09.01.2015, 12:05
Окно на Восток
Окно на ВостокМеждународная военная политика
Как Азия поможет рывку России в современный мир.

Проблема обозначившегося в последние месяцы «разворота в Азию» состоит в немалой степени в ее сугубо идеологической, причем сиюминутной оценке нашими публицистами. Безусловно, логику «нам надо идти по пути Украины, ибо это европейский выбор, а это – всегда хорошо» сложно признать сколько-нибудь содержательной. Но в равной степени сложно счесть таковой и обратную ей, утверждающую, что «надо идти на Восток, ибо это не нравится либералам». Вопрос состоит в конкретных экономических плюсах России от того или иного варианта развития, а не в голых пропагандистских идеологемах.

Тактическиe плюсы союза с Китаем очевидны. Открытый 1 сентября лично Владимиром Путиным газопровод «Сила Сибири» гарантирует России крупные валютные поступления в условиях, когда санкции и падение цен на нефть сильно ударили по доходной части бюджета страны, а строительство «Южного потока» на его финальном распределяющем участке в Венгрии прямо блокируется из Брюсселя, вплоть до организации в Будапеште с конца октябре местной версии Евромайдана.

Но проблема России, что все наши ходы – сугубо тактические, направленные максимум на год-два вперед. А мыслить надо стратегически, как это принято на Западе и тем более в Азии.

Надо понимать, что стратегические интересы китайского государства и народа – здесь они вполне совпадают – в отношении сопредельных и даже не очень стран состоят в обеспечении беспрепятственного доступа к их сырьевым ресурсам и в открытии рынка для опять же беспрепятственного проникновения туда дешевых китайских товаров. То есть, в ситуации с Россией – чтобы наши газ, разные полезные ископаемые, лес-кругляк, рыба и прочее уходили в Китай, а обратно к нам шли изготовленные на их же основе товары китайской промышленности. Такой союз, конечно, России не нужен. Хотя он весьма вероятен, если сотрудничество с Китаем не будет иметь четких и продуманных целей и будет объясняться лишь желанием переориентироваться «по-быстрому» с Запада на Поднебесную политически и экономически. Мол, получите там в Европе и Штатах, мы теперь дружим назло вам с Пекином, а богатые китайцы нам дадут еще и много-много денег, которых вы нам теперь давать не хотите. Все это обстоит отнюдь не так.

Дело в том, китайцы в отличие от каких-нибудь BP или Total за свои вложенные деньги хотят не просто долю в капитале, а вполне реального участия в управлении компанией. А придя к последнему, они заинтересованы в развитии российской промышленности лишь в ключе, описанном выше. То есть их инвестиции пойдут сугубо в добывающие отрасли, увеличивая их производительность и направляя все извлеченное из недр в Поднебесную, а вот создавать себе у нас конкурентов в обрабатывающих отраслях китайцы не намерены. Наоборот, получив рычаги влияния, могут приложить все усилия, дабы наше же сырье на российские предприятия и не попадало вовсе, ибо китайцам оно нужнее на своих заводах. Добавленная стоимость, знаете ли, рабочие места…

Возможно, конечно, в России китайцы и построят какие-то новые заводы – но разве что для сборки автомобилей собственных марок, как это делали ранее американцы, французы и корейцы. Возможно, в каких-то регионах с высокой рождаемостью и безработицей они смогут найти рабочую силу по ценам даже ниже, чем в промышленных зонах у Гонконга или Шанхая. Но превратиться в «сборочный цех» для Китая, еще недавно выступавшего в качестве такового для всего прочего мира, это как-то совсем уж малопочетно для России, претендующей на статус мировой экономической сверхдержавы. Соперничать за статус «новой страны третьего мира с дешевым производством» с тем же Вьетнамом, который в последние годы стал более привлекательным для западных производителей, нежели уже «слишком дорогой» в плане рабочей силы Китай? Это явно тупиковый вариант развития.

Но значит ли это, что союз с Китаем и вообще азиатскими странами для нас невыгоден вообще? Разумеется, нет. Надо просто отрешиться от давно устаревшего взгляда на них как на некую безусловную «архаику и отсталость», просто потому, что это, мол, Азия.

«Азиатские тигры» – Сингапур, Тайвань, Южная Корея и Гонконг, вошедший в 1997 году в состав Китайской народной республики – являются очень передовыми странами в плане развития технологий. При этом, в отличие от Японии, они отказались, несмотря на давление Вашингтона, поддержать санкции против России. Поэтому в условиях, когда для нас закрыт доступ к современным технологиям на Западе, мы можем получить их в этих азиатских странах. О важности этого аспекта сотрудничества, например, еще в августе сего года прямо заявил генеральный директор холдинга «Росэлектроника» Андрей Зверев. Он также отметил, что «экономические санкции пошли на пользу российской отрасли электроники, так как государство обратило на радиоэлектронную отрасль пристальное внимание», ибо необходимо «поддержание на должном уровне оборонного сектора и промышленности в условиях санкций». При этом речь должна идти не о покупке в этих странах заводов, как было когда-то с «Фиатом» в Тольятти, а о приобретении новых технологий и налаживании полных технологических циклов на российских предприятиях.

Развитие технопарков – это именно то, в чем Россия может поучиться у Сингапура или Гонконга. И, на самом деле, учится. Выразительный пример, описанный в сентябре с.г. в «Русском репортере»: развитие в последние годы мощного IT-кластера в Казани прямо вдохновлялось опытом сингапурского мэра Ли Куан Ю, чья книга «Из третьего мира – в первый» стала для татарстанских чиновников буквально настольной. Члена правительства и мэрии ездили вживую знакомиться с сингапурским опытом. Итог – с 2008 года доля IT возросла в валовом региональном продукте Татарстана до рекордных по России 3,19%, работающие в казанском IT-парке компании с нуля достигли миллиардных оборотов. В городе открыт IT-колледж, в Казанском федеральном университете – IT-факультет…

Над этим работают не только в Сингапуре, но в Гонконге, где на 22 гектарах размещен целый технопарк, посвященный развитию мелкого высокотехнологичного бизнеса, идеи для которого отслеживают представительства технопарка по всему миру. Между прочим, в последние годы стажировка в этом китайском мегаполисе и этом технопарке входит и в президентскую программу подготовки высших управленческих кадров, причем из самых разных регионов – от Твери до Новосибирска. Среди других стран, посещаемых с целью «проектно-ориентированных стажировок», значатся Южная Корея и Сингапур. Просто об этом у нас мало кто пишет за пределами сайтов местных администраций.

Наконец, банально и опыт эффективного управления крупным современным городом, включая повсеместное озеленение и дороги без пробок – это также то, чему Россия могла бы с пользой для себя поучиться в Сингапуре. А кроме того – умелой государственной политике в национальной сфере, включающей квотирование мест, исходя из долей каждой национальности в общем населении, не только в руководстве госкомпаний, но и в новых домах, строящихся в этом островном государстве. Это исключает конфликты в обществе, где численно доминируют, кстати, те же китайцы. «Всех поразила четкая устремленность и слаженность в создании интеллектуальной нации, – отметила по посещении Сингапура в прошлом году гендиректор Российского союза IT-директоров Елена Максимова. – И это общая идея дает свои результаты: высокий уровень жизни, неазиатская безопасность каждого жителя и гостя страны, желание работать, технологичность во всем».

Вот об этом должна идти речь – а не о обсуждении виртуальных образов «европейского выбора» (в той же Украине изначально предполагавшего еще год назад разрушение всего собственного высокотехнологичного производства) или союза с «архаичным Востоком».

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.