20.03.2015, 13:15
Освободительная армия Европы
Освободительная армия ЕвропыМеждународная военная политика
Российский МИД потребовал дополнительные разъяснения насчет идеи создания единой европейской армии, озвученной председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером в интервью Die Welt.

Хотя зачем, если и так все предельно прозрачно: по словам главного еврокомиссара, такая армия должна стать не только «сдерживающим фактором» в отношении России и серьезным сигналом о готовности Старого Света «отстаивать европейские ценности», но и инструментом внешней и оборонной политики, без которого невозможно вернуть те времена, когда слово ведущих европейских государств «вызывало уважение, а не ухмылки». Причем ключевое слово в этом пассаже все-таки не «Россия», а именно «уважение», с чем у Европы возникли большие проблемы после Второй мировой войны, когда она оказалась под патронажем США.

Надо отметить, что и прежде Вашингтон не слишком деликатничал с европейскими партнерами, однако события вокруг Украины показали, что даже слон в посудной лавке – это еще не самое сильное определение американского политического стиля. Для начала Европе выкрутили руки и заставили присоединиться к санкциям против России, которые чувствительно ударили и по европейской экономике. Но это было только начало. Можно представить, как скрипели зубами рафинированные европейские политики, когда их принялись учить жизни сбитый летчик Джон Маккейн и нахватавшаяся на российском пароходе неформальной лексики (ходит такая шутка от Джен Псаки) помощник государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд. Ну а последней каплей терпения, вероятнее всего, стала навязчивая идея Госдепа оснастить Украину летальным оружием и как следствие – вероятность перерастания локального вооруженного конфликта в Донбассе в полномасштабную войну в Европе.

Америке что, она за океаном, а вот европейские лидеры серьезно задумались над такой совсем не радужной перспективой. Именно на этом фоне и был пущен в ход «нормандский квартет», первые скрипки в котором сыграли европейские тяжеловесы Ангела Меркель и Франсуа Олланд. Не приходится сомневаться, что идея единой европейской армии тоже возникла не без их участия. Что вполне закономерно, поскольку в ЕС давно уже убедились: при тотальной военной зависимости от НАТО, где США абсолютно доминируют, Европе век не видать политической самостоятельности и никогда не стать полноценным конкурентом Америке. Так что европейскую армию, если она когда-нибудь появится, в определенном смысле вполне можно назвать освободительной.

…А тут и случай удобный появился, когда европейские военные приготовления, которые в США считают проявлением сепаратизма и нарушением североатлантического единства, можно списать на «российскую военную угрозу».

После 1991 года и временно наступившей эйфории европейцы вдруг осознали, что принципиально для них ничего не изменилось: холодная война закончилась тем же, чем заканчиваются любые войны – разделом территорий и сфер влияния. И если прежде Восточную Европу всецело контролировал СССР, то теперь и она оказалась под юрисдикцией США, разница – исключительно в режиме оккупации, причем еще не факт, что при Советах было хуже.


Своя игра

По крайней мере – может быть, и не в такой радикальной форме, как на востоке (события в Венгрии, Германии, Чехословакии, Польше), – Западная Европа тоже регулярно пыталась освободиться от своего «старшего брата». Причем под «ключом к свободе», открывающим возможность проводить политику без оглядки на «американских выскочек», подразумевались собственные вооруженные силы.

Так что Жан-Клод Юнкер никакой не первопроходец. Еще в 1952 году Франция, Германия, Италия и страны Бенилюкса предприняли попытку создать общую оборонительную армию. Однако эта идея не прошла через французский парламент – якобы благодаря усилиям голлистов и коммунистов, но скорее всего не обошлось также без НАТО и Советского Союза, который всегда слишком буквально понимал военную угрозу со стороны Запада.

В декабре 1991 года в Маастрихте лидеры 12 стран – членов ЕС официально ввели в оборот термин «европейское единство обороны», и это уже было серьезно, поскольку в структуре НАТО образовывалась неподконтрольная Америке «дыра» – частично власть на этом «пространстве» должна была перейти Западноевропейскому союзу (ЗЕС) как военному органу Брюсселя. Более того, в мае 1992 года Франция и Германия объявили о создании смешанного армейского корпуса, который должен был стать прообразом будущей европейской армии. И действительно, Еврокорпус был создан и даже прошел боевое крещение в Боснии и Герцеговине, а также в Косово и Афганистане, но до европейской армии он так и не дорос, поскольку в 2001 году сам ЗЕС приказал долго жить.

Насколько удачно сложится судьба «армии Юнкера», тоже большой вопрос. Например, министр иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя идею евроармии считает хоть и привлекательной, но несвоевременной, поскольку, по его мнению, Европа сегодня никак не потянет столь внушительные военные расходы.


Кто идет под знаменем

Есть мнение, что идея евроармии принадлежит отнюдь не главному еврокомиссару Жан-Клоду Юнкеру, а самой Ангеле Меркель, которая предпочитает оставаться в тени. Но пока канцлер безмолвствует, за нее говорят цифры.

Несмотря на то что государствам – участникам НАТО было предписано тратить на оборону не менее 2% ВВП, военные расходы «основного локомотива Европы» десятилетиями колебались в пределах 1–1,3% ВВП, что в немалой степени и предопределило германское экономическое чудо. Но сегодня Берлин заявляет, что в текущем году военный бюджет будет увеличен более чем вдвое – с 37 млрд евро в год до 74 млрд. Но чтобы прежде времени не раздражать «старшего брата», федеральный канцлер Меркель поспешила уточнить: европейская армия является «проектом будущего», а на данный момент «Европа нуждается в углублении военного сотрудничества».

