, так и по времени», — отмечает эксперт.

«Можно выделить несколько основных трудностей, серьезно тормозящих проект, — продолжает Константин Макиенко. — Во-первых, это требования Индии по трансферу технологий и изменению технического облика машины, в том числе, не исключено, с использованием оборудования индийского производства. Во-вторых, сложности с самим Dassault: французская фирма — крайне неуступчивый, даже, наверное, высокомерный партнер, что уже создало им немало проблем. Они проиграли южнокорейский и сингапурский тендеры — здесь, правда, сыграло роль и американское давление. Но бразильский контракт и почти подписанную сделку с Марокко они упустили исключительно по своей вине, равно как сами же не сумели воспользоваться обстановкой в Алжире, сложившейся после отказа этой страны от российских МиГ-29СМТ. В итоге французы продали 24 машины в Египет, где ожидается скорое подписание контракта, но Египет не предъявляет и малой доли требований, на которых настаивает Индия. Там не играет роли ни технический облик, ни трансфер технологий, ни офсетные программы (программы реинвестирования части полученного от экспорта дохода в экономику страны-импортера — прим. Интерполит.ру) : просто закупают 24 истребителя, вдобавок за чужие деньги (финансовую поддержку перевооружения ВС Египта сегодня обеспечивает Саудовская Аравия — прим. Интерполит.ру).

В-третьих, достаточно сложно согласовать цену. Индийцы — очень жесткие переговорщики, продавливающие продавца на понижение цены, Dassault, в свою очередь, не склонна поддаваться, а время идет, и цены растут.

Дополнительные сложности возникли из-за того, что сделка попала под индийский электоральный цикл. Предыдущее правительство под конец своего срока не было склонно форсировать решение, а после победы на выборах «Бхаратия Джаната парти» (БДП) все пришлось начинать, по сути, с нуля — новым руководителям требуется время, чтобы просто войти в тему. Наконец, есть ощутимая разница в подходах ВВС Индии и индийской же промышленности: если ВВС заинтересованы в новом самолете, то индийский авиапроизводитель, компания HAL, комфортно чувствует себя в "Суховской"/"Иркутской" технологической среде, к которой она привыкла с освоением производства Су-30МКИ и постепенной их локализацией. Смена этой среды не будет легкой».


Каковы возможные альтернативы?

Индийская Business Standard, вбросившая очередную порцию информации о готовности Индии отказаться от французских истребителей аккурат к началу стартующего 18 февраля авиасалона в Бангалоре, назвала следующие альтернативные решения: увеличение объема заказа на российские истребители Су-30МКИ корпорации «Иркут» (Индия заказала 272 эти машины, сборка из российских машинокомплектов должна завершиться к 2018 году), расширение закупок собственного индийского истребителя HAL Tejas (первый передан ВВС 17 января 2015-го) и интенсификация работ по совместному с Россией проекту Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA), в рамках которого на основе российского истребителя Т-50 КБ Сухого разрабатывается истребитель пятого поколения. Первоначально участвовавший в конкурсе истребитель МиГ-35, по имеющимся данным, не рассматривается.

«Ключевым элементом альтернативного решения должна стать отмена собственно тендера MMRCA, за последние 10 с лишним лет утратившего всякий военный и технологический смысл, — полагает Константин Макиенко. — Все начиналось в 2000 году с идеи закупить 126 истребителей на замену уходящим МиГ-21, и в качестве единственного претендента рассматривался Mirage-2000, отлично зарекомендовавший себя в Каргильском конфликте 1999 года. Во всяком случае, технические требования ВВС писались именно под эту машину. К середине 2000-х индийцы, не без влияния США, решили организовать конкурс и изменили условия, убрав ограничение максимального взлетного веса в 20 тонн, чтобы дать возможность поучаствовать в отборе самолету F/A-18E/F Super Hornet. К этому моменту французы ликвидировали сборочную линию самолетов Mirage-2000 и его в качестве претендента на индийский заказ сменил Rafale.

Так родился тендер, число участников которого быстро выросло: свои машины предложили и другие европейские производители: EADS с "Тайфуном" и SAAB с "Грипеном". Наши выдвинули последнюю разработку на платформе МиГ-29, сначала как МиГ-29ОВТ, затем под индексом МиГ-35. США добавили к F/A-18 еще и F-16. С таким набором решение не могло быть быстрым». 