Сразу же оставим за скобками так называемую русскую военную угрозу. К идее создания общеевропейской армии в Германии отнеслись с таким энтузиазмом и так быстро ее подхватили, что не приходится сомневаться: Берлин давно ждал удобного повода, чтобы поделиться с Европой и миром своими военно-политическими планами, у которых на континенте имеются как союзники, так противники. Кого больше – вопрос открытый, потому что бацилла (в хорошем смысле этого слова) независимости уже поразила европейский истеблишмент и перегруппировка сил неизбежна.

Cовершенно очевидно, что в создании единой европейской армии Германия заинтересована больше других. Но реализация этого проекта потребует более тесной политической интеграции и отказа от части национального суверенитета. Впрочем, игра стоит свеч, поскольку в случае успешной интеграции вокруг евроармии у Берлина появятся прямые рычаги влияния на политику стран Евросоюза изнутри. Здесь просматривается прямая аналогия с НАТО, являющейся политическим инструментом Вашингтона. Армии ЕС – инструмент Берлина.

Что касается Вашингтона, то там, безусловно, отдают отчет, какая «каша» сейчас приготавливается в европейском политическом котле. Отлично понимают за океаном и то, что антироссийский мотив создания единой европейской армии на самом деле является лишь дымовой завесой, в реальности же интеграционный процесс, сконцентрированный вокруг Берлина и отчасти Парижа, направлен на снижение затянувшегося (по мнению европейского истеблишмента, слишком уж надолго) американского влияния в Европе.

Но американцы сами виноваты, уж очень бесцеремонно они выкручивали Европе руки, заставляя колыбель демократии поддерживать одни антирусские санкции за другими.


Бизнес-проект

Впрочем, у этого сладкого слова «свобода» в германском исполнении помимо политического имеется и ярко выраженный экономический подтекст. Дело в том, что последние годы из-за отсутствия заказов и дефицита инвестиций добрая половина немецкого промышленного оборудования, как утверждается в докладе для бундестага, простаивала. А кризис и разрыв экономических отношений с Россией только усугубил ситуацию.

При этом хорошо известно, что если не война (упаси бог, конечно!), то по крайней мере активное военное строительство является испытанным локомотивом вытаскивания экономики из застоя. А глава правительства Евросоюза Жан-Клод Юнкер, что уже давно не секрет, является крупным лоббистом мирового масштаба. Поэтому его заявление о том, что европейская армия «значительно сэкономит, покупая вооружение, разработанное совместными усилиями», с полным основанием можно считать оговоркой по Фрейду. Действительно, если проект евроармии состоится, перед военно-промышленным комплексом Старого Света откроются весьма заманчивые перспективы.

Оно и понятно: одно дело втридорога закупать оружие и боевую технику по линии НАТО у американских концернов военного профиля, другое – изготавливать самим. Самим и продавать, причем не обязательно по бросовым ценам: потеряли на импорте в Россию станков и автомобилей, так почему бы не поправить свое материальное положение на российской военной угрозе?

Впрочем, новая объединительная идея Европы на военной почве пока что пребывает в чернильнице и в политических умах. Ее обсуждение намечается на ближайшем саммите Евросоюза, который состоится в июне. Вот тогда и посмотрим, получит ли Европа свободу и независимость. Что же касается России, то потенциальных врагов у нее так много, что евроармия погоды уже не сделает.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  20.01.2018
Пентагон официально признал, что в России разрабатывается оружие сдерживания принципиально нового типа, которое существенно превышает возможности традиционных межконтинентальных ядерных ракет как по мощности, так и по скрытности подготовки нанесения удара. Речь идет о ядерной торпеде, имеющей дальность 10000 км и мощность заряда до 100 мегатонн.
Геополитика  18.01.2018
Никто ни в Минске, ни в Киеве и не делает секрета из того, что упомянутые бронированные армейские автомобили «Казак Богдан», уже воюющие за Донбасс, это, вообще-то урожденные белорусские тягачи МАЗ-6425. В Черкассах просто осуществляют «отверточную» сборку машинокомплектов, которые регулярно получают от Минского автомобильного завода. Соответствующее соглашение было подписано в марте 2016 года.
Мировой ВПК  17.01.2018
Немецкий журнал «Штерн» переживает за скорую судьбу американских авианосцев. «Эти корабли („Петр Великий“ и „Адмирал Нахимов“) превратят океаны в опасные воды для американских авианосцев», — говорится в статье Гернота Крампера. Впрочем, сначала автор говорит, что два эти крейсера — пережиток прошлого. Их водоизмещение громадно — 25 тыс. тонн. Они неповоротливы. У них огромные экипажи — 1100 человек. Промахнуться, обстреливая их даже из самого несовершенного оружия, невозможно. Поскольку высота ракетных крейсеров — 59 метров, длина — 250 метров, а ширина — 28 метров.
Мировой ВПК  16.01.2018
Уже более года эсминец «Замволт» находится в составе американского флота. Но все еще не решен вопрос о том, какие снаряды будут использованы в его артиллерийской установке, сообщили на прошлой неделе официальные представители ВМС США журналу Defense News.
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.