    

Eurofighter Typhoon (слева) и JAS 39 Gripen

Су-30МКИ (слева) и МиГ-29ОВТ

    


«На данный момент ситуация сложилась не лучшим для ВВС Индии образом, — добавляет Макиенко. — Даже если контракт на поставку Rafale будет заключен, то это грозит Индии огромными расходами — около 20 миллиардов долларов, а возможно, и больше, при этом парк окажется морально устаревшим. В 2015 году выбирать платформу четвертого поколения можно лишь в качестве промежуточного решения. Долгосрочным вариантом должна быть лишь платформа пятого поколения.

Даже если контракт сейчас подпишут, первые машины ВВС Индии получат в 2017 году, а самолеты собственно индийской сборки будут переданы в ВВС не раньше 2020-2021 годов. По условиям тендера производитель предоставляет Индии 18 самолетов, остальные собираются на месте с постепенным ростом локализации. Значит, программа завершится не ранее 2028 года при самом оптимистичном развитии событий. К этому времени возраст платформы превысит 40 лет (первый полет Rafale состоялся в 1986-м). А Китай будет активно переоснащать свои ВВС самолетами пятого поколения, прежде всего — типа J-31, заодно перевооружая ими же ВВС Пакистана».

«Здесь возможен бинарный вариант, — отмечает Макиенко. — В первую очередь Индии надо закрыть "окно", чтобы не допустить проседания численности ВВС. Они могут это сделать увеличением объемов закупки Су-30МКИ на 60-70 машин, закупкой на МиГе дополнительного числа самолетов МиГ-29 в модификации UPG, но не модернизированных старых, а именно самолетов новой постройки, а также приобретением партии подержанных Mirage-2000, например в ОАЭ. Это позволит решить проблему "здесь и сейчас", затратив около 10 миллиардов долларов.

На перспективу же Индии необходимо помимо активизации FGFA вплотную заняться проектом легкого/среднего истребителя пятого поколения (AMCA), возможно, сделав его международным. Это очевидный шанс и для нашей Объединенной авиастроительной корпорации: Россия может предложить Индии совместную программу, особенно с учетом, что и наши ВВС нуждаются в подобной машине. Причем возможны дополнительные стимулирующие аргументы — например, выступить Индии в роли системного интегратора, что даст местной промышленности дополнительный и очень важный опыт».


Насколько связана проблема Rafale с поведением Франции в вопросе передачи России кораблей типа Мистраль?

Некоторые СМИ, прежде всего отечественные, быстро увязали эти два вопроса, придя к выводу, что срыв контракта на поставку оплаченных и построенных кораблей для ВМФ России может повлиять на решение Индии относительно выбора перспективного самолета для своих ВВС. Константин Макиенко с этим не согласен: «Не думаю, что здесь стоит искать связь, — отметил эксперт. — Индийцы достаточно индифферентно относятся к этой проблеме».

*** 

Комментируя ситуацию, вынесенную в заголовок и в последний раздел данной заметки, можно, однако, сказать следующее. Независимо от того, насколько ситуация с «Мистралями» влияет на решения руководства Минобороны и правительства Индии, само совпадение двух подобных эпизодов может оказать серьезное негативное воздействие как на общественное мнение, так и на экспертное сообщество и лиц, принимающих решение. В подобных вопросах заказчики, готовые расстаться с крупными средствами, прежде всего стремятся к минимизации рисков — а безрисковыми покупки оружия у Франции и других стран ЕС сегодня не назовешь, особенно для тех, кто имеет или может потенциально иметь проблемы в отношениях с ЕС и НАТО. Хотя Франция в течение десятилетий была едва ли не единственным регулярным западным поставщиком для «проблемных» стран, к которым предъявлялись претензии по части как внутренней, так и внешней политики. На этом поле она прямо конкурировала с СССР и сегодня продолжает конкурировать с Россией.

Насколько это скажется на объемах военного экспорта Франции в дальнейшем, можно лишь предполагать.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Геополитика  20.02.2017
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».
Геополитика  18.02.2017
В США сенаторы и конгрессмены предложили принять закон, разрешающий начать поставки ракет средней и малой дальности (РСМД) в Европу и другим союзникам Вашингтона. По их словам, эта инициатива стала ответом на нарушения Россией двустороннего соглашения об этих вооружениях. Авторы законопроекта хотят «дать президенту Трампу инструменты», позволяющие вернуться к концепции бывшего президента США Рональда Рейгана «мир через силу».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?